Александр Анкваб: «Мы не сторонники американского «плавильного котла»

20.09.2013

Михаил ТЮРЕНКОВ, Сухум

Беседа «Культуры» с абхазским президентом Александром Анквабом состоялась за несколько дней до известия об убийстве первого секретаря посольства Российской Федерации в Республике Абхазия Дмитрия Вишернева. Но и тогда нашей газете не удалось избежать непростых вопросов российско-абхазских отношений.

культура: Сегодня на значительной части постсоветского пространства Россия пытается организовать процесс евразийской интеграции. В каких формах Абхазия готова участвовать в сегодняшних интеграционных процессах — в Таможенном союзе или, быть может, даже в Союзном государстве России и Белоруссии?
Анкваб: Я бы не стал забегать вперед, потому что для участия в конкретных формах интеграции нам нужно многое привести в порядок внутри самой Абхазии. В первую очередь это касается законодательства нашей республики. И только тогда, когда у нас будет создана более четкая государственно-правовая система, мы сможем думать о вхождении в подобного рода союзы. Если, конечно, нас туда примут.

В то же время, после признания Россией независимости Абхазии и подписания между нашими государствами большого Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, российско-абхазские отношения совершенствуются и улучшаются постоянно. На сегодня между нашими государствами уже подписано порядка 80 соглашений, и этот процесс продолжается. Связи между Абхазией и Россией не прерывались даже в самые тяжелые для нашей республики времена — и во время войны 1992-93 годов, и в период послевоенной блокады, в которой из стран СНГ не участвовали только два государства — Туркмения и Белоруссия. Как вы знаете, блокадные санкции со стороны России были отменены только с приходом к власти Владимира Путина. И с этого момента начался новый период развития наших отношений.

Ну а после 2008 года ситуация очень серьезно изменилась, и наши связи получили официальное закрепление в документах. Так, только с Министерством культуры РФ у нас ежегодно проводится множество совместных мероприятий: например, 3 сентября в Сухуме состоялся большой концерт с участием российских и абхазских артистов, посвященный 5-летию признания Россией независимости Абхазии.

культура: И тем не менее, не секрет, что некоторые абхазские политики, а также общественные и религиозные деятели порой демонстрируют свои антироссийские настроения.
Анкваб: Если кто-то позволяет себе нечто подобное, это не является общеабхазским мнением. Мы не можем судить по отдельным высказываниям двух, трех, десяти человек о наших взаимоотношениях с Россией. Вы разве никогда не слышали антиабхазских высказываний в российских СМИ? Или антикавказских высказываний? Фобии очень часто руководят нами, но это не является доминантой нашего общества.

культура: В течение последних двадцати лет Абхазия выстраивает свою внутреннюю политику как национальное государство, хотя значительная часть населения республики не представляет титульную нацию: очень много армян, немало русских, мегрелов. Удается ли представителям этих народов интегрироваться в единое абхазское гражданское общество?
Анкваб: Говорить о проблемах интеграции русских или армян — нет никакой необходимости, с этими народами мы всегда жили дружно и вместе отстояли нашу независимость. Но что касается Галского района, населенного преимущественно мегрелами (этнографическая группа грузин, хотя в Абхазии многие считают их «огрузиненными абхазами». — «Культура»), то там определенные проблемы существуют. В послевоенные годы в районе была высока криминогенная ситуация, нередко совершались террористические акты. Сейчас, после того как мы начали охранять абхазско-грузинскую границу совместно с российскими пограничниками, там стало намного тише. И местное население начало привыкать к нормальной повседневной жизни.

культура: Нет ли несправедливости в том, что грузиноязычное население после войны 1992-93 годов смогло вернуться только в Галский район? Может ли грузин, родившийся в Сухуме, если откажется от гражданства Грузии, вернуться в свой дом?
Анкваб: Нет. Абхазское общество этого не примет. Какие бы решения ни были приняты на законодательном уровне или органами исполнительной власти, это очень сильно накалит обстановку.

культура: А произошли ли хоть какие-то изменения в грузино-абхазских отношениях после того, как год назад партия Саакашвили проиграла парламентские выборы?
Анкваб: Да, стало намного тише. Ведь уже упомянутый мной терроризм в Галском районе был государственным — все это делалось по команде Саакашвили, он лично не раз приезжал к границе и грозил нам оттуда. Со стороны новых властей Грузии ничего подобного нет, однако мы не связываем нашу позицию с тем, каким будет руководство в Тбилиси. У нас общая граница, мы обречены жить рядом, а потому предлагаем жить как хорошие соседи. Но при этом Грузии давно пора смириться с тем, что Абхазия уже никогда не вернется в ее состав. Кстати, мы давно предлагаем Тбилиси подписать договор о мире и ненападении, но грузинская сторона на это не идет.

Галский район. Блок-пост

культура: А ведь когда-то абхазы и грузины вполне могли жить в рамках единого государства. Очень большого государства.
Анкваб: И не только абхазы и грузины. Мы родились и воспитывались в той стране. У меня масса друзей по всей территории бывшего Советского Союза, в том числе и в Грузии. Я сам девять лет проработал в Тбилиси. Но, как говорится, дружба — дружбой, а знамя и идеология — совсем другое дело.

культура: В таком случае позвольте последний вопрос задать как раз об идеологии. Существует ли она в Абхазии?
Анкваб: Мы должны сохраниться не только как страна — Республика Абхазия, но в первую очередь как этнос, сохранить свой язык и культуру. Нас, абхазов, очень мало, и мы отлично знаем, что тысячи народов и языков уже исчезли с лица Земли. А потому нам нужно думать о том, как увеличить свою численность, как сделать, чтобы в Абхазии рождалось больше детей. Мы не сторонники американской концепции «плавильного котла», в который бросили идентичности разных народов, перемешали, и что-то из этого получилось. Мне куда ближе идея мультикультурализма, хотя сам я страшно не люблю это слово. Каждый народ имеет свою идентичность и должен хранить ее. Это самое главное.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть