Вадим Писарев: «Все время боишься попасть под случайную пулю»

10.10.2014

Елена ФЕДОРЕНКО

В Красноярске прошел III Международный форум «Балет XXI век», собравший гостей со всего мира. Среди них — почетный гражданин Донецка, руководитель Донецкого национального академического театра оперы и балета имени А.Б. Соловьяненко, народный артист Украины Вадим Писарев.

культура: Когда во время представления членов жюри Вы вышли на сцену, зал разразился долгими аплодисментами. Казалось, публика адресовала их не только Вам, но и Вашим землякам. Согласны?
Писарев: Безусловно. Я почувствовал поддержку людей, и их реакция меня тронула. Все понимают, что я приехал из зоны военных действий.

культура: Вы родились в Донецке?
Писарев: Это мой родной город, там, на улице Тренева, в 1965 году я появился на свет. 

культура: Значит, вся новейшая история Донецка прошла на Ваших глазах.
Писарев: Да, наш край суровый, с очень надежными людьми. Здесь прописан настоящий рабочий класс, и он никогда не расслаивался на какие-либо группировки. Напротив, всегда жил неделимой семьей, где каждый подставлял плечо другому. Так сложилось исторически.

культура: Мы видим страшную хронику — разрушенные дома, убитые люди, испуганные лица детей. Уговариваем себя: может быть, это какие-то отдельные районы. Есть ли сохранившиеся кварталы?
Писарев: Идешь по улице мимо ряда целых домов, и вдруг он прерывается руинами. Сюда попал снаряд, причем такой силы, что все превратилось в пыль, даже люди. Ходишь по городу и все время боишься попасть под случайную пулю или шальной снаряд, ждешь, что рикошетом ударит осколок. Много неразорвавшихся снарядов — около моего дома два просто «вошли» в асфальт. Я вообще не знаю, как Донецк еще стоит. Везде шахты, от мощных взрывов они могут завалиться. Того и гляди город рухнет. 

Донецк сегоднякультура: Донецк опустел?
Писарев: Несмотря на войну, идет какая-то жизнь. Конечно, горожан стало меньше. Старики — дети Великой Отечественной войны — не уезжают. Моя мама живет в Донецке и покидать его наотрез отказывается. Как и все, ночует в подвале. Приближающиеся взрывы сразу же чувствуют кошки и собаки, забираются в укромные места и жутко скулят. Но знаете, что страшно? Люди уже не обращают на обстрелы никакого внимания. Разговоры все чаще полны фатализма: как будет — так и будет, попадет — значит попадет. 

Конечно, надо вывозить женщин и детей, потому что мирные жители гибнут чаще других. Среди них немало тех, кого я хорошо знал. 

культура: Всех потрясла страшная информация об обнаружении захоронений мирных жителей...
Писарев: Думаю, никто не знает всей правды — она откроется позже. Из лесополос Краматорска и Славянска — они разрушены полностью — идет густой трупный запах. Тела детей и стариков даже не захоронены, просто едва присыпаны землей. Много тел в реке Северский Донец. Сегодня силы людей уже на пределе, страсти накалены. Все больше проявляется жестокость, несопоставимая с человеческими понятиями. Самое страшное, что воюют православные против православных. Честно говоря, я до сих пор не понимаю, как удалось столкнуть людей, как допустили кровопролитие. Правда, когда столько людей погибло, запущен механизм отмщения. Многие готовы мстить за своих. А какой кошмар царит в маленьких селах! Авдеевка, где в основном живут работники коксохимического завода, сегодня поделена на две враждующие территории: сын оказался на территории ополченцев, а старая мать — на украинской половине. Мы ждем — не дождемся мира на нашей многострадальной земле.

культура: А что с театром, который Вы столько лет строили?
Писарев: Официально труппа в отпуске без сохранения содержания. Кто-то примкнул к другим коллективам. Из 75 артистов балета осталось 7 человек. В нашей балетной школе из 140 детей учатся только 15. Остальные уехали. Занятия продолжаются с двумя педагогами, которые еще не успели покинуть город. Неделю назад два снаряда попали в театральный склад, декорации семи наших лучших спектаклей, среди которых — «Летучий голландец», «Аида», «Кармен», «Спартак», — сгорели дотла. Восстанавливать театр придется с нуля. 

Фото: Александр Чиженок/ITAR-TASS/INTERPRESS/ТАССкультура: Как думаете, артисты вернутся?
Писарев: Среди них большинство коренных жителей, а они будут возвращаться — родина есть родина.

культура: Железнодорожное сообщение не прервано?
Писарев: В Донецк поезда уже не ходят, вокзал разрушен. Люди с большим трудом выезжают из Краматорска и Константиновки. Сейчас важная задача — перезимовать: неизвестно, будут ли электроэнергия и газ. За последнее время люди полностью пересмотрели свои взгляды на жизнь, поняли, что можно проходить все лето в двух футболках, даже если ты годами следил за последними коллекциями «Бриони». Осознали, что главное — это семья, дети, возможность их кормить, растить, учить.

культура: Вы же многодетный отец… Где сейчас Ваши дети?
Писарев: Война нашу семью разбросала. Старший сын Андрей начал работать в Москве, в «Кремлевском балете», станцевал недавно Ромео. Средняя дочь, 14-летняя Саша, — под Киевом, где есть спортивный комплекс, она серьезно занимается профессиональным теннисом. Младшая, Соня, продолжает хореографическое образование в Харькове. Мир не без добрых людей — друзья и коллеги помогают. Я им очень благодарен. За наш театр переживает весь балетный мир. Все вспоминают наши конкурсы и фестивали. Как раз сейчас — в дни золотой осени — в Донецке должен был проходить XXI фестиваль «Звезды мирового балета». Но музы молчат. Война. 

культура: Голод городу угрожает?
Писарев: В магазинах есть все необходимое, но люди не получают зарплат, и им не на что купить продукты. Большинство жителей возделывали землю, но многое выгорело, собрать удалось только часть урожая. Многие участки пострадали от взрывных волн. 

культура: Как сегодня в Донецке относятся к России? 
Писарев: У нас Россию любят и не представляют, как можно с ней жить порознь. Во Второй мировой войне мы защищали единую страну, а сегодня… Произошел какой-то трагический разлад. Я вспоминаю своего старшего друга выдающегося врача-онколога, Героя Украины Григория Бондаря. Он часто с гордостью рассказывал, как воины-победители входили в Карловку, а он в толпе пацанов приветствовал на переправе доблестную многонациональную советскую армию. Сейчас Карловка разрушена. Григорий Васильевич умер в конце января и не дожил до этих событий.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть