«Дикая», но симпатичная

12.10.2017

Николай ИРИН

55 лет назад, 12 октября 1962 года, на экраны вышла картина молодого режиссера Юлия Карасика по сценарию начинающего сценариста Анатолия Гребнева «Дикая собака Динго». В основу фильма легла одноименная повесть Рувима Фраермана, напечатанная в журнале «Красная новь» еще в 1939 году. Впрочем, название первоисточника длиннее и откровеннее: «...или Повесть о первой любви». Фраерман создал свою легендарную вещь всего за месяц и по заказу. В договоре было записано, что писатель предоставит издательству «школьную повесть».

«Что это за школьная повесть, ясно никто себе не представлял. Но требовали. Споров было много, а я так и не мог понять, о чем же надо писать», — делился впоследствии прозаик. От растерянности, наверное, включил глубинную интуицию опытного человека и выдал текст, который работает с пластами бессознательного. Советская критика, что бы о ней ни говорили, была зоркой и честной. «Как могло случиться, чтобы советский писатель написал, а редакция советского журнала напечатала повесть, в которой утверждается идея возврата к первобытной природе, к первозданному инстинкту, к примитивной, натуральной жизни?» Изумлялись, что главная героиня, восьмиклассница Таня Сабанеева, с головою уходит в «чувственный приватный мир». Фраерман создал безупречную основу для очень взрослой истории. Фильм выделяется даже на фоне нашей предельно качественной кинопродукции эпохи оттепели.

Словечко «динго» не кличка, а название подвида, поэтому должно писаться с маленькой буквы. Впрочем, поскольку сама Таня Сабанеева, начитавшись умных книжек и размечтавшись, идентифицировала себя с этим нездешним хищным животным, то заглавная буква тоже уместна. Метафора Фраермана блистательна: динго это вторично одичавшая домашняя собака. Путешествие в одночасье повзрослевшей домашней девочки к своей психической глубине описывается через ее внутреннее совпадение с неподконтрольным, но по-звериному умным животным.

Разбирать эту картину одно удовольствие: сюжетные блоки ладно пригнаны один к другому и осмысленно зарифмованы. Например, с «собакою» как таковою. Какова базовая характеристика всякого домашнего пса? Верность. Преданность. Эти качества закреплены здесь за Таниной матерью Марией (Инна Кондратьева). Та давно рассталась с Таниным отцом, полковником Сабанеевым (Николай Тимофеев), однако до сих пор говорит о нем в восторженном тоне, смотрит на статного военного человека с нескрываемым обожанием. Танина «собака динго» — противовес материнской преданности, героиня не разделяет маминого восторга, считая отца предателем.

«Дикая собака Динго»Но, с другой стороны, как можно не поддаться властному обаянию этого сильного человека в форме?! Инстинктивная дочерняя, а шире женская, преданность влечет ее и к полковнику, и к его приемному сыну Коле (Владимир Особик). Женщина, которая внезапно просыпается в Тане, ищет сильного плеча, а тут их сразу два: отец и жених в одночасье прибывают в дальневосточный городок на теплоходе. Причем «жених», хотя и заболевший, ослабший, с ходу транслирует заботу о растерявшейся Тане: «Ты плакала?!» Девочку мгновенно приручили, она попадает в режим трепетного ожидания.

Танина одноклассница и поначалу подружка Женя Белякова (Аня Родионова) провозглашает: «Влюбилась!» Но нет, это слишком просто. Здесь готовность на предельное чувство, на верность до гроба. Как у мамы к отцу. У верной собаки не бывает по отношению к хозяину полутонов, вот и у эмоционально богатой Тани возникает желание полностью растворить себя в служении своим дорогим мужчинам. Здесь-то и начинается самое интересное.

В девушку влюблены двое: Коля Сабанеев и Филька Белолюбский (Талас Умурзаков), Танин одноклассник, нанаец по национальности. Через Фильку дополнительно вводится мотив преданности и соответствующей неразрушимой связи. Отец Фильки, охотник и рыболов, дарит подростку упряжку ездовых собак. «Это богатый подарок!» — восхищенно произносит девушка, тем самым косвенно утверждая коротко обозначенную выше систему ценностей. Кстати, нетрудно заметить параллель: полковник Сабанеев словно вручает Коле потенциально самую верную подругу, подобно тому, как нанаец Белолюбский дарит сыну Фильке ездовую упряжку. Грубовато? Да нет, хорошо, наглядно, ведь Таня, для которой мир внезапно открылся с самой неожиданной стороны, ощущает себя теперь частью природного мира.

Ее заигрывания с упавшим желтым листом, с деревом за школьным окном и полною луною — скупые, но емкие указания на внезапно пробудившуюся животную силу. Таню мотает в рамках доступной сознанию образной системы: в диапазоне от верной домашней собаки до собаки дикой и нездешней. Вот откуда регулярные немотивированные взбрыки, дерзость в адрес невозмутимого и поначалу холодноватого Коли: очень хочется посвятить ему всю себя, но постоянно приходит на память чудовищно несправедливая участь матери.

«Дикая собака Динго»Отождествляя себя с брошенной мамой, Таня полагает, что и Коля, пускай приемный сын полковника Сабанеева, в точности воспроизводит отцовский тип сознания и поведения. В новогоднюю ночь она подозревает Колю в заигрывании с Женей. Вскоре появляются прямые доказательства «предательства»: парочка отправляется кататься на коньках. И здесь повелительница стихий Таня силою одного своего духа устраивает буран, оттесняет Женю от повредившего ногу любимого, увозя его на родственных себе собаках подальше от разлучницы, да и ото всего опасного человеческого мира.

Когда побег не удается и удостаивается всеобщего единодушного осуждения, Таня в отчаянии произносит предельно значимое: «Но ведь я хотела его спасти!» Спасти от соперницы, от соблазнов, от трудностей и тягот. Обнаружив предел своих возможностей, да и тщету человеческих усилий, героиня принимает важное решение: разрыв всех отношений, переход из режима «домашняя собака» в режим «собака дикая». Конечно, отчасти это подростковая хмарь, спровоцированная бешенством гормонов и обусловленная возрастным максимализмом. И все же в бескомпромиссном поведении героини есть некая универсальная истина. Ведь не собакам, а людям было сказано: «Не надейтесь на сына человеческого, ибо нет в нем спасения». Если люди исповедуют неосмысленную преданность без берегов, рассчитывая в ответ на ровно такое же безукоризненное служение, быть беде.

«Дикая собака Динго»«Я думаю только о тебе, всегда», — сообщает ей Коля, и это его страшноватое признание означает, что парень в свою очередь стремительно превращается из человека в верного пса. Другой Танин воздыхатель, Филька, тем временем, тоже требуя вечной любви, выжигает на своей груди имя девушки. Когда та замечает, что не далее как зимой надписи не станет, Филька простодушно, но резонно удивляется: «Солнце такое сильное, неужели все исчезнет?!» В то время как Таня, резко повзрослев уже во второй раз, преодолевает животную ипостась, расставаясь с верой как в безграничную силу чувств, так и во всемогущество природных стихий, мальчики потихоньку «звереют», но и у них это когда-нибудь пройдет, сменившись трезвым человеческим пониманием.

Галина Польских, которая дебютировала и прославилась в роли Тани, будучи уже студенткой ВГИКа, бесподобно отыгрывает при сближении с мужчинами одновременные любопытство и внимательность, нежность и агрессивность. В ней сочетаются девичья наивность и периодически вспыхивающее в глазах сверхчеловеческое знание. Женская искушенность подается так тонко, так дозировано, так вовремя, что не успеваешь «разоблачить» сравнительно возрастную исполнительницу, снова проваливаясь в ловушку «школьной проблематики». Короткое время привыкаешь к подростковому миру, свыкаешься с той трактовкой материала, который диктует внешняя канва, но Польских опять выдает порцию заветных секретов до поры зависшей между человеком и волком Тани Сабанеевой, и мы снова опознаем глубокую, недетскую природу картины.

«Дикая собака Динго»Сильное впечатление производят как все без исключения коллеги Галины Александровны, так и работа оператора Вячеслава Фастовича. Композитор Исаак Шварц добавляет к невысказанной тревоге сюжета свои выразительные обертоны: музыка углубляет психологическое пространство и доигрывает главную тему там, где Карасику по объективным причинам не достает постановочного размаха. Очень хорошо выбрана натура: природа здесь не декоративна, но сурова и самодостаточна.

В 1962-м лента закономерно победила на Кинофестивале детских фильмов в Венеции, а в 1963-м — на фестивале лучших картин минувшего года в Лондоне была отмечена в номинации «Выдающийся фильм года». Упоминаю об этом единственно для того, чтобы акцентировать: когда советские мастера искусств работали грамотно, изобретательно, честно и красиво, а советские чиновники, надлежащим образом разобравшись с качеством, своевременно вывозили эти работы на международные смотры, Запад благодарно откликался, несмотря на политические трения с идеологической несовместимостью.

«Дикая собака динго» — одновременно памятник эпохе и живое свидетельство высоты творческого и духовного поиска в стране победившего на некоторое время социализма.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть