«Кубанские казаки» хранят зерно вечности»

25.02.2015

Алексей КОЛЕНСКИЙ

27 февраля едва ли не самой известной картине Ивана Пырьева — «Кубанским казакам» — исполняется 65 лет. Мы побеседовали о легендарном фильме с историком отечественного кино Сергеем КАПТЕРЕВЫМ. 

культура: Что вдохновило Ивана Пырьева на экранизацию пьесы Николая Погодина?
Каптерев: Любовь к оперетте. Алов и Наумов вспоминали: каждую неделю он таскал их, соседских мальчишек, на постановки Московского театра оперетты. Хохотал, вскакивал, аплодировал — веселился, как ребенок в цирке. Это было типично для 30-х. С первых шагов на советских подмостках оперетта проявляла водевильный нрав — эксцентрические репризы выносились на первый план, музыкальная мелодрама превращалась в комедийный дивертисмент.

В 1937-м был опубликован объемный труд искусствоведа Моисея Янковского «Оперетта», предлагавшего обогатить эту «иностранку» актуальными сюжетами и фольклорными мотивами. В том же году поставили «Свадьбу в Малиновке». Настоящего расцвета жанр достиг после войны — закружились «Вольный ветер» Исаака Дунаевского, «Севастопольский вальс» Константина Листова... 

культура: В 1941-м Погодин закончил пьесу, позднее ставшую сценарной основой «Кубанских казаков». В том же году вышел фильм Пырьева «Свинарка и пастух», удостоенный Сталинской премии... 
Каптерев: Их сюжетные структуры действительно схожи. Романтические отношения передовиков производства развиваются на фоне очевидных достижений народного хозяйства. В обоих случаях вместо опереточного адюльтера торжествуют чистые романтические отношения. Героям ленты «Свинарка и пастух» хорошо на московских просторах, а в послевоенных «Кубанских казаках» влюбленные погружаются в праздничную ярмарочную суету. С первых же эпизодов песню «Каким ты был...» подхватывает хор, ярмарка превращается в мистерию.  

Композицию пырьевского шедевра можно сравнить с бутоном розы. Открывают и завершают картину впечатляющие панорамные проезды камеры Валентина Павлова. По-эйзенштейновски мощный монтаж воспевает ритм полевых работ. Затем следует каскад жанровых сцен. Что же такое пырьевская ярмарка? Вообразите Всесоюзную сельскохозяйственную выставку, разбитую среди бескрайних кубанских степей. В центре возвышается народный театр — он же и клуб, и храм, где собираются победившие фашистов казаки. Никаких ретроспекций — отношения персонажей непрерывно развиваются, утоньшаются, гиперболизируются и, наконец, выпеваются хором со сцены... В песнях Дунаевского звучат слова, которые Галя (Марина Ладынина) не решалась сказать Гордею (Сергею Лукьянову).  

культура: Почему немолодые влюбленные не спешат признаться другу другу во взаимном чувстве? 
Каптерев: Демобилизованный фронтовик еще не верит, что счастье рядом. Притом на Гордее и Гале лежит ответственность за доверенные им колхозы — нельзя представить, чтобы эта пара могла обособиться, «зажить для себя». И врозь сейчас невозможно: годовой цикл казачьей жизни достиг пика. В его кульминации — празднике плодородия — труд и любовь обретают новый смысл. Усиливая лирическую тему, Пырьев затушевывает производственные конфликты, партийную риторику и ни на минуту не расстается с минорной аранжировкой. Контекстуально — через песни, интонации, сияющие ордена — он включает тему прошедшей войны. 

культура: Известно, что в 30–40-х годах Голливуд снимал немало «ярмарочных» лент. Почему в советском кино не получили развитие мотивы «Кубанских казаков»? 
Каптерев: Фильм Пырьева герметичен, он хранит зерно вечности — время не властно над мелодраматическими лейтмотивами, сложнейшее переплетение которых и создает мелодически законченную, неповторимую картину. Шагнув с экрана в залы, «Ой, цветет калина», «Каким ты был...» Михаила Исаковского и Исаака Дунаевского стали застольными народными песнями. Этот факт определил уникальное место, которое занял фильм в зрительских сердцах. 

культура: Завораживает энергетика актерского ансамбля. Возникает ощущение, что на этом празднике жизни нет проходных персонажей...
Каптерев: Пырьевские сюжеты не случайно развивались в гуще народных масс, он верил: за столом никто у нас не лишний. Ни дворянин, вахтанговский премьер и профессиональный наездник Сергей Лукьянов, с легкостью сыгравший казака и потерявший голову от любви к юной Кларе Лучко. Ни Юрий Любимов, исполнивший роль скользкого рубахи-парня. Ни Марина Ладынина — предчувствуя разрыв с Пырьевым, она тяжело входила в образ Гали, но справилась, взяв высокую лирическую ноту. 

культура: «Кубанские казаки» не имели никакого отношения к повестке ХХ съезда. Тем не менее Хрущев обвинил Пырьева в лакировке действительности.  
Каптерев: Он ненавидел кино. Иосиф Виссарионович заставлял смотреть и пересматривать фильмы все Политбюро — Никита Сергеевич боялся этих сеансов как огня, потому что ничего не понимал в искусстве. Не принимая упорядоченный мир сталинского классицизма, считал шестикратного лауреата Сталинской премии Ивана Пырьева идейным врагом. 

Но Хрущев не разлучил картину со зрителями, не нуждавшимися в лентах о печальном состоянии сельского хозяйства — разруха и так стояла перед глазами. Обожженные войной люди радовались  народной оперетте, дающей веру в мирное будущее, которое никто больше не посмеет разрушить. И Пырьев открыто говорил: «Я снимаю фильм о том, какие должны быть люди, какая должна быть жизнь». 

В 1992-м «Кубанских казаков» показали в телепередаче «Киноправда?» Видавшие виды редакторы не ожидали такого шквала писем со словами благодарности за правду о счастливой жизни в великой стране.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть