Наталья Осипова и Иван Васильев: «Мы не жалеем об уходе из Большого»

27.01.2012

Елена ФЕДОРЕНКО, Санкт-Петербург

Санкт-петербургский Михайловский театр после перерыва показал балет «Лауренсия». Взбудораживший публику еще и тем обстоятельством, что именно в нем вышли на сцену столичные «перебежчики» — Наталья Осипова и Иван Васильев.

Самая перспективная пара Большого театра покинула главную сцену страны по собственному желанию — случай беспрецедентный. Сразу после премьеры «Лауренсии» Иван и Наталья рассказали газете «Культура», как складывается их новая жизнь.

культура: «Лауренсия» Чабукиани — спектакль, который в России давно не идет. Сохранилось только двадцать минут кинозаписи. Равнялись на нее?
Осипова: Видела еще фрагменты из тбилисской «Лауренсии». Все говорят: «Как танцевали Чабукиани, Дудинская, Плисецкая!» Записей совсем чуть-чуть, а легенда жива. Когда остается легенда, то надо как-то соответствовать. Не хочется выглядеть глупо и смешно. Все поменялось: и артисты, и вкусы публики, да и эстетика танца. Самое сложное — оставаться естественной в драмбалетах, которые поставлены более полувека назад, когда в людях жил романтический дух.

культура: «Лауренсия» была приманкой, когда вас уговаривали перейти в Михайловский театр?
Осипова: Безусловно, мне хотелось станцевать «Лауренсию». С балетмейстером-постановщиком спектакля Михаилом Григорьевичем Мессерером, который нам сейчас очень помогает, мы давно говорили, что хорошо бы приехать, станцевать «Лауренсию». Но для этого необязательно было переходить в Михайловский.

культура: Чем манила «Лауренсия»?
Осипова: Характером героини. Партия поставлена на балерину с хорошей техникой и хорошим прыжком — у меня есть такие возможности. И сколько бы ни говорили, что балет — это вам не цирк с трюками, но «Дон Кихот», «Пламя Парижа», «Лауренсия» подразумевают виртуозное владение техникой.

культура: Вы активно вошли в репертуар Михайловского, сразу станцевав «Спящую красавицу» Начо Дуато и «Лауренсию». Как вам удалось так быстро выучить балеты? У вас хорошая память?
Осипова: Даже не память. Мы просто грамотно составили график и учли свои возможности. А когда к работе подходишь с головой, можно успеть многое. Мы захотели, мы включились, мы станцевали.
Васильев: Вообще мы быстро учим. Чем быстрее выучишь спектакль, тем больше у тебя будет времени его совершенствовать. Спектакли становятся лучше, когда их чаще танцуешь. Только так.

культура: Не поделитесь ли планами?
Васильев: Впереди — «Баядерка», «Дон Кихот», несколько «Спящих», гастроли с театром. Я еду в Японию с Большим театром танцевать «Спартак». Потом — в Нью-Йорк с «Королями танца». Затем — «Спящая красавица» в Мюнхене с Наташей. Но из-за того что в Михайловском будет возобновление «Дон Кихота», можем туда и не попасть.
Осипова: Может быть, еще получится. Думаю, что в конце сезона наконец-то станцую «Лебединое озеро» в Михайловском. Много работы в Нью-Йорке и Мюнхене.

Вообще у нас очень длинный сезон в Американском балетном театре. У меня больше десяти названий.

культура: От Начо Дуато, который год назад возглавил балет Михайловского, вам что-нибудь обещано?
Васильев: Начо будет работать с нами, но уже в следующем сезоне.
Осипова: Когда встречаешься с таким мастером, то думаешь о том, чтобы он что-то поставил для тебя. Я мечтала танцевать его балеты.

культура: Расскажите о работе в Америке с Алексеем Ратманским над «Жар-птицей» Стравинского.
Осипова: Мне безумно нравится. Алексей посмотрел на «Жар-птицу» совсем по-новому. Танцую с Марсело Гомесом. Вместе работаем впервые, но у нас есть что-то общее по энергетике. Мы оба сильные, и получаются интересные, очень сложные, перетекающие дуэты, когда его Иван-царевич пытается укротить мою героиню. Все так брутально, а Ваня говорит, что еще и очень эротично, красиво. Не могу сказать, что Ратманский ставит лично на меня. Он скорее осуществляет свою фантазию, а мы ее пытаемся воплотить.

культура: Наверное, в Михайловском по сравнению с Большим все кажется таким маленьким...
Осипова: С огромным театром я встречусь в Метрополитен-опера — там пятитысячный зал. В камерности, уюте, домашней атмосфере Михайловского есть своя прелесть. Думаю, если скажу, что в Большом театре я жила обособленной жизнью, это будет правда. Не могу сказать, что с кем-то водила крепкую дружбу, хотя со многими была в добрых отношениях, чувствовала себя вполне комфортно, жила работой и своими спектаклями, гадостей, как мне кажется, никому не делала. Но часто, особенно после возвращения из отпуска или с гастролей, остро ощущала какую-то волну негатива. Вообще там процветает наш родной менталитет — не любить успешных.

культура: Хорошо, когда соседу плохо?
Осипова: Да. К этому можно с юмором относиться, так я и делала. Но постепенно атмосфера начинает давить, и ты думаешь: зачем быть там, где тебе нехорошо? Нас все время спрашивают, почему мы ушли. Причина — не деньги и даже не репертуар. Просто мне стало тяжело там находиться. Вот и все. И обидно, и смешно, когда говорят: ей не дали «Спящую» — и она ушла из театра. Что за глупость! Что за бред! Как можно принимать такие серьезные судьбоносные решения из-за того, что не дали роль? Ведь не такая же я дура, чтобы разменивать на это жизнь! Я танцевала «Спящую» в Нью-Йорке, танцую ее в Мюнхене. Конечно, хотелось бы, чтобы и своя публика это увидела. Но не дали — ничего страшного. Хотя я считаю, если ты прима-балерина театра, один раз тебе должны дать станцевать. Мне, кстати, обещали «Спящую» в январе.

Васильев: Когда я приезжал в Большой репетировать Спартака, то чувствовал себя счастливым человеком, будто радуга занималась — так мне хорошо. А вокруг все серое, тусклое и грустное. У всех проблемы, словно катастрофа какая-то происходит.
Осипова: У нас тоже есть проблемы.
Васильев: Конечно, но у нас все весело, свободно как-то.

культура: И все-таки — оказался ли ваш переход спонтанным? Большой ведь был заинтересован, чтобы вы остались?
Васильев: Нет, мы долго думали и неоднократно ставили в известность руководство Большого театра, что собираемся уходить. Никаких сюрпризов.
Осипова: Есть те, кто нам говорил: вы не лучшие, не думайте. А мы никогда и не хотели быть лучшими. Мы стремились быть любимыми. И кажется, у нас получается.

культура: Не жалеете о принятом решении?
Васильев: Об этом некогда даже и подумать — сумасшедший режим. Целый сезон живем на чемоданах.

культура: По родным не скучаете?
Осипова: Вчера приехали наши родители на несколько дней. Они были счастливы увидеть нас в новых партиях. Ведь глупо, когда нам говорят: вы ушли из Большого, чтобы танцевать какие-то непонятные спектакли. Хочется ответить: ну и сидите, и танцуйте всю жизнь один и тот же репертуар! В нашей профессии нельзя останавливаться. Здесь нас окружают прекрасные люди, талантливые педагоги...
Васильев: И все мы под крылом Владимира Кехмана, которым я восхищаюсь. Он из тех людей, которые дорожат своим театром, своими артистами и вкладывают в них всю свою энергию.
Осипова: Он абсолютно серьезно озабочен тем, чтобы сделать театр лучше, чтобы появлялись хорошие спектакли, чтобы всем было комфортно. Он смотрит спектакли и реально, искренне переживает.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть