Звезд с неба нахватают

20.09.2018

Андрей САМОХИН

Фото: Григорий Сысоев/РИА НовостиАстрономия, отмененная как обязательный предмет почти четверть века назад, по распоряжению главы Министерства просвещения Ольги Васильевой вернулась в школьную программу. Утвержден единый учебник, закреплены 35 часов в 10–11-м классах. Сейчас требуются преподаватели, методические пособия, а также инструменты контроля и мотивации детей. Наука о звездах за это время ушла очень далеко, наше общество тоже стало другим, теперь необходимо заново осмыслить одну из самых важных для человечества отраслей знания.

Самостоятельным школьным предметом астрономия стала еще в 1932 году. Тогда эта наука считалась одним из столпов материалистического мировоззрения. В 1993-м Министерство образования отменило ее как лишний предмет. И в этом была логика исторического момента: новая страна, у которой отсекли часть территорий и удалили имперские амбиции, занималась совсем другим. Кто-то с азартом сколачивал первоначальный капитал, а остальные пытались выжить. Школьники хотели стать рэкетирами. Не до галактик, не до туманностей. Строки из песни еще недавно культового фильма «Москва — Кассиопея» — «Если что-то я забуду, вряд ли звезды примут нас» — стали восприниматься многими с циничной иронией.

В некоторых школах, не поддавшихся всеобщему помрачению (таких было немного), астрономия продолжала преподаваться как самостоятельный предмет, в остальных — как раздел физики — крайне сжато и неполно. Проводились всероссийские олимпиады по предмету, родители покупали телескопы. Но эти слабые культурные ростки терялись в зарослях  невежества и астрологического шарлатанства. Результат, как и предсказывали, оказался печальным: школьники девяностых и двухтысячных перестали знать даже названия планет Солнечной системы.

«Новое средневековье» накрыло не только юные поколения: Всероссийская контрольная по астрономии, организованная в 2016-м Московским планетарием, показала удручающие результаты. Лишь 8,8 процента из 6623 участников правильно ответили на большинство из 35 вопросов. Около половины оказались «троечниками», а треть не преодолели планку и в 12 заданий. С этим срочно нужно было что-то делать.

Тем временем астрономия в последние годы стала практически синонимом астрофизики. Открытия, связанные с темной материей и темной энергией, сверхмассивные черные дыры в центрах галактик, подтверждение гравитационных волн и новые свойства реликтового излучения — вот что теперь находится на передовом крае науки. Пять Нобелевских премий в области астрофизики за последние четверть века — яркое подтверждение того, что наука о звездном небе жива и таит в себе прорывы в будущее для всего человечества и отдельных стран, которые окажутся в авангарде этого процесса.

Фото: mpgu.suУчебные прогулки

Именно поэтому живой интерес у специалистов вызвало недавнее открытие в Институте физики, технологии и информационных систем (ИФТИС) МПГУ учебного Астрокосмического комплекса имени Сергея Павловича Королева. Недаром на церемонии открытия присутствовали представители госкорпорации «Роскосмос» и Центра подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина, дочь «генерального конструктора космической эры» Наталия Королева.

Директор ИФТИС, доктор педагогических наук Дмитрий Исаев проводит экскурсию по отделам комплекса, предназначенным для проектной деятельности: «Космонавтика», «Планета Земля», «Астрономия» и «Воздухоплавание и авиация». Сам он окончил физфак МГПИ имени Ленина, так раньше назывался институт, который он теперь возглавляет; поработал в школе и учителем, и замдиректора. Комплекс, по его словам, отражение современного синергетического принципа: будущим астрономам — и преподавателям и ученым предстоит здесь творить и экспериментировать вместе с институтскими физиками-«фундаменталами» и технологами (учителями предмета «технология»).

— Даже студенты, проходящие обучение по информационным направлениям, изучают у нас астрономию как курс по выбору, потому что это повышает интеллектуальный уровень, — говорит Исаев.

На стенах — фотоснимки с земной орбиты, звездная живопись телескопа «Хаббл». Директор показывает просторный коридор, здесь студенты предложили воспроизвести интерьер МКС, подвесить кресло к потолку, имитировать пульт управления. А за участие в другом проекте — реконструкции скафандра Юрия Гагарина — между студентами шла настоящая борьба. Вот каркасно-вакуумный пятиметровый планетарий на 20 человек, сделанный в Санкт-Петербурге. В другой комнате — древние по виду, но вполне рабочие и качественные спектрометры.

— Есть и новейшие приборы, и те, которым полтора века, — поясняет Исаев.

В следующем помещении — портреты отечественных авиаконструкторов, манекен в высотно-компенсирующем комбинезоне, гермошлем, действующая мини-аэродинамическая труба — дипломная работа одного студента. Немалую часть экспонатов директор института купил на собственную премию, другие — подарки. Например, великолепная коллекция минералов, собранная почетным профессором МПГУ Ириной Разумовской.

В «астрономической» проектной комнате находится дореволюционный лунный глобус, старинные и новые телескопы, карты звездного неба. В кабинете, посвященном космонавтике, — точная копия мундира Юрия Гагарина, в котором он торжественно шел рапортовать руководству страны о свершившемся полете. И шнурок на ботинке так же развязан, как был в тот момент у Юрия Алексеевича. Фотографии Сергея Королева в электронной фоторамке, галерея советских космонавтов, открытая для дополнения студентами.

— А вот в этом зале скоро будет оборудована специализированная компьютерная лаборатория: технологические участки с маленькими станками с ЧПУ и 3D-принтерами,— показывает Исаев. — Проектные работы — мост от основной образовательной программы к дополнительной и поле, соединяющее аспирантов, студентов и школьников. Они включают робототехнику, моделирование. Это могут быть и модели летательных аппаратов, будущих инопланетных городов, плавучих космодромов.

Обращаю внимание на детские фантастические рисунки на стене.

— Это конкурс, который проводит Фонд поддержки детского технического творчества имени летчика-космонавта Сереброва,— поясняет директор. — Этот Фонд сыграл важную роль в организации нашего Астрокосмического комплекса. — Они поделились своими обширными связями в отрасли, сделали так, что о нас узнали и заинтересовались в Роскосмосе.

Результатом соглашения, подписанного МПГУ с Центром подготовки космонавтов, станет, в частности, практика будущих и действующих учителей астрономии, которых станут привозить в Звездный городок для подробного знакомства с его модулями. Так, по замыслу создателей Астрокосмического комплекса, история и практика космонавтики естественно войдет в школьный предмет.

 Земные дела и небесные сферы

— Подготовка учителей астрономии до 1994 года у нас была организована на базе обсерватории, созданной еще в 1904 году в доме 13 по Большой Лубянке, где одно время располагался и клуб НКВД, — рассказывает Дмитрий Исаев. — А потом ее перенесли в это здание, хотя помещение для телескопа тут уже было. Сама же подготовка учителей физики с курсами астрономии у нас не прерывалась, даже когда в школе перестали преподавать этот предмет как обязательный. Этот шаг тогдашнего Министерства образования был, конечно, глупостью. Или, если мягче сказать, ошибкой. Мы ее в своем учебном процессе повторять не стали. И хотя «астрономов» по диплому у нас не было, подготовка по астрономии и астрофизике не прекращалась. Кстати, у МПГУ и его выпускников достаточно серьезные достижения в этой области: мы профессионально занимаемся инструментарием для астрофизических наблюдений, участвуем в крупных международных научных проектах. Лишь некоторое время не было у нас предмета по методике преподавания астрономии. Сейчас, вместе с расширением этого направления, он вернулся.

Фото: mskagency.ru— Астрономия изучалась раньше 35 учебных часов в год, сейчас столько же. В принципе, в школе больше и не надо, — считает директор. — Есть выбор — преподавать эти часы только в 11-м или по полгода в 10-м и 11-м классах. Утвержденный Министерством просвещения учебник на сегодняшний день пока один — нашего профессора Виктора Чаругина, хотя написаны и другие. Вскоре в наших стенах откроется базовая кафедра Института астрономии РАН. Здесь будут преподавать ведущие российские ученые, а студенты и аспиранты — проходить практику в Академии. То есть к нам пожалует большая Астрономия, что поднимет весь учебный процесс по этому направлению на новый уровень.

По мнению Дмитрия Исаева, кадровая проблема с учителями астрономии сегодня действительно есть.

— Она точно такая же, как с преподавателями физики, да и других школьных предметов, особенно в сельской местности, небольших городах, — поясняет он. — Буду банальным, если скажу, что в основе этих затруднений низкие базовые зарплаты.

В институте третий год действуют курсы переподготовки учителей по физике и астрономии. Мы открыли их еще в преддверии возвращения в школу этого предмета. Каждые полгода выпускается такая группа педагогов, в основном из Москвы и Московской области. Также на платной основе приходят из школ учителя физики на курсы повышения квалификации, где их учат преподаванию в том числе и астрономии, если они ее не изучали в свое время или подзабыли. Как правило, оплачивают эти курсы школы, но иногда и сами учителя, в том числе для того, чтобы повысить свою зарплату за счет дополнительных учебных часов. Можно также поступить к нам в аспирантуру, чтобы углубленно изучить предмет в трех его «ипостасях»: астрономия, астрофизика, методика преподавания. Но у школ теперь есть и другая возможность — мы можем по договору сопровождать их курс астрономии в нашем Астрокосмическом комплексе. То есть учитель приезжает сюда раз в 2–3 недели с ребятами, они слушают лекции и на нашем оборудовании с нашими профессорами, студентами и аспирантами занимаются наблюдениями, проектами. Такая форма занятий может проходить как дополнительное обучение, а может и как часть основных учебных часов. Как бы ни был хорош учитель предмета, но в школах таких возможностей, как у нас, точно нет.

А еще мы практикуем такую нетривиальную форму, как «погружение в предмет». Ребята  приходят к нам на целый день и участвуют в интерактивном тематическом квесте. Подобные занятия гораздо сильнее мотивируют школьников к изучению той или иной дисциплины, чем статичные уроки в классе. В соцсетях потом нас забрасывают вопросами «когда в следующий раз?».

Фото: Станислав Красильников/ТАСС— Все московские школы мы можем охватить такими периодическими мероприятиями. Но «ставить на поток» не в состоянии, — признается Исаев, — нам придется тогда заниматься только этим. Что же касается тиражирования подобного педагогического опыта, то мы его не скрываем и готовы делиться с коллегами в регионах. Да и сами всегда стремимся апробировать интересные находки других учебных заведений. Для этого мы ежегодно проводим всероссийские педагогические конференции по методике преподавания физики, информатики и информационных технологий. Теперь к ним добавилась и астрономия. Кстати, одна из сильнейших на сегодня профильных кафедр в России — наша кафедра теории и методики обучения физике под руководством профессора Наталии Пурышевой.

Кроме того, существует еще и проблема материально-технического оснащения школ. Бывает и так: школа получила мобильный планетарий или телескоп, а действующий учитель не умеет с ними обращаться. При этом для преподавания астрономии, по мнению Дмитрия Исаева, в первую очередь нужны элементарные вещи: карты, атласы, объемные сферы. Но главным фактором успеха остается увлеченный и знающий учитель, умеющий организовать весь процесс. Именно таких и готовят здесь.

Победить невежество

— На мой взгляд, астрономия, как и физика, нужна всем школьникам, независимо от будущей профориентации, то есть гуманитариям тоже,— поясняет директор.— Наибольший интерес предмет, по моим наблюдениям, вызывает у ребят 10–11 лет, а потом снижается, если, конечно, человек не выбирает физику как профессию. Почему? Дети в этом возрасте более любознательны, менее прагматичны, чем старшеклассники. А изучение звездного неба, конечно, несет в себе сильный эмоциональный элемент.

— Современные астрономия и физика, по-моему, никак не противоречат религиозным понятиям о Творце мира,— считает он. — Просто наука и религия говорят на разных языках. Самая «упертая» религия — атеизм, поскольку его адепты именно верят в отсутствие божественного начала в мире, не умея научно доказать свой тезис. Другое дело, что глубокое изучение астрономии и других наук позволяет человеку не попадаться на удочку мошенников  и представителей лженаук, например, составителей гороскопов. Сегодня же, увы, мы дошли до того, что многие наши сограждане не знают, чем отличается астрономия от астрологии. Рассеивать это невежество придется теперь годами. Хорошо, что хотя бы сегодня, наконец, опомнились.


Наталия Королева, доктор медицинских наук, профессор, лауреат Государственной премии СССР, дочь генерального конструктора Сергея Павловича Королева:

— Я по профессии — хирург, но представляю, насколько обеднела бы моя жизнь, если бы в юности не изучала астрономию. Я окончила школу в 1952 году, но до сих пор помню многое из тех интересных уроков. Знания об объектах и законах космоса расширяют кругозор любого человека.

Очень правильно, что комплекс, открытый в МПГУ, не только астрономический, но и астрокосмический, поскольку приближает педагогов к области ракетно-космической техники, ее истории, настоящему и будущему. То, что комплекс назвали именем моего отца, думаю, должно послужить дополнительным стимулом к изучению и предмета «астрономия», и космонавтики. А то ведь нынешние студенты не помнят уже имен космонавтов, после Юрия Гагарина. И в школьных учебниках по астрономии было бы неплохо отдельными главками рассказывать о ключевых этапах освоения космического пространства.

Протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса:

— Мировоззренческое противопоставление астрономии и религии не выдерживает строгой критики. Это блестяще сформулировал один из создателей квантовой механики немецкий физик Вернер Карл Гейзенберг: «Первый глоток из кубка естествознания порождает атеизм, но на дне сосуда нас ожидает Бог».

Современная наука установила, что Вселенная возникла около 13,5 млрд лет назад и имеет колоссальные, но конечные размеры. Но ведь это противоречит марксистско-ленинскому утверждению, которое нам навязывали в школе: «материя вечна и бесконечна, материя первична, а сознание вторично». Раз Вселенная возникла, значит, есть Сверхразумная Первопричина — Бог, Творец неба и земли и всего, что мы видим и не видим.

Считаю, что в современных условиях преподавание астрономии в школах обязано стать не только познавательным, интересным и увлекательным, но и давать ученикам нравственные ориентиры, подобно литературе и истории. Как и любой другой школьный предмет, астрономия не может пропагандировать ту или иную религиозную точку зрения, но при правильной, глубокой подаче вполне способна стать помощницей на пути к Истине.

Зачем астрономия нужна верующим? На это я бы ответил глубоким определением древнегреческого философа Сократа: «Невежество тождественно злу».


Фото на анонсе: Михаил Джапаридзе/ТАСС

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть