Сергей Лазарев: «Любой может нацепить дамское платье и стать забавным на три минуты»

11.05.2012

Светлана ПОЛЯКОВА

Популярный певец, актер театра и кино, шоумен Сергей Лазарев сыграл главную роль в майской премьере театра Пушкина — спектакле «Таланты и покойники» по пьесе Марка Твена Is he dead? Так же как и его Макс в нашумевшем спектакле «Одолжите тенора!», нынешний герой Лазарева, талантливый художник Франсуа Милле, вынужден выдавать себя за другого. Ему приходится играть роль своей мнимой сестры…

культура: Ваша предыдущая театральная премьера состоялась семь лет назад. Почему так долго не находилась новая роль?

Лазарев: О новой роли мы говорили еще с Романом Ефимовичем Козаком. Когда года через три-четыре после премьеры «Тенора» случился всплеск моей сольной певческой карьеры, я ненадолго ушел из спектакля, и мы тогда думали, что неплохо было бы вернуться на театральную сцену с чем-то новым. Но работа над новым спектаклем означает остановку всего остального: чтобы репетировать нынешнюю премьеру, мне пришлось на несколько месяцев прекратить всякую музыкальную жизнь. Я долго искал такую возможность и года полтора назад сам сказал режиссеру Eвгению Писареву, что хочу сыграть еще что-то. Мы запланировали этот спектакль после того, как я сделаю большой сольный концерт в Москве, а Женя поставит «Великую магию». Хотя тогда у нас даже пьесы еще не было. Мы останавливались то на одной, то на другой…

культура: И все варианты были легкие, комедийные?

Лазарев: Первая пьеса, на которую мы обратили внимание, как раз была совсем не легкая. Мне хотелось уйти в другой жанр. Это была экспериментально-скандальная история, драматическая роль. Не хочется раскрывать подробности — вполне возможно, мы к ней еще вернемся. В итоге я решил, что все-таки хочу нести позитив зрителю, хочу задержаться в комедийном жанре. Когда Женя принес пьесу Марка Твена Is he dead?, обнаруженную лет десять назад в черновиках, мы решили, что это то, что нужно. Здесь, как и в «Теноре», очень добрый юмор. Репетируя, мы от удачно найденного хода или гэга сами хохотали в голос.

культура: Основная интрига пьесы — перевоплощение главного героя в женщину. Это будет Ваш дебют в женской роли?

Лазарев: Еще когда я учился в Школе-студии МХАТ, у меня был довольно удачный этюд — пародия на Тамару Максимову, ведущую «Музыкального ринга». Потом в институте я вел даже какие-то капустники в таком образе — это стало «фишкой» курса. Я тогда переодевался в женское платье, но это все было утрированно, грубо — пародия есть пародия. Вряд ли тот опыт мне сегодня помогает. Но, по крайней мере, убирает некую психологическую черту, через которую уже не надо переступать впервые.

культура: То есть Ваш женский персонаж — это не эксцентричная «тетушка Чарли»?

Лазарев: Это совсем не пародия, а очень серьезная роль. Я хорошо понимаю, что существует тонкая граница, за которой можно скатиться в пошлость. В принципе, любой мужчина может нацепить дамское платье и стать забавным ровно на три минуты. А мне в этом платье предстоит провести большую часть спектакля, остаться интересным, не оттолкнуть, наоборот, влюбить в себя в этом образе и публику, и даже одного из персонажей. Всех интригует переодевание, а меня больше волнует роль Франсуа Милле — гениального художника. Как сыграть гения, чтобы стало понятно, что он гений? Может быть, у него какой-то особенный взгляд, даже какие-то странности характера? Есть гении, которые постоянно пребывают в себе, в своей работе, но на сцене ты не можешь уйти в себя, это очень скучно. Приходится искать выражение каких-то выплесков гениальности. Мой персонаж — нормальный мужчина. Его просто вынуждают переодеться его друзья — для него это единственный выход, чтобы справиться с жизненной ситуацией. С актерской точки зрения это колоссально трудная задача, потому что все его «перевоплощение», включение в игру происходит медленно, дозировано, на протяжении целого акта, когда я практически не ухожу со сцены.

культура: Почему Вы играете только на сцене театра Пушкина? У Вас не было других предложений?

Лазарев: Я играл и на учебной сцене МХТ — десять лет назад. Это была постановка Аллы Борисовны Покровской «Несколько дней из жизни Алеши Карамазова», я играл Алешу. Но в театре Пушкина я поселился еще со Школы-студии МХАТ, когда в 2000 году Роман Козак пригласил меня, студента второго курса, на роль Ромео. Я предан этой сцене: здесь работают люди, которые знали меня еще до того, как состоялась моя певческая карьера. А Евгений Писарев был одним из моих педагогов по актерскому мастерству и режиссером спектакля «Одолжите тенора!», и мне с ним очень комфортно работается. Поэтому предложения от других театров я пока не принимаю. Тем более что они, как правило, предусматривают эксплуатацию образа моего персонажа из «Одолжите тенора!» или моих певческих данных. А музыки в моей жизни и без того достаточно.

культура: Вы приняли участие в телепроекте «Призрак оперы» — Вам классической музыки не хватало в жизни?

Лазарев: Я спокойно отношусь к опере. Участие в проекте было для меня просто экспериментом. Таким же, как «Танцы на льду» или «Цирк со звездами». Я себя каждый раз бросаю в то, что мне несвойственно. И театр для меня — эксперимент. Я певец. Пою с восьми лет. И уже 13 мая, сразу после премьеры «Талантов», я с головой погружусь в музыку: концерты, съемки, выпуск DVD с московским сольным концертом «Биение сердца», музыкальная премия Муз-ТВ, где я присутствую в двух номинациях — «Лучший исполнитель» по музыкальным итогам прошедшего года и «Лучшее концертное шоу» за «Биение сердца» в Крокус Сити Холле. А в октябре я планирую выпустить четвертый сольный альбом, так что все лето проведу в студиях в Европе.

культура: Что Вы считаете своим самым большим достижением?

Лазарев: Я многими вещами горжусь. Но самым большим достижением считаю то, что я самостоятельный и никому ничего не должен. Всего добился сам. Конечно, при помощи своей команды. Но я человек свободный, чему могут позавидовать многие артисты. Все, что я делал в своей сольной карьере после распада SMASH!!, я делал без участия продюсера. Была рекорд-компания, которая меня финансово очень поддержала, когда я начинал сольную карьеру. Но я сразу сказал, что не будет у меня продюсеров, никакой диктатуры я не хочу, сам знаю, что мне делать, вы просто поддержите меня финансово, а я буду выдавать результат. И выдавал этот результат. Когда закончился контракт, я взял и финансовую сторону на себя. Записываю песни и клипы на свои собственные деньги, проекты финансирую сам, у меня нет продюсерского центра. Сам выбираю песни, режиссеров, плачу им деньги, решаю, в каких проектах участвовать, в каких нет. Среди молодых артистов таких примеров больше не знаю.

культура: А за появление на телеэкране тоже сами платите?

Лазарев: Я никогда в жизни не платил ни за обложку, ни за хит-парад, ни за премии какие-то, ни за эфир. Ни-ког-да! Если мне говорили: «Песня ваша неформатная, но мы можем рассмотреть ее с коммерческой точки зрения», я отвечал: «Спасибо, не надо». По телевизору меня показывают только потому, что есть интерес ко мне и моему музыкальному продукту.

культура: Вам не обидно, что в театре Вы не «прима»?

Лазарев: Я играю в этом театре уже третий спектакль, и все мои партнеры по «Талантам...» видели меня, что называется, в деле. Мне уже не надо никому доказывать, что я артист. Другое дело, что здесь я не солист, а как бы первый среди равных — не в силу таланта, а в силу значимости персонажа, вокруг которого строится сюжет. Ну а премьер я в театре или не премьер — это решать зрителям.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть