Динара Алиева: «У меня две родины»

24.02.2012

Нара ШИРАЛИЕВА

В ее активе — ведущие партии в «Трубадуре» и «Травиате», «Царской невесте» и «Евгении Онегине», «Дон Жуане» и «Богеме». Молодая сопрано Динара Алиева — лицо сегодняшнего Большого театра.

В труппу пришли солисты нового поколения: они свободно перемещаются по миру и сами решают, где им стоит появляться. Динара Алиева в этом выборе на редкость требовательна, она выступает на именитых сценах только тогда, когда уверена в качестве постановки.

культура: Итак, после того как Вы спели партию Лю в «Турандот», Вас пригласили в труппу Большого театра. Страшно не было — вот так сразу и на главную сцену страны?

Алиева: Было, и даже очень. Великий театр, на сцене которого пели Образцова, Архипова, Вишневская. Но со мной происходит странная вещь: как только я выхожу на сцену, забываю обо всем, в том числе и о страхе. Думаю только о том, что пою и какой образ сегодня мой.

культура: Но это артистический страх. А если говорить о чисто человеческом — перед интригами и жесточайшей конкуренцией?

Алиева: Такой момент есть. Но я выбрала этот путь — быть певицей, наверное, это было подсказано мне Богом, ведь изначально я училась по классу фортепьяно. Так что стараюсь следовать своему призванию и быть такой, какая есть, не играя и не притворяясь.

культура: А откуда взялся имидж человека закрытого и довольно жесткого, недоброжелатели даже сказали бы — высокомерного?

Алиева: Ну, если только недоброжелатели… Люди, которые меня хоть чуть-чуть знают, никогда не назовут высокомерной, этого во мне нет. Другой вопрос, что мне принципиально важно, чтобы работа была сделана на самом высоком уровне, без всяких компромиссов. А это не всем нравится. Может, поэтому и создается образ человека «не мягкого», но на самом деле я, как большинство женщин, очень ранимая, эмоциональная, просто стараюсь этого не демонстрировать.

культура: А разве солистка Большого театра может позволить себе быть ранимой? Броню не наращиваете, чтобы не так больно было при необходимости держать удар?

Алиева: Думаю, это придет со временем, с опытом. Самый сложный период — это начало, когда ты, во-первых, не уверен в себе, а во-вторых, не очень понимаешь, что происходит вокруг. Потом будет легче…

культура: Думаю, что и такие женщины, как Виолетта из «Травиаты» или Татьяна Ларина, дают Вам силы, когда Вы поете эти партии?

Алиева: Нет, тут все не так просто. Они очень разные, эти героини. Виолетта — да, она сильная, она способна спасти любимого человека ценой собственной жизни. А Татьяна не может действовать самостоятельно в силу воспитания, замкнутого образа жизни. Я совсем по-разному трактую эти образы, но они мои самые любимые. Особенно Виолетта — обожаю этот спектакль, плачу, проживаю его каждый раз, как в первый.

культура: Хочется поговорить о биографических переплетениях. Вы бакинка, начинали работать в Азербайджанском театре оперы и балета. Что было бы, если бы в Вашей творческой биографии не случилось Москвы? Удалось бы столь же успешно выстроить карьеру на Западе?

Алиева: Судьба складывается так, как она складывается. Но, конечно, я всегда говорю о том, что в Москве возможностей для самореализации намного больше — и это притом что я очень люблю свой родной город, скучаю по нему, по театру, по своим друзьям. Но когда у меня спрашивают совета, я говорю: надо ездить, участвовать во всевозможных конкурсах. Правда, в последнее время ситуация в Азербайджане резко изменилась в лучшую сторону. В Баку приезжали эксперты, чтобы прослушать потенциальных участников конкурса в Кардиффе. На конкурсе оперных певцов имени Бюль-Бюля собирается очень представительное жюри, менеджеры из крупнейших театров мира. В этом году будет Евровидение — понятно, что это другой жанр, но все-таки… Азербайджан тоже всегда славился великолепными голосами, причем не только фольклорными. Главное, чтобы была школа, чтобы было не только кого учить, но и кому учить. Если в Баку будут чаще проводить мастер-классы с участием известных педагогов, многие из наших ребят смогут достойно заявить о себе. Я лично своим творчеством стараюсь пропагандировать Азербайджан.

культура: То есть на Западе Вы позиционируете себя как азербайджанская певица?

Алиева: У меня теперь две родины. Знаете, так Муслим Магомаев говорил: «У меня две родины — Баку и Москва». Корни, воспитание, в нас заложенное, всегда при нас, мы никогда не станем абсолютными москвичами, сколько бы тут ни жили. Но это же хорошо, это индивидуальность, которая всегда в цене.

культура: На чьей Вы стороне в вечном противостоянии «дирижер — режиссер»? К чьему мнению скорее прислушаетесь?

Алиева: Я за то, чтобы режиссер мог четко объяснить, что он видит в том или ином образе, почему он поменял эпоху, осовременил, к примеру, ту же «Травиату»...

культура: И тогда там может быть все, вплоть до стриптиза...

Алиева: Эротические сцены — не мой жанр, я никогда не смогу раздеться на сцене.

культура: Даже если это будет та самая партия, о которой Вы мечтали всю жизнь?

Алиева: Нет, не смогу — это противоречит моим нравственным принципам и воспитанию. А если говорить просто о нестандартных ходах в режиссуре, повторюсь, если режиссер может внятно объяснить свою концепцию, как, например, Андрейс Жагарс, в чьем спектакле «Евгений Онегин» в Риге я участвую с огромным удовольствием, то — никаких проблем.

культура: «Евгений Онегин» в Латвийской Национальной опере, в главной партии — азербайджанская певица. По-моему, это здорово…

Алиева: Быть может, это прозвучит нескромно, но мне кажется, я могу по-настоящему исполнять русскую музыку, потому что искренне и глубоко чувствую ее нюансы, пропускаю через себя. На самом деле во мне много кровей: мама русская, бабушка украинка, я росла в русскоязычной семье и русская культура для меня родная. Так что ничего случайного в том, что получается или не получается на сцене, нет. Все зависит от того, что в душе...

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть