«Моя любовь»

02.07.2015

Алексей КОЛЕНСКИЙ

8 июля 1940 года зажглась звезда Лидии Смирновой — на экраны вышла музыкальная комедия Владимира Корша-Саблина «Моя любовь». 

Ровесник века, внук основателя первого общедоступного Русского драматического театра Корша, Владимир с детства играл на сцене и удостаивался похвал деда. Увлекался революционной романтикой, участвовал в Гражданской, а в 1923 году пришел на киностудию «Госкино». Дебютировал как киноактер в «Крыльях холопа» Юрия Тарича, но прославился как неутомимый помреж — на административном фронте конкуренцию с ним выдерживал лишь сибиряк Иван Пырьев. 

В 1929-м соперники пересели в режиссерские кресла и спустя семь лет завоевали зрительское признание. Первый — снятой в Биробиджане киноповестью «Искатели счастья», второй — шпионской драмой «Партийный билет». Карьера Пырьева пошла в гору, а Корш, возглавивший киностудию «Белгоскино», ничем не мог удивить публику до 1940 года. И тут новый синхрон: на экраны вышли пырьевская «Любимая девушка» и «Моя любовь» Корша-Саблина. 

В истории советского кино не много случайных совпадений, и здесь видна железная рука партии: накануне войны было приостановлено производство оборонных картин, начался выпуск лент, утверждающих основы социалистической морали, — первых семейных советских фильмов. 

В 36-м прилетела ранняя ласточка — «Случайная встреча» Игоря Савченко. Спустя четыре года выстрелили «Подкидыш» Татьяны Лукашевич и «Возвращение» Яна Фрида. Но даже на их фоне «Любимая девушка» и «Моя любовь» смотрятся молодцами и по сей день. Первая — благодаря актерскому дуэту Ладыниной и Санаева, вторая — вследствие счастливого для картины романа заслуженного деятеля искусств Исаака Дунаевского и очаровательной дебютантки Лидии Смирновой. 

Это была любовь с первого взгляда и первой ноты: присев за рояль, 24-летняя ученица Таирова взяла несколько аккордов, которые композитор немедленно включил в партитуру марша: 

Радостно, год за годом,
В нашей веселой стране.
Солнцу яркому — светить,
Сердцу жаркому — любить,
Песни петь и расцветать — весне!

Он стал визитной карточкой и лейтмотивом «Моей любви», а ее сердцем — романс «Звать любовь не надо»:

Если все не так, если все иначе, 
Если ночь полна цветами... 
Если, расставаясь, ищешь встречи вновь, 
Значит, ты пришла, моя любовь!

За сердце ударницы и студентки вечернего отделения университета борются двое друзей — самоуверенный Гриша и скромный Леша. Внезапно на горизонте появляется третий претендент — Феликс. Этому роковому мужчине стукнуло полтора года, и он остался один на белом свете. Сестра, скончавшаяся от сердечной болезни, поручила сына заботам Шурочки. Передавая малыша, врач уговорил девушку: никому не говори, что ты не его родная мать. 

Внезапно материализовавшийся младенец смутил Григория — он потребовал, чтобы возлюбленная призналась перед всеми: Феликс — не его сын. А Алексей, проявляя врожденное благородство, нашел с мальчиком общий язык. 

Беда пришла, откуда не ждали, — объявившийся бывший муж сестры потребовал вернуть ребенка. Шурочка не сдается, увозит сына в дом отдыха на море. Вслед за ней устремляются друзья — раскаявшийся Гриша «созрел» для отцовства, но девичье сердце завоевал верный Леша. 

Нравоучительный сюжет с невесть откуда взявшимся сиротой — не помеха для комедии положений. Этот факт доказал Генри Костер в очаровательной юмореске «Маленькая мама» 1935 года. Исполнившая главную роль Франческа Гааль покорила сердца советских зрителей, сыграв старшеклассницу, подобравшую младенца на улице и передавшую его в приют. Приняв девушку за мать ребенка, персонал оповестил педсовет... 

Адаптируя историю с ничейным малышом, сценарист Иосиф Прут пошел по простому пути — написал либретто к музыке Дунаевского. Этот скромный вклад определил феерический и заслуженный успех «Моей любви», долгие годы не сходившей с экранов. Лидия Смирнова раскрылась в песнях, трижды — ни разу не повторяясь в вокальном рисунке — исполнив «Звать любовь не надо». Дебютантка наполнила мелодию эротической мощью — трепетом сердца, верящего и не верящего в переполняющее любовное чувство. 

«В чем секрет успеха «Моей любви» и моей Шурочки? — размышляла актриса в книге воспоминаний. — Ведь она соперничала с «Большим вальсом», это правда. Мне кажется, прежде всего в замечательной музыке Дунаевского и в узнаваемости этой девушки. Вот эта маечка, эти куделечки, эти белые туфельки, белые носочки. Зрители подражали ей, они хотели быть такими, они себя узнавали в ней. Конечно, я тогда не понимала этого, потом осознала. Когда сейчас я смотрю со стороны, мне кажется, что это не я, а кто-то другой. Там нет никакого мастерства, а только наивность, искренность, непосредственность... Я там еще не актриса, я там еще «зеленая». Конечно, научить актерскому мастерству нельзя, но знания, опыт приобрести можно. Я ведь раньше думала, что многое не умею, а когда повзрослею, научусь, мне будет легче. Ничего подобного. Когда я приобрела жизненный и творческий опыт, я уже знала жизнь, и она меня жестоко хлестала...» 

А впереди была война и «Парень из нашего города». Затем — «Донецкие шахтеры», «Тишина», «Женитьба Бальзаминова». Лидия Смирнова снялась более чем в полусотне фильмов и прославилась как характерная актриса. Но ни Шурочка из «Моей любви», ни Машенька, сыгранная Валентиной Караваевой в одноименной картине Юлия Райзмана, ни «девушка с характером» Валентины Серовой на советские экраны больше не вернулись.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть