Две Осетии – одна Россия

01.08.2013

Опаленные Цхинвалом

Михаил ТЮРЕНКОВ, Южная Осетия

… Денег из российского бюджета за прошедшие годы Южной Осетии выделили действительно немало. Десятки миллиардов рублей. На вопрос «зачем?» существует несколько вариантов ответов, и каждый из них будет отчасти верным. Самый наивный и благородный подобен знаменитой цитате из «Маленького принца» Сент-Экзюпери: «Мы в ответе за тех, кого приручили». Осетины всегда оставались верны России, которой присягнули еще в 1774 году, и было бы предательством оставить этих людей в беде. Ответ второй, напротив, цинично-конспирологический: «От помощи Цхинвалу Москва получает солидные откаты». Не пойман — не вор, но исключить подобное тоже нельзя. Третий — военно-политический: «России нужен надежный форпост в Закавказье». И это так: от южной границы республики до Турции — меньше ста километров, до главных железнодорожной и автомобильной магистралей стремящейся в НАТО Грузии — вообще рукой подать. Остановлюсь на четвертом ответе — историософском: благодаря Южной Осетии и Абхазии Россия демонстрирует, что «крупнейшая геополитическая катастрофа XX века» (именно так охарактеризовал распад СССР Владимир Путин) не фатальна, а осколки империи вполне поддаются склеиванию. Хотя и дорогой ценой…


Земля святых пирогов

Тамара ЦЕРЕТЕЛИ, Северная Осетия

По обе стороны трассы, ведущей из аэропорта во Владикавказ, тянутся бесконечные поля кукурузы. Из нее, в том числе, делают осетинскую араку — на вкус обманчиво крепкую. Обычно в ней не более 27 градусов. В Осетии это самый популярный алкогольный напиток.

Тосты здесь — не здравицы и не светское упражнение в остроумии, а молитвы, последовательность которых строго регламентирована. Первый всегда за Хуцау — Всевышнего. Второй обязательно за Уастырджи — Георгия, самого чтимого в Осетии святого, посредника между богом и людьми.

Отправляясь в путь, помощи у святого Георгия просят все — он покровительствует любым путникам, независимо от пола. В ущельях вдоль дорог то и дело попадаются кувандоны — молельни в виде длинных столов и скамеек, где во имя этого святого совершают обряд «три пирога».

Перед застольем пироги раздвигают в разные стороны: сверху должно быть видно, что их три. Только после освящения стола старшим пироги сдвигаются — символизируя акт сотворения мира из хаоса. После их режут обязательно на восемь частей — крест-накрест. При этом сами пироги не крутят: они олицетворяют мироздание. Сдвинешь с места — мир пошатнется.



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть