Родион Овчинников: «Надеюсь, у Меньшикова все получится»

25.11.2012

Анна ЧУЖКОВА

Здесь не прерываются репетиции, полным ходом идет ремонт, а афиша наполняется новыми спектаклями. Каким станет Театр имени Ермоловой под руководством Олега Меньшикова, еще предстоит узнать. 1 декабря здесь наконец откроют сезон «Самой большой маленькой драмой». Накануне премьеры «Культура» побеседовала с режиссером и драматургом Родионом Овчинниковым.

культура: Как появилась «Самая большая маленькая драма»?

Овчинников: Мною были взяты чеховские персонажи из рассказа «Калхас». Старый провинциальный артист заснул в гримерной после своего бенефиса. Проснувшись во хмелю среди ночи, он встречает суфлера, которому негде кроме как в театре ночевать. У Чехова суфлеру принадлежат всего две-три реплики, и сценического действия там минут на десять. Чтобы получился полноценный спектакль, надо было сочинять пьесу. Главное, что в спектакле остался дух Чехова, он проявляется в любви к театру. Ведь так мало драматургов, которые любят и знают театр вдоль и поперек: Островский и Чехов.

культура: Как бы Вы определили жанр своего спектакля?

Овчинников: В жизни актеры редко бывают людьми, но иногда на сцене возникают как небожители — так говорит персонаж в моей пьесе. Понять актерскую природу очень нелегко. Как отличить игру от искренности, позу от подлинного страдания? Поэтому наш спектакль — трагикомедия.

культура: Вы часто берете в соавторы классиков?

Овчинников: Да, делаю инсценировки романов, рассказов. На этой же сцене идет мой спектакль «Одесса 913» по мотивам Исаака Бабеля, но сейчас появляется все больше моих оригинальных пьес. Они идут уже во многих театрах: в Чехии, Польше, Англии, московском «Современнике», а скоро появятся и в Театре имени Вахтангова.

культура: Насколько мне известно, Валентин Гафт и Владимир Андреев, которые сыграют дуэтом в «Самой большой маленькой драме», давно и крепко дружат.

Овчинников: Да, с таким прицелом я и брался за постановку, пьесу писал как раз под этих актеров. Они вместе раньше никогда не работали, а если где-то в кино и встречались, то, по-моему, не были партнерами. Для них это не просто очередной спектакль, это послание людей, принадлежащих к уходящему великому русскому театру. Театру, который исследовал не смерть человеческого духа и жизнь тела, как сейчас модно, а жизнь человеческого духа.

Для этих двух актеров театр — служение, цель, а не средство зарабатывания денег. Они, конечно, трепещут перед премьерой, но я им отвечаю, что мы втроем поем свою песню, и нам не важна никакая критика. Ведь ничего прекраснее соединившихся на сцене человеческих душ нет. Я считаю, что предметом исследования может быть только человеческая душа, а не всякие испражнения. Спектакль должен говорить о человеке, а не о голой, сухой режиссерской концепции.

культура: Слышала, Вы мечтаете о собственном театре.

Овчинников: Не мечтаю — знаю, что он должен быть. Мне просто необходим следующий шаг. Сейчас в театрах беда одна: ни в одном нет художественной идеи. Несмотря на то, что их возглавляют почтенные люди, народные артисты, никто не знает, куда их корабли плывут. Есть набор спектаклей, но за ним не просвечивает четкий моральный императив, ради которого существует этот театр. БДТ Товстоногова, молодые «Таганка» и «Современник», Театр на Малой Бронной при Эфросе — все они имели свое лицо. А сейчас репертуарный театр разрушается. Это искусство коллективное, и труппа должна развиваться как организм. Заменить его механическим Гомункулусом или Франкенштейном в виде антрепризы нельзя. Сегодня создаются полигоны, чтобы удивлять и потрясать. Но меня не надо потрясать, обратись к сердцу моему!

культура: Полагаете, что в обновленном Театре Ермоловой такая идея будет?

Овчинников: Это определяется годами, все-таки обретение художественной идеи — дело не одного месяца. Вообще, мне этот театр нравится. В нем есть ощущение дома, он освящен атмосферой. А это ведь такая сказочная субстанция: либо есть, либо нет — как любовь. К тому же многострадальная история... Вы знаете, что именно с этой сцены Мейерхольд объявил, что его театр закрывается? Но самое главное — люди. Здесь им чужда любая фанаберия. Дорогу осилит идущий, надеюсь, что у Олега все получится.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть