От Добрыни добра не ищут

26.10.2017

Алексей КОЛЕНСКИЙ

На экранах — комедийно-фантастическая сказка, снятая российским филиалом Walt Disney Company и Yellow, Black and White. «Последний богатырь» Дмитрия Дьяченко позиционируется как кино для семейного просмотра. На деле перед нами наглядный пример того, как нельзя обращаться с народными героями и что выходит, когда русский фольклор перекраивается по зарубежным лекалам.

«Последний богатырь»

Роковой просчет был допущен на этапе сценарной работы. Попытавшись осовременить жанр, создатели ленты навязала богатырям земли русской междоусобицу нибелунгов. В прологе спустили под воду Алешу Поповича, на флешбэке ликвидировали Илью Муромца.

Ближе к финалу выяснилось, что как первого, так и второго порешил Добрыня Никитич, переквалифицировавшийся из защитника Отечества в кровожадного и завистливого Макбета. Иначе говоря, «Последний богатырь» — не сказ о подвигах благородных национальных героев, а песнь о злобном мелочном человеке, помешавшемся на власти. Но как говорится, это присказка, не сказка, сказка будет впереди. В ней повествуется о похождениях сына Ильи Муромца. В самом раннем младенчестве спрятали его в мире людей. Став взрослым, парень промышлял чародейством в телешоу, смахивающем на «Битву экстрасенсов», и слыхом не слыхивал про сказочную страну, пока случайно туда не угодил. Почти за два часа экранного времени ему предстоит превратиться из Иванушки-дурачка в Ивана-царевича. Ключевой аттракцион инициации — извлечение меча-кладенца из камня, — опять-таки опирается не на русскую традицию, а позаимствован из «Саги о короле Артуре». Сам по себе акт не несет никакой смысловой нагрузки, зато льстит референтной американской группе, подчеркивая лояльность западным образцам и второсортность наших воинов. Внутри недружелюбной упаковки небрежно снятые потасовки, полторы дюжины сомнительных гэгов и пара вставных вокальных номеров.

«Последний богатырь»

Похождения Ивана (Виктор Хориняк) в обществе Кощея, Яги, Водяного и отнюдь не премудрой, зато боевитой Василисы — не более чем формальная связка дивертисментов лесной нечисти. Правда, отыграны злодеи на совесть. Хороша и исстрадавшаяся по ласке Баба Яга в исполнении Елены Яковлевой, и оцифрованный с макушки до хвоста Водяной Сергея Бурунова, и перековавшийся в добры-молодцы Кощей Бессмертный Константина Лавроненко. Светлым силам, надо сказать, повезло куда меньше. А персонаж, в чьем имени даже заложено слово «добро», и вовсе оказывается источником зла, зависти и злости. Евгению Дятлову досталась самая неблагодарная роль закулисного интригана: его «Добрыня» появляется лишь в начале и в финале картины. Хорошему артисту откровенно негде развернуться, чтобы показать внутренние метаморфозы и метания героя.

На вопрос, кто и зачем «пришил» нашим чудо-героям чужие грехи с сопутствующими перверсиями и неврозами, продюсер ленты Марина Жигалова-Озкан сослалась на коллективный разум сценаристов, категорически отвергнув предположение о длинной руке центрального офиса Walt Disney Company. Насчет смысла эксперимента торжественно промолчала.

«Последний богатырь»

Допустим, «Последний богатырь» — плод графоманского умоисступления, но не ужаснет ли создателей невинный детский вопрос: «Мама, папа, а правда Добрыня — не добрый?» И как тут объяснить, что белое — это черное, а добро — зло. Или, как говорил старик Линч, «cовы — не то, чем кажутся». Впрочем, едва ли подобный вопрос прозвучит, так как дети вряд ли станут ломать над этим головы. Что же останется у ребенка на подкорке, создателей интересует мало. И если сюжет порождает недопонимание, то чего у картины не отнимешь, так это эффектной картинки. Камера Сергея Трофимова суетится в подземельях, зависает над болотами, путается в перелесках. К сожалению, из-за быстрой смены планов зритель толком не успевает насладиться красивыми видами, но сделаны они ярко и качественно. Отдельно хочется отметить роскошные княжеские палаты и сказочные омуты, созданные художником Григорием Пушкиным.

О добре, зле и проблемах детского кино корреспондент «Культуры» побеседовал с креативным продюсером российского подразделения Disney Владимиром Грамматиковым и актером Константином Лавроненко, воплотившим на экране образ Кощея Бессмертного. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть