Владимир Васильев: «Память о Катюше будет жить»

13.04.2012

Елена ФЕДОРЕНКО, Пермь

В Перми завершается работа Международного конкурса артистов балета «Арабеск». На берега Камы юные танцовщики со всего мира приезжают в двенадцатый раз. С этого года конкурс стал носить имя Екатерины Максимовой.

Прологом к соревновательной программе послужил концерт-посвящение памяти великой балерины, чью драматургию, кажется, определила сама жизнь уникального дуэта «Катя и Володя» — ведь до сих пор мир знает Максимову и Васильева по именам.

Участники гала — солисты Большого театра Галина Степаненко и Иван Алексеев, Анастасия Сташкевич и Вячеслав Лопатин, Евгения Образцова, Дарья Хохлова и Клим Ефимов, прима Челябинского театра Татьяна Предеина, одна из первых учениц Максимовой, пермская пара Наталья Моисеева и Иван Порошин — за полтора часа начертали на сцене путь, пройденный Максимовой от школьных лет до мирового балетного олимпа. Вспомнили любимые партии и роли великой балерины ХХ века: от поставленной Касьяном Голейзовским для юной Кати «Мазурки» до «Фрагментов одной биографии» в постановке Владимира Васильева.

Номера хореографа Васильева — признанного мастера дуэтов — звучали объяснением в любви своей Музе. В «Сентиментальном вальсе» Чайковского юная Наташа Ростова мечтает о взрослой таинственной жизни; рахманиновская «Элегия», вошедшая в максимовско-васильевский репертуар, когда артисты перешагнули порог сорокалетия, — грусть художников, познавших смысл жизни и назначение искусства. О боли и страданиях, что прячутся за звездными успехами и почти всегда скрыты от сторонних глаз, рассказал в своей «Сарабанде» на музыку Генделя хореограф Раду Поклитару. И зал замер в финале, когда партнер пытается найти, обнять, а ее уже нет... В перерывах между просмотрами Владимир Васильев, худрук конкурса и председатель жюри, ответил на вопросы «Культуры».

культура: Жюри «Арабеска» возглавляла Екатерина Максимова, теперь конкурсу присвоено ее имя — по Вашему предложению?
Васильев: Это идея пермяков, они дорожат конкурсом и любят Катю. Впервые об этом я услышал от Георгия Исаакяна, в недавнем прошлом руководителя Пермской оперы. Сразу после ухода Кати он озвучил предложение сделать конкурс именным. Я обрадовался, теперь память о Катюше будет жить, пока существует пермский конкурс, а у него, думаю, впереди долгая история. Екатерину Сергеевну отличало серьезное отношение к своей профессии — от педагогов: балерины Императорских театров Елизаветы Гердт, легендарной Галины Улановой и Раисы Стручковой, готовившей с Катей ее последние роли. Всеми секретами профессии Катя делилась со своими девочками-ученицами, а она преподавала более двадцати лет, так что традиция продолжилась.

Имя Максимовой — великой балерины, талантливой артистки, человека прямого и бескомпромиссного, дает конкурсу верный ориентир, определяет его уровень. «Арабеск» появился на свет благодаря Кате, она была его «душой» и вполне закономерно, что теперь его назвали максимовским. Катины доброжелательность и честность чувствуются и в атмосфере конкурса, и в работе жюри, искренней и непредвзятой. На сданном оценочном листе члена жюри Жака д’Амбуаза, танцовщика Джорджа Баланчина, было написано: «Уважаемые члены жюри! Я восхищен вашей работой».

культура: В мире конкурсов много, в чем индивидуальность «Арабеска»?
Васильев: Он дает возможность участия тем, кому трудно добираться до таких балетных монстров, как Америка, Англия, Франция. У нас нет нижней возрастной границы: чувствуешь в себе силы — пробуй. И здесь более домашняя атмосфера. Еще один член жюри, Сирил Атанасофф, звезда Парижской оперы, заметил: «У меня полное ощущение, что мы — одна семья».

В Перми всегда широко представлен азиатский регион. Зачастую корейцы и японцы ведут линию русского балета в большей степени, чем наши соотечественники. Что объяснимо: почти со всеми работают русские педагоги. В их танцах есть полутона, то неуловимое, что так важно в искусстве. В балете для меня главное — музыка. На конкурсе мы видим, как иные танцуют ладно, но музыка — отдельно, танец — отдельно... Танцовщики с Востока артистичны и музыкальны, они, как ни парадоксально, сохраняют традиции русского балета.

культура: Кстати, многие из них работают в России, чувствуют себя естественно в наших труппах.
Васильев: Тот же Жак д’Амбуаз хочет провести некий семинар или конференцию на тему влияния русского балета на мировое искусство. «Вы даже не представляете, как изменилось наше отношение к исполнительскому мастерству, когда мы увидели ваш танец», — говорит он. Имеет в виду не только меня, Владимира Васильева, а наше поколение в целом.

культура: Разве Вы ровесники?
Васильев: Жак старше: мы начинали, когда он был в зените славы. Но принадлежим мы к одной танцевальной эпохе.

культура: Как жаль, что концерт памяти Екатерины Максимовой, открывший конкурс, прошел только один раз. Зрители плакали, настолько исповедальным он получился. Во многом благодаря тому, что Вы выступили в роли ведущего.
Васильев: Получился экспромт: я не собирался вести вечер, но потом подумал: почему нет? Программа связана с Катей и со мной, приехали артисты Большого театра, Катины ученицы. Решил, что если их представлю, то концерт станет теплее. Так и получилось — без официоза, почти по-семейному. То, что я рассказывал — как появился каждый номер, как относилась к нему Катя, кто и почему его исполняет, — вызвало в артистах волнение, даже трепет, и многие танцевали лучше, чем обычно.

культура: Ваши впечатления от конкурса?
Васильев: Он еще не завершен, и называть имена я не имею права. Мне нравится, что участников необычно много — около ста. Радует безусловное повышение исполнительского уровня.

культура: В последние годы Вы живете невероятно интенсивно: премьеры балетов и выставки в разных странах мира, жюри конкурсов, телепроекты, радиоспектакли, занятия живописью... Складывается впечатление, что Вы ищете — и находите — способы рассказать о сокровенном. Вот и в дни конкурса все его участники прильнули к экранам телевизоров, когда шла программа «Послушайте!» — внимательно смотрели и слушали даже те, кто ни слова не понимал по-русски. Расскажите об этом проекте.
Васильев: «Послушайте!» — цикл вечеров в Доме музыки, где известные драматические артисты читают стихи, и они это делают профессионально. Так сложилось, что Екатерина Ираклиевна Андроникова однажды услышала, как я читаю, и предложила попробовать. Согласился не сразу, но когда вошел во вкус, а мне очень помогла моя помощница Марина Панфилович, захотелось поделиться тем, что мной любимо, что меня радует.

Мы решили не ограничиваться творчеством одного поэта или определенным временем, а приоткрыть те поэтические миры, которые мне дороги. Так в программе возникли Некрасов и Державин, Крылов и Веневитинов, Фет и Тютчев, Огарев и Саша Черный. Решил прочитать и стихотворение Карла Маркса — почти никто не знает, что он баловался поэзией.

культура: Конкурс вышел на финишную прямую, что потом?
Васильев: После ухода Кати работаю гораздо больше, чем раньше, и времени катастрофически не хватает. Работа отвлекает от мыслей об утратах. Много занимаюсь живописью, пишу даже в дни конкурса, возвращаясь после просмотров. В ближайшее время в минском театре — премьера моей «Анюты», в Воронеже идет подготовка гала по шедеврам оперной музыки.

культура: Какие шедевры выбрали?
Васильев: Гала с участием и оперы, и балета имеет свою тему: танцевальные сцены из русских опер. Они будут чередоваться с ариями.

культура: Ставите танцы сами?
Васильев: Кое-что буду ставить сам. А вот «Половецкие пляски» из «Князя Игоря» Бородина пойдут в постановке Касьяна Голейзовского — его шедевр театры сохранили. «Сады Наины», «Марш Черномора» из «Руслана и Людмилы» Глинки в прочтении Ростислава Захарова, их считаю лучшими из всех, что дала история.

Для фестиваля в Америке готовлю балет «Франческа да Римини» на музыку Чайковского. Организаторы просят привезти балет «Заклятие рода Эшеров» Гордона Гетти, поскольку приедет сам композитор. Несколько лет назад я почти экспромтом сделал этот спектакль для фестиваля Михаила Плетнева. 31 мая в Большом театре празднуется 100-летие Музея изобразительных искусств имени Пушкина, мне предстоит огромнейшая работа: поставить вечер, отсмотреть, подобрать и смонтировать видеоматериалы. Планирую поездку в Одессу: там в театре готовится вечер в мою честь. Буду рассказывать о себе и, конечно, о своих коллегах, так что Катин вечер на «Арабеске» оказался своего рода проверкой сил в роли ведущего. Готовлю три авторские выставки живописи — они запланированы на лето.

культура: Мне показалось, что темы Вашей живописи изменились, не так ли?
Васильев: Раньше преобладали пейзажи. Быть может, потому, что я уставал от людей и, уезжая подальше от цивилизации, наслаждался природой. А сейчас меня увлекают лица, поэтому стал писать еще и портреты.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть