СПбГУ и «мягкая сила»

16.10.2014

Владимир КОРНЮШИН, Санкт-Петербург

Для настоящего петербуржца существует только один университет — СПбГУ. Это лицо и гордость нашего города, живая история отечественной научной мысли и образования. «Альма матер» действующего президента России. На примере этого вуза можно проследить, как, не попадая в мировые топы, оставаться флагманом отрасли и образцом для подражания внутри страны.

На днях был опубликован очередной рейтинг лучших университетов мира от британского издания Times Higher Education. Среди вошедших в него российских вузов — МГУ, МИФИ, Новосибирский госуниверситет. А вот CПбГУ выпал из этого перечня еще в 2011-м, а в последующие три года не был включен даже в топ-400. В рейтинге от Quacquarelli Symonds уже пять лет СПбГУ «танцует» возле 250 строчки. Наилучшая позиция была достигнута по итогам 2008-го, когда он занимал 168 место.

Напомним, что нынешний ректор СПбГУ Николай Кропачев управляет университетом фактически восемь лет (полтора года в качестве первого проректора и шесть с половиной — в должности ректора) и за это время успел зарекомендовать себя как смелый и активный реформатор. Была изменена структура целого ряда кафедр и факультетов, проведены значительные кадровые перестановки, налажена система финансирования структурных подразделений, выросла степень открытости университета, увеличился уровень оплаты труда преподавателей, а также реализовано еще множество полезных и важных нововведений. Что касается увеличения доходов, то Кропачев действительно сумел вывести их на достойный уровень, порой, не уступающий европейскому или американскому. К примеру, среднемесячная заработная плата профессора на кафедре информационных технологий в менеджменте в 2013 году равнялась 147 174  руб. А ассистента кафедры операционного менеджмента — 82 826 рублей.

Сегодня бюджет Санкт-Петербургского государственного университета составляет около полумиллиарда долларов США, что сопоставимо с бюджетами многих крупнейших вузов мира. СПбГУ точно так же может позволить себе проводить широкий спектр исследований, привлекая к ним, равно как и к преподавательской деятельности, ведущих ученых и профессуру со всего мира. Наконец, вести образовательную деятельность в соответствии с последними новинками отрасли. 

Разумеется, руководством СПбГУ и, в частности, ректором неоднократно заявлялось о необходимости интегрировать вуз в мировое научно-образовательное пространство, о важности вхождения в мировые топы. Ведь объективно вуз стал и сильнее, и влиятельнее по сравнению с ЛГУ им. Жданова, своим предшественником, существовавшим на той же площадке. Однако, мы видим, что поставленные цели не достигнуты. Скорее, наоборот. Но повод ли это посыпать голову пеплом? 

Не надо быть ярым сторонником теории заговоров, чтобы заметить одну очевидную закономерность. Последние лет шесть, начиная с российско-грузинского конфликта, Запад везде и во всем ищет способы побольнее уязвить Владимира Путина. По мнению высокопоставленных чиновников (например, Дмитрия Рогозина), даже нынешние санкции составлены таким образом, чтобы ударить лично по российскому лидеру. Под давлением, таким образом, находятся все люди и структуры, которых можно хоть каким-нибудь макаром пристегнуть к Путину. Было бы странно, если бы ректор путинского вуза, тоже ленинградец и тоже выпускник юрфака избежал этой участи. Весьма символично и то, что проблемы с попаданием в рейтинги начались у СПбГУ именно после 2008-го, когда Россия, впервые за долгие годы возвысила голос, защитив Южную Осетию ценой потери «расположения» со стороны США и их союзников. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть