Владимир Грамматиков: «Сегодняшние дети — холодные и рациональные»

01.06.2012

Татьяна УЛАНОВА

Владимиру Грамматикову — 70. А его знаменитой картине «Усатый нянь» — 35. Два отличных повода устроить торжества с размахом, может быть, даже выпустить мемуары… Однако сам Грамматиков не считает, что пора подводить итоги.

культура: Следуя моде последних лет, и Вы бежите из города накануне юбилея?

Грамматиков: Мода тут ни при чем. Делаю это осознанно, учитывая опыт самого близкого друга — Игоря Ясуловича. Он на год старше. И в последнее время постоянно готовит меня к старости, рассказывая, какие еще болезни появятся. Пока все совпадает... Так вот, я видел, как он в прошлом году переживал этот кошмар, как маялся с юбилеем. Я не обеспокоен тем, вспомнят обо мне Владимир Владимирович и Дмитрий Анатольевич или нет. Абсолютно искренне говорю. Сегодня это ничего не значит. К сожалению. Все девальвировалось, в том числе награды и звания. Я помню послевоенное время. Мальчишками мы бежали смотреть на человека со Звездой Героя. Или на генерала. Это были настоящие люди! А сейчас что?..

Конечно, придется потом с друзьями посидеть. Выпить. Но это после уже. Когда закончится грохот канонады. А пока еду на рыбалку. В Прибалтику. На озера.

культура: Ваш возраст позволяет подводить некие итоги...

Грамматиков: Итоги подводятся не в связи с возрастом. Способность анализировать и делать выводы — отражение психоэмоциональной зрелости. Я, например, серьезно подводил итоги в 33 года. И очень многое тогда в жизни поменял. Люди ведь по-разному воспринимают возраст. Кто-то в 70 лет мечтает о покое и уединении. Я этого совсем не хочу. Хотя, конечно, есть неприятные моменты. Утомляемость, например. Но есть и планы. Еще хочется поснимать кино. Крикнуть: «Мотор!» Поработать в группе. Хотя и кино того уже нет. И былого очарования — тоже. Раньше все были как одна семья. Любили друг друга. Вечерами сидели с гитарой…

культура: А жизненные итоги? У Вас крепкий многолетний брак, дети, внуки… Разве это не достижение?

Грамматиков: Ну это же нормально для человека. Другой вопрос, что у меня одни мужики — два сына и пять внуков. Надеюсь, старший внук Никита правнучку подарит…

культура: Он пошел по Вашим стопам?

Грамматиков: Сначала окончил в Петербурге Университет профсоюзов. А потом узнал, что Карен Шахназаров набирает во ВГИКе курс, бросился к нему и нынешним летом уже получит второе высшее.

культура: Вашему браку почти полвека. Вы скромничаете, говоря, что это «нормально». Далеко не у всех так получается.

Грамматиков: Да, 49-й год пошел… Игорь Ясулович со своей Наташей тоже вместе 50 лет. Я однажды пошутил: надо в ЦУМе две витрины заказать. Чтобы мы сели парами. И таблички поставили: «Они вместе 50 лет!» Пусть люди смотрят на «птеродактилей»…

культура: Режиссеров с легким характером, наверное, не бывает. Стало быть, Ваша супруга Наталья Николаевна, дочь замечательного художника Николая Жукова, — удивительно терпеливая женщина…

Грамматиков: Понятно, что ей досталось… Она преподавала французский язык в балетном училище Большого театра. У Головкиной. Но после рождения второго сына оставила работу и с тех пор занимается домом, детьми, внуками.

культура: А где Вы ее нашли?

Грамматиков: На Николиной горе. В седьмом классе. По-разному складывались наши отношения. Но из армии — а я отслужил три года — Наташа меня ждала. И после демобилизации все было решено.

культура: В том, что Вы состоялись, есть и ее вклад?

Грамматиков: Безусловно. Спина моя была прикрыта всегда. В 90-е годы я остался совсем без работы — как будто штепсель из розетки вынули. И пока переживал безработицу, она, русская женщина, засучив рукава пошла торговать кастрюлями-сковородками. Так мы продержались.

культура: Интересно, в семье режиссера, полжизни снимающего кино про детей и их взаимоотношения со взрослыми, существовала проблема отцов и детей?

Грамматиков: Мне хотелось бы более доверительных отношений с мальчишками. Но они очень рано стали самостоятельными.

культура: Наказывать приходилось?

Грамматиков: Разговаривал жестко, случалось. Но физически никогда не наказывал. Нужно быть убежденным в том, что поступаешь правильно. Снять ремень и надрать задницу — не фокус. Но и ты удовольствия не получишь, и ребенок ничего не поймет. Поэтому старался воздействовать убеждением. И в моей семье, где я был предпоследним, четвертым ребенком, складывалось так же. Папу — госчиновника, замминистра угольной промышленности — мы видели редко. Мама — оперная певица — пожертвовала карьерой ради семьи. И всю жизнь для меня образ семьи и пример, как должно быть, — это мама. Благодаря ей мы, пятеро детей, жили очень дружно. И всегда знали, кто что делает. Я, например, лет с восьми ходил за хлебом. Это была настоящая ответственность перед ближними. Так приучила мама. И никого не интересовало, заигрался я в футбол или просто забыл купить. Нет хлеба? За столом сидят голодные братья и сестры и смотрят на тебя…

культура: Вы родились 1 июня 42-го. То есть родители зачали Вас, когда вовсю шла война…

Грамматиков: Я сам удивляюсь… Коля родился в 32-м, Юрка — в 35-м, Люся — в 38-м, я — в 42-м, Галя — в 48-м. Все годы были непростые. В начале 30-х папа был в Средней Азии, разрабатывал шахты. Шла борьба с басмачами, мама ходила с маузером. И все равно любовь оказалась сильнее — родился Коля. Потом Юрка — в Копейске. Где тоже не пойми что творилось… Помотался, конечно, отец по стране. Ну и мама с ним. Разве что после войны, уже в Москве, стало чуть полегче. Переехали в 46-м. Немного пожили в Подмосковье, на Клязьме. А когда достроился дом на Воровского (наш подъезд был ближайшим к Театру киноактера), переехали туда, на шестой этаж. И оказались на одной лестничной клетке, дверь в дверь, с семьей Михалковых. С Андроном больше Юрка общался, а мы с Никитой с 9 до 18 лет были близки, как братья.

культура: Вдруг поймала себя на мысли, что трехлетний сын любит мультики не только моего детства, но и Вашего: «Храбрый заяц», «Павлиний хвост», «Необыкновенный матч»… А что Вы смотрели мальчишкой?

Грамматиков: Фильм «Звезда», «Подвиг разведчика» — 13 раз! Главной задачей было после сеанса остаться и посмотреть картину второй раз — это же так интересно, когда все про героев знаешь! Прятались за шторами, между рядами. Кинотеатры были битком набиты, свободного места не найти. Приходилось забиваться в уголочки…

культура: «Все мы родом из детства...» Астрид Линдгрен, с которой Вы встречались, вероятно, многое про это понимала. Почему так важно помнить детские годы?

Грамматиков: Важно, что вообще фиксирует твое сознание. Как ты формируешь свое мировоззрение. Что оставляешь в себе. Мы с удивительной легкостью можем избавиться от чего-то очень значимого. И придать значение чему-то второстепенному. У многих в жизни бывает такая путаница. А ведь чем ты наполнен, что оставил в эмоциональной памяти, то ты и есть. Линдгрен была мудрейшей женщиной. Когда мы встретились перед съемками «Мио, мой Мио», она прямо сказала: «Ну что ты мне про фильм рассказываешь? Расскажи про себя. И я буду знать, какой будет картина». Ей тогда было за 70, и она была очаровательна. Классическая европейская старушенция. С очень ясным глазом, морщинистой кожей. Живущая в очень уютной, но предельно простой квартирке.

культура: Вы рассказывали ей про переезд семьи из Свердловска в Москву?

Грамматиков: Да, да… В товарном вагоне. С пианино, коровой и очаровательной собакой Лайкой.

культура: Это же абсолютно киношный эпизод, роскошный!

Грамматиков: Не просто эпизод… Я всю жизнь мечтал с кем-то сесть и написать… Если делать гимн матери, то именно с этой историей. Две недели мама с нами четверыми ехала в Москву, к отцу, точно не зная, где он. Слухи приходили разные. Но женская интуиция подсказывала, что мы должны ехать. И мама распродала все, оставив только пианино, корову и собаку. Сказать, что было сложно, — ничего не сказать. На станциях старший брат бегал за кипятком. Потом, когда я служил в армии и тоже ездил в товарняках, мы могли на буржуйке готовить картошку с тушенкой. Три года я сопровождал особо секретные грузы. Капустин Яр, Новая Земля…

культура: Нельзя было избежать армии?

Грамматиков: Наверное, можно. Только не с моим принципиальным отцом. У меня старший брат служил. Сын Егор. Внук Федя — две недели как мобилизовался…

культура: Вы за то, чтобы мальчики служили? Даже в нынешней армии?

Грамматиков: Я за то, чтобы не вертелись. Не крутились. Не готовили липовых справок. Не глотали резинок. Не врали. Не делали из себя дураков… И сейчас можно служить. Конечно, должно быть чувство меры, контроль. Не о боевых точках речь…

культура: Мои школьные годы — это «Усатый нянь», «Приключения Электроника», «Вам и не снилось»… Все то, что теперь зовется классикой. А в новой России были картины, которые Вас по-настоящему зацепили?

Грамматиков: Фильма-события не было. Надо признать, что российский кинематограф все-таки болен. Но не смертельно. И есть надежда, что выкарабкается.

культура: А «Реальная сказка» Безрукова? Или «Школа» Гай Германики?

Грамматиков: Я не сторонник осовременивания сказок. Должно оставаться волшебство, таинство. А «Школу» я не люблю. Это эпатажный проект. И задачу перед режиссером телеканал ставил не творческую. Понятно, что все показанное в фильме в наших школах есть. Но собрать в одну кучу все самое кошмарное и размышлять об этом? Для чего? Все-таки творчество должно если не исцелять, то, по крайней мере, давать некое направление… А поставить диагноз, ткнув в болячку: «У тебя тут язва» и уйти — в творчестве, на мой взгляд, это безнравственно.

культура: Вы много лет возглавляли детские фестивали в «Артеке», «Орленке»…

Грамматиков: Сейчас у меня остался только форум «Бумеранг» в «Орленке», куда собираются 460 детей от 6 до 16 лет, снимающих кино — документальное, игровое. Они будь здоров, что делают!

культура: А сами-то что же? Давно не слышно о Ваших режиссерских работах.

Грамматиков: Очень хочу снимать! Но, вы правы, уже десять лет не делаю этого. Жалко, годы-то идут. И проекты были. А не дают — Минкульт трижды обманывал. Вот сейчас Фонд кино опять будет рассматривать мою заявку...

культура: Были разговоры о продолжении «Усатого няня»...

Грамматиков: Да, Сережа Проханов звонил. Был написан сценарий. Но я отказался от участия в проекте. Не верю. Понятно, что герой Сережи стал директором детского сада. Что главные герои — дети тех детей. И что они другие. Но Шагаловой нет. Новое время. Без наивного очарования. Без трепета жизни… И что со всем этим делать?

культура: Какие они, сегодняшние дети, по сравнению с детьми 70-х?

Грамматиков: Более информированные и бесчувственные. Более холодные и рациональные. Большинство из них ушло в виртуальный мир. И это не случайно. Современным детям там проще. Забавнее. Комфортнее. С псевдодрузьями. С псевдолюбовью. Они не хотят переживать, сострадать. Не готовы среди ночи подняться, если позвонит друг. Реальность их пугает… Что делать родителям? Бить по рукам? Прятать шнуры?.. Все бессмысленно. Не будет компьютера дома — ребенок придет в интернет-кафе. Детям необходимо и полноценное общение с родителями — с культпоходами и прогулками; и возможность приглашать в дом друзей, и игра в футбол… В советские годы формирование личности коммунистического завтра было закреплено за школой с продленкой. Да, она не справлялась. Дети были недообразованы, недовоспитаны. Но сейчас школе и вовсе не до воспитания. Эта функция полностью легла на плечи родителей.

культура: Что со студией Горького? Вам больно об этом говорить?

Грамматиков: Был период очень тяжелый. Но со временем рана стала затягиваться… Нынешний руководитель Сережа Зернов студию хорошо знает. Дай бог ему удачи! Правда, пока компания зарабатывает деньги, сдавая в аренду помещения. Самостоятельных проектов нет. И на голом энтузиазме сейчас кино не снимешь. Нужны деньги, деньги, деньги... А в детское кино вкладывать не хотят. Потому что вложенное очень долго возвращается. Решения должны приниматься на государственном уровне. И детское кино нужно связывать с образованием. Это то, что я планировал осуществить на студии Горького, прекрасно понимая, что на кино денег не будет.

культура: Два года назад Вы стали креативным продюсером компании Disney в России. Как Вам эта работа?

Грамматиков: Я в восторге! Год занимался контентом четырехлетнего плана фильмопроизводства. Раньше сказали бы: собирал сценарный портфель. В нем и русская классика, и экранизации, и оригинальные сценарии… Многие думают, что Disney — только для детей. Совсем нет. Это семейный продукт, рекомендованный для «детей» от 10 до 45 лет. Недавно закончились съемки сериала «После школы» (режиссеры Андрей Болтенко, братья Пресняковы). Буквально на днях на «Мосфильме» снимали «Приколы на переменке».

культура: От Америки сильно зависите?

Грамматиков: Нет, нет. Сами все определяем, сами планируем… У меня в день по шесть встреч бывает. С драматургами, писателями. Обсуждаю и компьютерную графику, новые разработки… По контракту я два года не имел права самостоятельно снимать. Но теперь, если появится проект, меня отпустят. Другое дело — проект должен быть оч-чень достойным.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть