В начале будет русский

16.07.2015

Андрей САМОХИН

На сайте Кремля появился перечень поручений Владимира Путина по итогам совместного заседания Совета по межнациональным отношениям и Совета по русскому языку. «Внести в федеральные государственные образовательные стандарты общего образования изменения, предусматривающие выделение русского языка и литературы в качестве самостоятельной предметной области» — такая задача, помимо всего прочего, ставится профильному министерству. Ее реализация обещает обернуться системным поворотом в области государственной школьной политики. 

Фото: Kremlin.ru

В мае на заседании советов президент подчеркнул, что количество часов на национальные языки увеличивается, как правило, за счет их сокращения по русскому. И добавил: «Не могу не согласиться с теми специалистами — с филологами, учителями, общественными деятелями, которые считают, что необходимо выделить русский язык и литературу в самостоятельную предметную область в системе общего образования». 

Президент поручил также внести изменения, направленные на «реализацию в полном объеме права обучающихся на изучение русского языка, родного языка из числа языков народов РФ», включив соответствующие учебники в федеральный перечень школьных материалов. Кроме того, Российскому научному фонду (РНФ) рекомендовано выделять гранты исследованиям в области русского языка и языков народов России. 

Этих поручений, как и прошлогоднего возвращения сочинений, давно ждали родители школьников и учителя-словесники. Во всяком случае, те из них, кому небезразличны удручающее падение гуманитарного уровня, безграмотность новых поколений. Удастся ли переломить грозную тенденцию «выпадения» подростков из традиционной русской культуры? Вопрос не так прост, особенно учитывая профанацию, а то и прямой саботаж президентских распоряжений со стороны скоординированных «либеральных» сил на разных этажах госаппарата. Сам Владимир Путин отмечал, что иногда чиновники исполняют его поручения так, что фактически их дискредитируют. Что нужно сделать, дабы важнейшая инициатива российского лидера обрела быстрое, но не карикатурное практическое исполнение?


Владимир ТОЛСТОЙ, советник президента РФ, член президиума Совета при президенте РФ по культуре и искусству:

— Очевидно, что выделить русский язык и литературу в отдельную предметную область было необходимо. То, что в ней до этого оказались также языки иностранные и народов, составляющих нашу Федерацию, на практике обусловило уменьшение внимания к русскому и литературе. Решение президента — исключительно своевременное и нужное: оно позволит восстановить правильный баланс, сместив акценты на базовые предметы, формирующие не только грамотность, но и нравственные основы человека и общества. Разумеется, я и мои коллеги будем добиваться последовательного и неформального исполнения поручения Владимира Владимировича. Важно отметить: выправление «перекоса», допущенного в предыдущие годы, — это не разовая акция, а целая система мер, которой глава нашего государства придает большое значение. В прошлом году, например, был сделан такой важный шаг, как возвращение школьного сочинения. Даже за небольшой отрезок времени, что прошел с тех пор, учителя зафиксировали определенный рост читательской активности школьников. Ведь в сочинениях надо предметно ссылаться на прочитанные художественные произведения. А это, в свою очередь, помогает старшеклассникам готовиться к Единому государственному экзамену. Возможно, именно поэтому результаты ЕГЭ в 2015 году были на 3–4 балла выше, чем в предыдущем.

Думаю, что, не форсируя судорожно этот процесс, а внедряя его в школы методично, мы за несколько лет сможем получить качественный результат. Да, школьная программа «не резиновая» — по санитарным и другим нормам просто добавить количество часов на литературу не удастся. Однако внутри существующего набора предметов можно сместить акцент на русскую словесность, языки и литературу народов России без ущемления точных и естественно-научных дисциплин, знание которых новыми поколениями также очень важно для государства. По моему мнению, стоит вернуться к более классическому построению образования, где есть базовые, стержневые предметы и есть вспомогательные. Скажем, введение таких «синтетических» предметов, как «Граждановедение», «Окружающий мир», некоторых иных, носило экспериментальный характер и не в полной мере себя оправдало. 


Юрий ПОЛЯКОВ, писатель, публицист, драматург, главный редактор «Литературной газеты»: 

— Мы в «Литературке» призываем к этому шагу много лет. Он не только назрел, но и перезрел. Но лучше поздно, чем никогда! Сферы образования и культуры весьма инерционны. А пренебрежение родным языком, литературой в пользу языков иностранных, каких-то модных «новейших» дисциплин было заложено еще в начале 90-х. Пришедшая тогда к власти политическая группа планировала встроить Россию в западный мир, и прежние школьные установки ей в этом мешали. Именно тогда появилось особое, чуть ли не сакральное отношение к английскому языку, фрагментарный бессистемный подход к гуманитарным, да и ко многим другим предметам.

Глубочайшее заблуждение считать, будто можно обеспечить школьников некой суммой разрозненных, «полезных для жизни» сведений, не преподав им системы познания. В этом смысле литература и русский язык вместе с историей и являются тем стержнем, опираясь на который можно получить хорошее естественно-научное, экономическое, лингвистическое образование, нарастив на них некие специальные знания. Без этого ствола листья будут нежизнеспособными. А поколения, «образованные» таким манером, составят однажды население, не способное к творчеству, каковым легко будет манипулировать.

Учебники, по которым учились наши школьники все 90-е, зачастую сочинялись людьми, уже давно живущими на Западе и духовно не соотносящими себя с Россией. В управленческих, чиновничьих структурах от образования главную скрипку также играли прозападные, ультралиберальные силы. Все вместе это и заложило тот разрушительный тренд, который мы должны совместными усилиями изменить. Надо вернуться к системному «университетскому» принципу образования, лежавшему в основе дореволюционной гимназии, а позже и советской школы. Слава Богу, многолетнее тотальное оглупление нации начинает, наконец, пусть и со скрипом, разворачиваться вспять.  

Почему так задержалось исправление «школьных ошибок»? Когда мы, писатели, задали этот вопрос Владимиру Владимировичу лет десять назад, он честно признался: страна досталась ему как президенту в таком состоянии, что нужно было приложить массу усилий к укреплению границ, налаживанию государственной управляемости, преодолению разрухи. Долгое время было просто не до школьной программы.

Никто не отменял максиму «кадры решают все». Сегодня в образовательных структурах осталось, увы, немало влиятельных управленцев и «экспертов», которые пытаются продолжать псевдолиберальную, а на самом деле разрушительную линию, но уже, так сказать, конспиративно. Это не значит, что люди с западническими взглядами должны быть подвергнуты остракизму. Просто не нужно доверять им руководящие роли в такой важнейшей для государства мировоззренческой сфере, как образование.   


Людмила ДУДОВА, председатель координационного совета Общероссийской ассоциации учителей литературы и русского языка, член Совета при президенте РФ по русскому языку:

— С сентября школы переходят на новый федеральный государственный образовательный стандарт в основном звене — с 5-го по 9-й классы. Аналогичный стандарт для старших классов, где предложенные президентом поправки особенно важны, еще не утвержден. Поэтому есть небольшой временной «люфт» для исправления. Приступать надо немедленно, поскольку два года, пока ведутся разговоры и споры, русский язык остается слитым с русской литературой, зато два иностранных языка идут отдельно. Стоит пояснить, что этот механический симбиоз не имеет ничего общего с глубоким предметом «русская словесность», который преподавался до революции в гимназиях. 

Нынешнее поручение Владимира Владимировича своевременно: ведь над базовой областью уже нависла угроза полного вытеснения из числа обязательных. Старшеклассники могли просто не выбрать предмет при подготовке к ЕГЭ. Кроме того, нарастали проблемы с изучением русского как родного в тех регионах, где в программу входят языки народов РФ. Причем с постижением последних, как ни парадоксально, также не все хорошо, ибо негласный приоритет школьники и родители чаще отдавали иностранному языку. 

Между тем стоит серьезно задуматься: а так ли нужны два иностранных как обязательные? Надо ли государству финансировать такой дисбаланс? Филологи свидетельствуют: если человек не знает законов родной речи, если у него не развито образное мышление на основе литературного чтения, то и овладеть чужим языком будет гораздо сложнее, знать его он будет поверхностно. У нас же английскому, например, начинают обучать чуть ли не с детского сада, когда ребенок еще и по-русски толком не говорит. На улице полно рекламы со смешением кириллицы и латиницы. В итоге дети начинают пользоваться неким химерным жаргоном, где русские слова и буквы мешаются с английскими. Это, кстати говоря, прямой путь к утрате национальной идентичности!

На мой взгляд, также пора отказываться от «интегративных», спонтанно возникших когда-то предметов, таких, как «Окружающий мир», «Россия в мире», «Граждановедение», и возвращаться к классическим фундаментальным дисциплинам. При этом надо признать, что в подготовку кадров придется вносить существенные коррективы, чтобы молодые учителя словесности сами могли донести русскую культуру, в том числе умение писать сочинения, до юных умов и сердец.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть