«Подкидыш»

21.01.2015

Алексей КОЛЕНСКИЙ

27 января исполняется 75 лет «Подкидышу» Татьяны Лукашевич — первой советской семейной комедии. 

Эксцентрическая комедия, вышедшая на экран в 1940 году — уникальное явление в истории советского кино. Один из фильмов, которые бабушки пересматривали с внуками, ностальгируя о времени, в котором вместе со всей страной умели «петь и смеяться, как дети». 

Актриса и драматург Рина Зеленая вспоминала: «Сценариев ни я, ни Барто до этого не писали, как это делается, не знали, может быть, поэтому мы ничего не боялись и нас не пугали никакие трудности. Было твердо решено, что роли взрослых должны исполнять самые замечательные актеры. Я предложила Ростислава Плятта и Фаину Раневскую... И вот сценарий лежит на столе у главного редактора «Мосфильма»:

— А где ваш договор? — спросил он строго.

Авторы стали смущенно оправдываться. Они даже не подозревали, что без договоров сценариев не бывает. Но на этот раз — то ли редактор растерялся, то ли «Подкидыш» ему понравился — был принят в первом варианте, и даже без единой поправки. Больше того, картину скоро запустили в производство».

А ведь иначе и быть не могло. Светская львица 20-х годов, популярнейшая исполнительница стихов Барто, Маршака, Михалкова, главный детский голос страны, Рина Зеленая гарантировала успех любой постановке. Фаина Раневская, Ростислав Плятт были модными театральными актерами. И Ольга Жизнева, и Татьяна Барышева. Самым слабым звеном команды оказались режиссер Татьяна Лукашевич, работавшая, как правило, в документальном кино, и исполнительница главной роли Вероника Лебедева. Очаровавшая всех во время проб четырехлетняя актриса охладела к работе, как только увидела камеру. 

Лукашевич вспоминала: «Назначена первая съемка на Чистых прудах. Кругом на скамейках лежат игрушки, заводные машины, велосипед… Все готово, надо начинать. Но наша героиня, увлекшись куклами, игрушками, и не собирается слушать того, что я ей говорю. Ни просьбы, ни разные фокусы ассистентов не помогали».

Ад продолжался несколько дней. Уговорив оператора подарить ей велосипед, ребенок заявил: 

— Значит, как только я подойду к твоему аппарату, сразу давай велосипед, и я поеду домой. 

— Сейчас мы будем тебя снимать, только имей в виду, что велосипеда тебе подарить никак нельзя, — не растерялась Татьяна Лукашевич.

Наташка завопила:

— Это не твой велосипед! Это дядикостин велосипед!

— Нет, — говорит Татьяна Николаевна. — Этот велосипед принадлежит киностудии, и его никому нельзя подарить.

Внезапно девочка успокоилась, подошла к оператору и сказала:

— Ну, раз это не твой велосипед, давай я и так буду сниматься.

И дело пошло, хотя актриса порой не слушалась, шалила, постоянно импровизировала. Например, в сцене с мытьем головы персонажа Плятта:

— Плятт, зачем ты плюваешься? — кричала Наташка.

— Во-первых, не плюваешься, а плюешься, — поправлял он, захлебываясь, — а во-вторых, скорей вытирай мне голову!

Зрители с восторгом приняли ленту, результатом осталась недовольна лишь Раневская — много лет за ней носились ребятишки, крича: «Муля, не нервируй меня!» — «Пионеры, идите в ж..», — отвечала Фаина Георгиевна, признававшая лишь две свои кинороли — в «Золушке» Кошеверовой и «Мечте» Ромма. 

В чем секрет обаяния «Подкидыша»?

В атмосфере эпохи, праздничных видах Москвы и перверсивной игре, которой с азартом отдались исполнители — они же соавторы картины. 

Знакомство юной героини с большим городом задано в темпоритме детской речи, которую блестяще имитировала Рина Зеленая. Сбивчивая скороговорка, затянутые паузы, неожиданные восклицания, виртуозная работа с интонацией — сюжет то провисает, то несется вскачь. Скрываясь от пионеров и милиционеров, Наташка втягивает в свои забавы (догонялки, прятки, дочки-матери) случайно встреченных взрослых, превращая их в эксцентричных шалунов. 

За несколько лет до «Подкидыша», во второй половине 30-х, на экранах царили «оборонные» фильмы. Пионеры пресекали диверсии, разыскивали в Арктике отцов — стремились скорее повзрослеть, закалиться в испытаниях и стать полезными членами общества. «Подкидыш» давал надежду на возможность мирной жизни — простого человеческого счастья, веселых приключений, семейных праздников. Правда, жить этой надежде суждено было недолго, однако очарование ее бессмертно до сих пор.

Предвоенные звуковые советские картины еще не могли похвастаться сильной драматургией, выпуклыми характерами — сценарий был инструкцией, с которой справлялся лишь находчивый режиссер. Или ломающий условности ребенок — такой, как непоседа Наташка. 

«Подкидыш» не только покорил сердца зрителей, «объевшихся» студийными съемками, истосковавшимися по живой жизни. Он обогнал время, предвосхитив жанр «городских прогулок» 60-х — «Человек идет за солнцем», «Я шагаю по Москве», «Застава Ильича», и мелодрам об одиноком ребенке, открывающем взрослый мир, — «Сережа», «Мой добрый папа», «Иваново детство».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть