Братья по Чубайсу

18.05.2012

Сергей ЛЕСКОВ, Белоруссия

Корреспондент «Культуры» ищет сходства и различия между двумя близкими народами

 Свой первый визит в качестве вновь избранного президента Владимир Путин намеревается 31 мая нанести в Минск. И это логично. Нет никого на свете, кто был бы нам ближе, чем белорусы.  
К какому еще из окрестных народов русские не имеют претензий и про кого еще не сочиняют анекдотов
?

Наука говорит, что русские и белорусы вместе с украинцами являются осколками единого могущественного племени. Россия и Белоруссия создали общее государство, а в 2011 году на нашей границе отменен транспортный и таможенный контроль. Дальнейшее сближение кажется неизбежным. Какие духовные и исторические корни связывают два наших народа?

Иезуиты и шампанское

Полоцк — географический центр Европы. В центре Полоцка, напротив памятника Франциску Скорине, молодые парни пьют шампанское с кремовыми пирожными. «И нашим, и вашим за копейку спляшем», — весело объявляет белокурый здоровяк, стреляя в сторону солнца новой бутылкой. Вокруг ни одной милицейской души, общественность сонно клюет носом, философ Скорина, как настоящий камень, глазом не ведет. Парни облизывают шоколадные пальцы и удовлетворенно икают. Зрелище невозможное для суровой российской действительности, и в голову закрадывается мысль о причинах упадка славного Полоцка, который потерял брутальность и превратился в вегетарианца. Люди, составившие славу Полоцка, пили что-то другое и закусывали иначе.Один из древнейших городов Киевской Руси был столицей могучего княжества в те времена, когда в Москве медведи волков за хвост ловили. Князь Изяслав, сын Владимира Красно Солнышко и его полоцкой жены Рогнеды, положил начало династии. Князь Всеслав Чародей-Оборотень — один из центральных персонажей «Слова о полку Игореве». Он княжил и в Киеве, это первый случай в нашей истории, когда лидер государства был избран демократическим путем, по воле граждан, но его княжение было недолгим. Полоцк был настолько влиятельным, что главный герой русской истории Александр Невский счел за счастье сочетаться браком с полоцкой княжной Александрой, а ныне гордые литовцы в ту эпоху выглядели рядом с русскими полочанами, как троглодиты.

Разуму царя Соломона были недоступны три вещи: путь птицы в небе, путь рыбы в воде и путь мужчины к сердцу женщины. История поставила четвертую, не менее неразрешимую проблему – пути возвышения и гибели царств. Век от века Полоцк хирел и докатился до глухой провинции, так что не поверишь, что отсюда вышел Симеон Полоцкий, воспитатель детей царя Алексея Михайловича, в том числе и Петра I. В конце XVI столетия, когда Полоцк входил в состав Великого княжества Литовского, где был самым богатым городом, он впервые был отвоеван Москвой. Поход Ивана Грозного сопровождался тотальным сожжением города, а также первым в нашей истории еврейским погромом, когда в Западной Двине было утоплено несколько сотен иудеев. При этом царь прикрывался Крестом Ефросинии Полоцкой, быть может, самой древней реликвией русского православия.

Судьба реликвии — сюжет для исторического детектива. Крест был создан в XII веке по заказу внучки Всеслава Чародея Ефросинии, первой женщины Белоруссии, причисленной к лику святых. Хотя в то время уже произошло разделение христианства, Ефросиния почитается и католиками. Крест-ковчег содержит камни Гроба Господня и гробницы Божией Матери, фрагменты Креста Христова с каплями его крови, а также частицы мощей многих древних святых. Вне зависимости от религиозных настроений ясно, что создание Креста-ковчега в условиях средневековых коммуникаций требовало от Ефросинии незаурядных организаторских талантов, что подтвердилось при строительстве женского монастыря в Полоцке. В Спасо-Преображенской церкви сохранились уникальные византийские фрески XII века, которые игриво расцарапаны школярами-иезуитами, что ставит под сомнение тезис о благородстве западной культуры.

За много веков Крест Ефросинии неоднократно переходил из рук в руки, его прятали от Стефана Батория, иезуитов и Наполеона, когда святыню замуровали в стену Софийского собора в Полоцке. Только от большевиков реликвию не спасли. В 1940-х годах следы напрестольного Креста теряются в Могилевском обкоме, и с тех пор его поиски не прекращаются. Для белорусов тайна Креста Ефросинии — как для нас поиск Янтарной комнаты. Существует десяток версий, доходит даже до Америки, куда Крест мог быть передан за помощь во время Второй Мировой войны. Крест мог потеряться в провинциальном архиве или вообще не покидал Полоцка, ведь за века были изготовлены многие копии, чтобы спасти святыню от похищения. Монахиня Иулиания сказала мне, что насельницы Спасо-Ефросиниевского монастыря полагают, что Крест прикарманили высшие советские руководители. В глазах монахинь в пользу этой версии говорит то, что большевики десятки лет кощунственно обращались с мощами преподобной Ефросинии, а Хрущев оказался таким безбожником, что закрыл древний монастырь, на который тысячу лет не покушался ни один правитель.

Надо добавить, что в 1997 году белорусскими мастерами с помощью Троице-Сергиевой лавры была воссоздана копия Креста Ефросинии с мощами и реликвиями.

Схоластика и порядок

Весь ХХ век Белоруссия, как летучий голландец, плавала по географической карте, потому что никто в точности не знал, кого назвать белорусом, как очертить границы их обитания, как формализовать язык. Библия Скорины, к примеру, являет собой смесь нескольких славянских языков. Название «белорусы» закрепилось только в конце XIX века, а еще при Екатерине II, когда эти территории вошли в состав Российской империи, их называли «русины» и «литвины». Только южная граница расселения белорусов по Припяти не вызывает сомнений, во все другие стороны — сплошные вопросы. Историки находят коренное белорусское население в Псковской, Тверской, Калужской, Московской областях. Если судить по летописям, ныне российский Смоленск, литовский Вильнюс и польский Белосток — истинно белорусские города. С другой стороны, до революции больше половины населения Минска, Гомеля, Витебска составляли евреи, русских же и белорусов по переписи не различали, так что споры о границах можно продолжить. Хрущев, к примеру, носился с идеей передать Украине Беловежскую пущу, но Сталин возразил.

История немилостива ко всем народам, но к белорусам, кажется, особенно. И это абсурд истории, ведь по характеру белорусы мягки, обходительны и незлобивы, что отмечают приезжие. Но тот, кто приходил с оружием на эти земли, неведомым образом терял человеческий облик, — от киевского князя Владимира, который, чтобы взять в жены Рогнеду, убил всю ее семью, до Петра I, который отправил на тот свет монахов и спалил третий на Руси Софийский собор. В Великую Отечественную войну десятки белорусских деревень были уничтожены, города безжизненно опустели. По статистике жертв, белорусы во Второй Мировой стоят сразу после евреев. Память о войне кровоточит у многих белорусов.

— Немцы отца до смерти избили, нас с братом к стенке поставили, я от страха зрение потеряла, — рассказывает 86-летняя Схоластика Паукштелло. — Наши места только в 1939-м присоединили к СССР, и очередную оккупацию мы приняли равнодушно. Но после убийства отца решили партизанам помогать. В соседнем доме за помощь партизанам немцы расстреляли всех взрослых, потом посмотрели на детей и, чтобы не голодали, их тоже убили. В 1944-м я в Ленинград сестре продукты возила. Помню прозрачную девочку, которая маму просила: «Можно я огурчик съем, а то совсем умираю...»

Далекий след войны — полное одиночество 86-летней старушки. Совхоз за долгие труды выделил половину нового каменного дома со всеми удобствами, пенсия — выше средней, которая составляет 4700 российских рублей. Кстати, средняя зарплата в Белоруссии — 11 500 российских рублей (В России — 31 тыс.). Президент Лукашенко поставил задачу поднять зарплату сначала до $500, потом до среднеевропейской, но с учетом социального пакета, что, ясное дело, дает широкий простор для бухгалтерии.

— Лучше всего белорусам жилось, когда мы были в Польше, — предлагает свой экономический анализ Схоластика Паукштелло. — Каждый мог работать на себя и жить богато. При коммунистах тяжело было, при либералах хуже некуда. Сейчас опять полегчало. Лукашенко добрый и справедливый, на него грех жаловаться.

Отношение белорусов к Батьке — один из первых вопросов, который интересует пропитанного политикой русского человека. Несогласных найти трудно, мне не встретились. Порядок, спокойствие и чистота, отличные дороги, работающая промышленность и сельское хозяйство, отсутствие коррупции и кумовства, требовательность к чиновникам всех рангов — все это позволяет громадному большинству белорусов мириться с относительно невысоким уровнем жизни и почти полным отсутствием товаров из Европы. Гастарбайтеры, которые в России множатся, как моль, в Белоруссии пока редкость. Бензин в Белоруссии дешевле, чем в России, что является экономическим нонсенсом. И грузинское вино продается.

— На заграничных курортах я никогда не был, но в советское время с удовольствием ездил по кавказским здравницам, — говорит врач Анатолий Горбышевский. — В Москве последний раз был тоже в советское время. В ГУМе чешскую настольную лампу купил, каких в Белоруссии никогда не видел, мама под ней Библию читает. Зарплата у меня со всеми сверхурочными — 300 долларов. Отдыхать езжу в Крым дикарем, беру рюкзак с белорусскими продуктами, даже картошку со свеклой. Жизнь налаживается. Протестуют одни бездельники и демагоги. Когда демократы были у власти, моя зарплата упала до 7 долларов. Обратно не хочу...

В Белоруссию все чаще приезжают на постоянное жительство российские пенсионеры, которые чувствуют себя здесь состоятельными людьми. В курортном поселке Нарочь я познакомился с Федором Холмогоровым. Жизнь он провел на Крайнем Севере, служил судовым механиком в Северодвинске. В Нарочи моряк купил благоустроенную двухкомнатную квартиру за 40 тыс. долларов. Поскольку силы есть и деньги остались, Федор прикупил стрелковый тир, но дело тухлое, потому что мужчины обращаются к этой забаве после пива, а вокруг одни санатории.

Больше всего Федора Холмогорова огорчает то, что любимая женщина не спешит из архангельских болот перебраться в Белоруссию. «Я способен свою женщину долго ждать, — говорит русский моряк, печально провожая глазами прыгающих в тире зайчиков. — Но вечно ждать не смогу. Иначе открою охоту на белорусских невест. Как князь Владимир».

Наполеон и Голливуд

В захолустном городе Глубокое родился знаменитый авиаконструктор Павел Сухой. Белоруссия дала миру множество знаменитостей: нобелевский лауреат Жорес Алферов, художник Марк Шагал, первый президент Израиля Хаим Вейцман и нынешний президент Шимон Перес, писатель Айзек Азимов, основатель самой известной голливудской студии с рыкающим львом Майер (Лазарь Меир), король телеэфира Ларри Кинг, а также всем родной Анатолий Чубайс. Великий приватизатор родом из Борисова, и по опыту многодневного автопробега, просто ради точности и без намеков скажу, что это единственный город в Белоруссии, где на обочине дороги пасутся девицы вольного поведения.

Кроме Павла Сухого, в Глубоком бывал Наполеон. Крупнейший в Белоруссии собор Рождества Пресвятой Богородицы, который вмещает три тысячи человек, понравился императору, и он хотел, как прежде египетские пирамиды, унести его с собой: «Нотр-Даму соседствовать с ним будет не стыдно». Может, император сглазил храм, потому что в последовавшие эпохи церковные постройки были превращены в тюрьму, где сидели польские повстанцы, жертвы НКВД и гестапо, солдаты Русской освободительной армии. После войны храм был оккупирован консервным заводом, который производил лучшую в мире белорусскую сгущенку. Чтобы не мешать сладкой жизни, из подвалов бочками, как мусор, вывозили кости погребенных там монахов…

Храм восстановлен, удивительным образом сохранены афонские святыни: икона Богородицы «Достойно есть» (Милующая) с частицами многих мощей и Казанская икона Божьей Матери. Руководитель местных краеведов учитель Юрий Миронов настаивает, что именно эти святыни во время войны уберегли храм от взрыва авиабомбы, которая пробила церковный купол. Никоим образом не склонный к мистицизму, учитель своими глазами видел, как иконы мироточат, что материалисты пробуют объяснить особыми свойствами кипарисового дерева, на которое нанесены святые лики.

— Когда мы начинали исследования, я был православным атеистом, в церкви таких зовут «захожанин», — вспоминает учитель Юрий Миронов. — История — самый увлекательный предмет на свете, мы работаем самотужно, упоенно. И я не заметил, как ко мне пришла вера, и вера эта — от знания, а не от страха.

Собор Рождества Пресвятой Богородицы первоначально принадлежал ордену босых кармелитов, в разные эпохи по воле властей он переходил от одной христианской конфессии к другой. Но в Белоруссии в отличие от соседней Украины различные церкви сосуществуют мирно, прихожане не злословят взаимно, священники сотрудничают в мирских богоугодных делах, и я встречал немало смешанных семей, где отмечаются праздники различных церковных календарей. В том же соборе Богородицы на хорах аккуратно хранятся картины униатской церкви. По статистике за десять лет число католиков выросло на 5% и приблизилось к 15%, православных больше 80%. Униатских приходов осталось всего с десяток, синагоги можно перечесть по пальцам.

Булька и Версаль

Йозас Булька стал священником в 60 лет. Служить церкви мечтал с детства, но судьба вела иначе. Однако семьей Булька, хотя был видным мужчиной, предусмотрительно не обзавелся. В юности за посещение костела его отчислили из техникума, он пошел рабочим на завод, где оттрубил до честной советской пенсии. Карьеру не сделал, но известность заслужил, хотя сомнительного свойства: вопреки рабочей традиции по линии приснопамятного Общества трезвости самозабвенно боролся с пьянством.

Уже пенсионером он получил сан священника и в 1988 году был отправлен служить в Белоруссию, навсегда покинув Литву. Белорусская деревня пила безбожно и вымирала. Ксендз Булька в деревне Мосар установил строжайший порядок — отказывался служить на поминках, крестинах и свадьбах, где попадались пьяные. Он скупал самогонные аппараты и добился, чтобы в магазин не привозили спиртного. Ксендз Булька подбирал на улице пьяных, в которых не верили даже близкие, и день за днем наставлял на путь истинный. Все деньги от продажи двух квартир в Вильнюсе он потратил на реставрацию храма, хотя ходил в дырявых штиблетах и жил в доме без окон. Постепенно Мосар превратился в деревню трезвенников, со всей Белоруссии сюда приезжали анонимные алкоголики.

Но славу Мосару принес вовсе не здоровый образ жизни, это был только первый шаг к духовному перерождению. Старый ксендз, обзаведясь помощниками, создал в Мосаре фантастический дендропарк с прудами, скульптурами, беседками, живописными аллеями и колодцами. Йозас Булька формулировал свое кредо: «Когда вокруг красиво, человек чувствует себя здоровым, на душе радость. Красота очищает и делает человека добрее». Гиды называют Мосар белорусским Версалем, что кажется простительным преувеличением. Президент Лукашенко наградил священника премией «За духовное возрождение».

В последние годы из родной Литвы сверзились требования подвергнуть ксендза судебному преследованию за выдачу лесных братьев советским властям в 1940-е годы. Свидетелей не было, только смутные архивы. Сам Булька говорил, что осуждал лесных братьев за беспробудное пьянство и если бы он был агентом НКВД, его не выгнали бы из техникума. Литва закусила удила, а в Белоруссии знали, что священник Булька мухи не обидит. Два года назад 84-летний старик не выдержал и умер из-за слабости сердца, оставив Белоруссии свой Версаль. В Мосаре его считают святым человеком.

В советские времена мы относились к Белоруссии как к ненастоящей республике, к своей вотчине, считая ее абсурдным проявлением ленинской национальной политики. Но Белоруссия не является частью России хотя бы потому, что вошла в состав империи в одно время с Закавказьем. У нас разные и сложные исторические судьбы, но во всех метаморфозах русские и белорусы остались до неузнаваемости похожими и близкими народами. Если можно говорить о симбиозе народов, то это как раз тот случай.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть