И ВГИК, и слезы, и любовь

14.07.2016

Алексей КОЛЕНСКИЙ

Фото: Марина Лысцева

Дремотное субботнее утро, обезлюдевшая Москва... А на проходной ВГИКа не протолкнешься: заканчиваются экзамены в актерскую мастерскую Александра Михайлова, у будущих кинорежиссеров и телепостановщиков — их воспитанием займутся соответственно Андрей Эшпай и Юрий Беленький — первый, многолюдный тур собеседований.

Михайлов свеж, сосредоточен, немногословен: «Вам надо было прийти еще вчера, я прослушивал сотни человек. Конкурс в этом году очень большой, как и моя будущая мастерская — 40 ребят или чуть меньше. Сегодня осталось посмотреть всего шестерых. Впечатления в целом нерадостные — интеллектуальный и моральный уровень абитуриентов снижается год от года. Чтобы было с кем работать, необходимо менять всю систему образования... Но сейчас не время громких слов, нужно просто делать свое дело». 

Эшпай разводит руками: «У меня первый день испытаний, о впечатлениях говорить рано. Конкурс громадный — 600 человек на десять бюджетных мест. В основном вчерашние школьники. Таращатся, умоляют глазами: «Я хочу! Примите! Мне очень надо!» А зачем? Мы стараемся отбирать опытных взрослых людей, очень боимся ошибиться. Режиссура — сумма неопределенного множества компонентов: знаний, памяти, реакции, умения сочинить историю... Всего не перечислишь! Главный вопрос — как их совместить в каждом отдельном случае? Лиознова сделала первый фильм через десять лет после окончания ВГИКа. И я, открывая мастерскую, не уверен в результате: иной может что-то снять спустя годы, а у какого-то небесталанного студента совсем ничего не сложится. С кино как индивидуальным художественным высказыванием сегодня огромные проблемы — налицо крайне неразумная нивелировка режиссерского мастерства. Но мне очевидно — это положение исправится».

Молодежь, однако, не тушуется. Во внутреннем дворе ВГИКа щебечут юные абитуриенты игровой телемастерской: «Все зависит от случая — как разговор поведешь, о том и спросят. Дают творческие задания: допустим, сидят напротив парень и девушка, присмотрись и скажи, что их может связывать? Или предлагают несколько картинок (белого мишку, старушку без головы, самолет), просят сочинить сюжет...» — делится вчерашняя школьница Екатерина П. Девушка мух не ловит — одновременно штурмует мастерские режиссера Беленького и киноведа Разлогова. Демонстрирует теоретическую подкованность, переживает: в 2016-м у Кирилла Эмильевича рекордный конкурс — семь человек на место, в полтора раза больше, чем обычно. Мастер даже признавался соискателям, что польщен оказанным ему доверием. 

Миниатюрная строгая Светлана М. успела отучиться два года в Щепкинском училище: «Поступила с четвертого раза, целенаправленно — в академическую школу, хотела досконально разобраться, что такое актер, как с ним работать. На втором курсе педагог посоветовал пробовать силы в игровом кино. Подала заявления и к Эшпаю, и к Беленькому...» 

Выясняется, мэтры кардинально отличаются подходом к абитуриентам. Андрей Андреевич слывет человеком пристрастным: первую пятерку претендентов расспрашивал «за жизнь» три часа — почему, например, развелись родители, в чем причина частых переездов семьи, каковы отношения с отцом? Искал болевую точку и пытался на ней сыграть — некоторые ребята покидали аудиторию в слезах. Се ля ви! Это испытание было первым в их творческой жизни мастер-классом: без сильных эмоций невозможно зарядить съемочную группу. 

Юрий Михайлович делает ставку на взаимодействие поступающих, его интересует понимание конкретных наглядных образов, с ходу придуманные сюжеты. «Члены комиссии задают актерские скульптуры, просят что-то почитать из ранее заявленных отрывков, — продолжает рассуждать Света. — Я характерная героиня, играла Вареньку в «Грозе» Островского, мне предложили прочесть монолог Кукушкиной из «Доходного места», и я его завалила». 

Тут же, на скамейке, абитуриентки демонстрируют свой творческий багаж: фанерные макеты будущих постановок — квартиру Зилова из «Утиной охоты» (тесный склеп, бежевые обои) и по-брехтовски минималистичные черно-белые декорации для экранизации элегии Александра Строганова «Сумерки почтальона». Удивительно продуманные, ясные пространства. Кажется, увеличь масштаб — оживут и заиграют. 

Что должно быть в творческой папке, по которой отбирают претендентов для прослушиваний? Кроме автобиографии, образцы работ и, главное, реальные истории. Вгиковские мастера высоко ценят честность, самобытность, сильные поступки, свежие мысли. Но наивно полагаться лишь на искренность, самый важный фактор первого кинематографического успеха — жизненный опыт и верность мечте. 

Москвичка Анна Г. успела к Эшпаю с выпускного бала и увлекла воображение приемной комиссии историей, напоминающей сюжет спилберговского «Терминала». Застряв в безлюдном рижском аэропорту, девушка пережила паническую атаку. 

Ксения Ф., с малых лет грезившая кинорежиссурой, решила, что прежде надо создать себе биографию. Промежуточный итог на пороге 30-летия: профессиональный педагог-хореограф, артистка балета, руководитель симферопольского ансамбля, яхтсменка, опытная наездница, объехавшая верхом полстраны, стрелок, трюкач, исторический реконструктор — идет к Эшпаю, чтобы снимать полнометражные военно-патриотические картины. 

Впрочем, как правило, вгиковский абитуриент — совсем зеленый человек с некоторой изюминкой и хитринкой. «Поступаю первый раз после школы, волнуюсь», — сообщает белобрысый москвич Ваня С. С апреля посещал трехмесячные подготовительные курсы (цена вопроса вполне божеская, 35 000 рублей, а результаты уже видны, без очков). В тринадцать лет Иван стал звездой YouTube, поделившись с Мировой паутиной мыслями о любви, позаимствованными у Пауло Коэльо. Тот ролик собрал 68 000 просмотров и снискал признание психологов, поместивших его миниатюру на раскрученном профессиональном сайте. «Задумайся, прежде чем говорить «люблю», ответь, человек: откуда ты знаешь, что это такое? Может быть, ты знаешь или ищешь человека, который сможет ответить на этот вопрос?» — с обезоруживающей искренностью проповедует Ваня. 

На этой ноте взлетаю в актерскую альма-матер — на четвертый этаж. В дальнем конце коридора у кабинета по-настоящему народного артиста Александра Михайлова третий час томятся и шушукаются девицы-красавицы, кровь с молоком. За дверью раздается звонкое, раскатистое, народное: «Лете-ел голубь, летел си-изый». Льется песня стройно, полноводно, да все никак не выпевается. Мастер просит показать прозу. «Ты-то молодой не таковский был?» — абитуриентка выбивается в шолоховские Аксиньи. Михайлов не сдается: снова заставляет распеваться — раздается задушевный вой: «Мы пойдем с конем по полю вдвое-ооом». Все повторяется по кругу. Но внезапно в бой вступает тяжелая артиллерия, Бродский: «Это — кошка, это — мышка. Это — лагерь, это — вышка. Это — время тихой сапой убивает маму с папой...»

Что за девушка с характером? Принцессы в коридоре наигрывают несознанку: раньше всех явилась, первой зашла, кто такая — не знаем. Дверь наконец распахивается, и выплывает то ли девушка, а то ли виденье — полногрудая пава, вся в белом, успевшая не только отчитаться и пообщаться с приемной комиссией, но и исполнить этюд. Выпускница Нижегородского театрального училища Ольга В. минуту назад «левитировала» в гробу. «Кто тебя надоумил?» — интересовался Михайлов происхождением сценки. Оказалось, неумышленно надетые белые «тапочки». 

«Нас просили показать этюд с органическим молчанием, сыграть образ без звука, а в конце произнести: «Люблю... Прости!» Дали совсем мало времени, 30 секунд, пришлось импровизировать», — признается актриса. В прошлом году Оля поступила во ВГИК к Владимиру Фокину и не пошла на платную позицию, на этот раз поднакопила денег и решила попытать силы вновь. Пробовалась во МХАТ, на третьем прослушивании отшили: «Ты старая, иди работай!» А она уперлась: «Нет, молодая! И Нижний от меня никуда не уйдет, хочу всему учиться, пробовать, развиваться!» Отчего ж такую красавицу не отрывают с руками? Сказываются проблемы с речью — Ольга пришепетывает: «Артикуляционной гимнастикой нужно заниматься каждый день. А мне надоело, и я забросила речь до ВГИКа — должны же педагоги с чем-то поработать...» — простодушно кокетничает абитуриентка. 

Чем интересовался Михайлов? «Родителями, спросил, с чего такая черненькая». Сказала — мордовка. Белые «тапочки» сослужили озорной брюнетке добрую службу — по итогам собеседования Оля и подыгравший ей Денис Д. поступили с 45 баллами из ста возможных. Юного менеджера из Архангельска поманили в искусство абрамовские «Братья и сестры». Завоевав первый приз на региональном конкурсе чтецов, Денис махнул рукой на бизнес-карьеру и прорвался во ВГИК с той самой заветной 15-й главой романа... И успел уже получить приглашение в столичный театр Александра Осмоловского «Анаграмма». 

Выпускник текущего года Артур Ахикян заглянул на экзамен из чистого любопытства к подрастающей смене и был воодушевлен набором: «Александр Яковлевич очень много дает студентам, прежде всего как человек. Закладывает основы здорового патриотизма. Наш курс был Россией в миниатюре — наставник собрал ребят со всей страны. И сейчас история повторяется...» 

У проходной счастливых михайловцев встречала однокурсница — белокурый щекастый рублевский ангел — Варвара М., выпускница все того же Нижегородского театрального училища имени Евгения Евстигнеева. Чем покорила мастера? «Не знаю! Скорее, он — меня. Александр Яковлевич — необычайно добрый человек с чистым сердцем и огромной душой. Начала читать монолог Катюши Масловой, сразу почувствовала эмоциональную связь, спела «Огромное небо одно на двоих» — и меня взяли... Это такое счастье!» 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть