Отпуск в сентябре, или Как избавить школу от реформ

30.09.2015

Михаил БУДАРАГИН

Между 1 сентября и Днем учителя особенно нужно держать ухо востро: близость праздников настраивает чиновников на креатив. Да и педагоги — народ интеллигентный, тихий, не нефтянка с газом, «возникать» не будут. В этом году предлагаемых новаций сразу две. Обе — мины замедленного действия.

Буквально на днях возникла идея «плавающего» Дня знаний. Помощник президента Игорь Левитин предложил поддержать внутренний туристический поток в «бархатный сезон». «Мы 1 сентября из Крыма и Сочи все улетаем, и до свидания, до следующего мая…» — посетовал экс-глава Минтранса. По его мнению, учебу надлежит начинать в середине месяца. Осталось передвинуть Новый год (ближе к 23 февраля), а 8 Марта совместить с 1 Мая, чтобы два раза не вставать. Наверняка найдется какая-нибудь отрасль народного хозяйства, которая от этого только выиграет. Как будто праздники у нас существуют для отраслей…

Надо сказать, глава Минобрнауки Дмитрий Ливанов выступил против, заявив, что традиции нарушать нельзя, и пообещал все это «обсудить с учителями и экспертами». Правда, есть опасения, что в переводе с чиновничьего языка это означает: «Мы так сразу не можем, дайте немного времени». Как проводятся «обсуждения» все мы видели, когда вводили ЕГЭ: насаждали, как картошку при Петре, и теперь крепко стоят на своем, не сдвинешь. А все вроде начиналось с «эксперимента», с «дискуссии». Учителя почти умоляли: «Не надо!» Но их почему-то не слышали. Кто теперь поручится, что и с 1 сентября не получится ровно так же? Никто.

Фото: ИТАР-ТАСС

Между тем День знаний — праздник не просто важный, а символичный — одна из ключевых дат нашего общего национального календаря, но ради «туристической отрасли», да еще в непростые для экономики времена эффективные менеджеры сакральным могут и поступиться. Почему так? В чем вообще смысл такой эффективности? Чтобы ответить, обратимся ко второй сентябрьской инициативе, прямо связанной с образованием.

Речь идет о так называемом «ЕГЭ для учителей»: идея запущена неким «Обществом защиты прав потребителей образовательных услуг». Эта ничем не примечательная, малоизвестная организация попросила Минобрнауки усложнить правила аттестации школьных педагогов, которую те проходят раз в пять лет.

Сама логика образовательных новаций свидетельствует о том, что инициатива, скорее всего, будет принята к реализации. Во-первых, это красиво. Во-вторых, не бесплатно. (Под каждый подобный проект выделяются немалые деньги.) В-третьих, профильное ведомство сможет воочию продемонстрировать кипучую деятельность.

Суть предложения проста. Нужно «повысить качество образования» (почему-то не говорится о смысле образования), и поэтому с учителей надо спросить еще что-то, помимо обычной аттестации, которая превратилась в «формальность». Никакой трагедии в новой проверке, конечно, нет. Учителя — люди тертые, битые, видели и не такое. Профессионалу в любом случае бояться нечего, а дилетанту не грех и понервничать. Все так, да не так.

Если бы педагог сегодня был Учителем с большой буквы, человеком, на которого хочется смотреть снизу вверх, сама постановка вопроса о «ЕГЭ для учителей» была бы оскорбительна. Мы, отдавая ребенка в школу, всецело доверяем людям, прошедшим специальное обучение, получившим диплом и делом доказавшим, что все могут быть спокойны — среднее образование в надежных руках. Если бы учитель сегодня был поставщиком услуг, вроде официанта или менеджера, то и в этом случае обошлись бы малой кровью: плохих выкинули, на улице очередь из желающих, учебный процесс не страдает. Научили бы за пять минут: что математика, что подносы разносить — дело нехитрое, тут и ЕГЭ сгодится…

Но хороший учитель — не официант, нанять его на бульваре нельзя. Впрочем, к сожалению, он уже и не Учитель, его держали на голодном пайке, унижали, проверяли без смысла и цели, и он решил, что «дети важнее», а министерские фанаберии стоит воспринимать как кару высших сил. Министерство, конечно, таким учителям не доверяет. Оно искренне не понимает: а вот это вообще что за люди? Чем они заняты? Как измерить их КПД? Не ясно. Давайте проверять. Забросаем отчетами, бумажками, формулярами. После этого вызовем на экзамен. А педагогические вузы трогать не будем.

Уничтожить 1 сентября? Легко. Забюрократизировать среднюю школу до полной невменяемости? Пожалуйста. Ведь сегодня у образования нет ни цели, ни смысла, ни идеологии. Просто здание, куда ходят какие-то коротышки, а умные взрослые стоят у доски и рассказывают, что Волга впадает в Каспийское море. Зачем? Да кто ж его знает. Вроде принято так.

Но ведь вокруг образовательной сферы — тысячи чиновников. Что-то они должны делать, ведь их зарплата повыше, чем у подавляющего большинства учителей. Итак, какие у вас идеи?

А давайте покрасим наш коровник в зеленый цвет — отвечает российское Министерство образования, и неистово, упорно, как Угрюм-Бурчеев, красит. После этого оказывается вдруг, — а именно с этого откровения и началась идея «ЕГЭ для учителей», — что зеленые стены не помогают, все становится только хуже. Красили, красили, старались, старались, а вице-премьер Ольга Голодец не довольна тем, как учат русскому языку. Провести анализ того, что называется «образовательная реформа»? Разобраться с педагогическими вузами? Уточнить: что вообще успевают учителя, выныривая из вороха бесполезных отчетов?

Нет, конечно. Зеленый колер не работает, красим в синий. Образовательные инновации нынче выглядят именно так.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть