Солнце требует жертв

18.07.2019

Алексей КОЛЕНСКИЙ


«Солнцестояние»
США, 2019

Режиссер: Ари Астер

В ролях: Флоренс Пью, Джек Рейнор, Вильхельм Бломгрен, Уилл Поултер,  Уильям Джексон Харпер, Лив Мяёнес, Анна Острём, Юлия Рагнарссон, Бьорн Андресен, Луиз Петерхофф, Хенрик Норлен

18+

В прокате с 18 июля

В широкий прокат выходит мистический хоррор «Солнцестояние» Ари Астера — этноаттракцион, приглашающий зрителей поучаствовать в мистерии «неоязыческой секты».

Автор, многообещающий голливудский хоррор-мейкер, в прошлогодней «Реинкарнации» раскрыл тему родового проклятия в формате полтергейста, а на сей раз сумел показать, как расплата за американский грех оборачивается европейским триумфом.

Студентку нью-йоркского психологического факультета терзает чувство вины. Дэни (Флоренс Пью) с детства тяготилась ролью нелюбимой дочки и как умела «опекала» младшую сестру — контролировала, манипулировала, по сути провоцировала обострения ее биполярного расстройства. Однажды игры кончились — слабоумная отравилась газом, прихватив на тот свет родителей, а осиротевшая Дэни утратила веру в себя.

«Солнцестояние»Рассчитывая восстановить душевное равновесие, девушка напросилась в европейский вояж со студентами-антропологами из компании своего парня Кристиана (Джек Рейнор). Шведский приятель последнего Пил (Вильхельм Бломгрен) гарантирует друзьям незабываемые впечатления от этнофестиваля в коммуне на севере Скандинавии. Мечты сбываются — ребят принимают как родных. Расположившаяся в уютной долине деревушка Харги смахивает на земной рай — поселяне в белоснежных льняных рубахах водят хороводы среди зеленеющих лугов и нарядных изб, зазывают гостей на братские трапезы,  сливаются в объятиях, потчуют травными и грибными настоями, осыпают лепестками цветов.

Наутро все меняется. В первом акте древненародной мистерии Солнцестояния проходят ритуальные самоубийства старейших членов общины. Затем следуют сюрреалистические откровения наставников, объясняющих суть своих ритуалов. Выясняется, что языческая секта солнцепоклонников имеет синкретические корни: родноверы с одинаковым энтузиазмом чтят живительную силу Земли и Небес, к которой приобщаются, принося человеческие жертвоприношения, и одновременно хранят преданность священной рунической книге. Что характерно, недописанной — старейшины общины продолжают расшифровывать каляки-маляки умственно отсталых «пророков», которых специально для этого рождают здесь путем кровосмешения.

«Солнцестояние»На идейном уровне данную фанаберию воспринимать невозможно, зато  эстетически мистерия Солнцестояния удается на славу. В изысканной символике псевдосредневековых фресок и повадок адептов увлекательно переплетаются масонские, языческие и лубочные мотивы. Каждый арт-объект выставки достижений духовного еврохозяйства выверен до миллиметра. Мистерия творится на фоне бесконечного полудня — тем мрачнее звучит подтекст: общине необходима свежая кровь, поэтому она и оказывается столь предупредительна со «случайными» посетителями. Время дорого. Язычникам нужно как можно скорее инкорпорировать пришельцев в свои ряды, дабы их жертвы оказались «богоугодны».

Завороженных, впрочем, мало смущает кровожадность туземцев — юные американские интеллектуалы видят в шведских обычаях сенсационный материал для будущих диссертаций. А в глазах Дэни «арийские традиционалисты» воплощают ранее утраченную семью, в ее случае действует механизм вытеснения и замещения.

Изысканно прописанные диалоги прямо намекают: молодые антропологи — не рядовые жертвы подростковых слэшеров, это собирательный образ американской элиты, обреченной на заклание в европейском этнозаповеднике. Швеция также выбрана не случайно. Скандинавская страна давно стала лабораторией социальных экспериментов, Ари Астер лишь остроумно подводит итог.

«Солнцестояние»

Причина уязвимости заезжих американцев просматривается в истоках их национальной философии, инфицированной марксизмом и троцкизмом, на ниве которых процветает либертарианство и структуралистская эссеистика. Тема интеллектуальной деградации Америки озвучена с первых сцен. Дэни интересуется у подруги, как помириться с Кристианом. Та щебечет: «Возможно, ты чересчур искренна с ним. Ты демонстрируешь эмоциональную открытость, а это серьезный вызов, вынуждающий его делать шаги навстречу...» В то же время закадычные друзья намекают парню, что ему давно пора порвать с замороченной дурой. И они правы. Но чуть позже именно эти ребята становятся поклонниками священной книги европейского этнопарка, созданного для вербовки, эксплуатации и растления гостей, которым на «религиозном» празднике отведена роль сакральной жертвы.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть