Константин Хабенский: «У меня нормальная балбесная ситуация»

06.04.2012

Валерия КУДРЯВЦЕВА

Константин Хабенский и Юрий Башмет дали совместный концерт в Москве. Не самый очевидный творческий тандем представил уникальную литературно-музыкальную программу: актер читал отрывки из «Калигулы» Камю, камерный ансамбль «Солисты Москвы» под управлением маэстро исполнял квартет Шуберта «Смерть и девушка».

В интервью «Культуре» Константин Хабенский рассказал, почему снова взялся за Калигулу и что еще важно для него в последнее время.

культура: Константин, в 1998 году Вы сыграли Калигулу в постановке Юрия Бутусова. Спектакль тогда стал сенсацией театрального Петербурга. Почему спустя четырнадцать лет Вы снова возвращаетесь к Камю?

Хабенский: Дело в том, что эту пьесу нужно играть в молодом возрасте, а содержание и смысл тех слов, которые там написаны, понимаешь чуть позже. Но сейчас уже выходить на сцену в образе Калигулы немножко стыдно. Надо иметь совесть. Поэтому я взял на себя наглость, и вместе с Юрием Абрамовичем мы сделали этот проект — не спектакль, а сцены и монологи из пьесы. То есть не «Калигула», а то, о чем там написано. Это совсем другой жанр, он требует других вложений. А что касается текста, он сейчас очень актуален своим политическим, экономическим контекстом и общими глобальными мировыми вопросами, которые были поставлены много-много веков назад.

культура: Как из небольшого номера для благотворительного концерта фонда «Подари жизнь» появилась целая программа?

Хабенский: Сначала я попробовал прочитать маленький кусочек — номер длился всего десять минут, и оказалось, что такое совмещение музыкального нерва и актерского ремесла людям интересно. Тем более Камю и Шуберт отлично сочетаются: и в том и в другом произведении разговор о жизни и смерти, и там и там достаточно нервная, тяжелая и одновременно светлая история.

культура: Вы не только участвуете в благотворительных проектах коллег, но и создаете свои. Один из них — школы творческого развития. Как возникла и развивалась идея? Ведь изначально этот проект планировался в помощь пожилым актерам?

Хабенский: Долго вынашивалась мысль, как помочь пожилым актерам, которые уже не в рабочей обойме. Просто я подумал, что будет правильно реализовать их творческий потенциал. На поверку оказалось, что не все готовы участвовать в создании детских студий творческого развития — в силу здоровья, желания и т.д. Потом я понял, что это нужно не только старшему поколению, но и среднему, и начинающим актерам в провинции, потому что не всегда хватает работы, не всегда есть возможность выплеснуться и выразиться. Поэтому получилась смешанная возрастная категория среди педагогов.

культура: Какова цель этих студий?

Хабенский: Мы не ставим задачу растить актеров — это важно. При помощи актерских дисциплин, в игровой форме мы готовим детей, чтобы они выходили в жизнь свободными, развитыми, творческими.

культура: Как часто Вам самому удается выбираться к студийцам?

Хабенский: Не так часто, как хотелось бы. И как следовало бы. Но, по крайней мере, раз в полгода точно стараюсь бывать с проверкой. Мы сейчас устаканиваемся для того, чтобы окончательно понять, в каком направлении работаем. Летом проведем первый фестиваль. Все 12 студий приедут — дай бог, если все получится — под Екатеринбург. Будут и импровизации, и показы, и экскурсии, и костры, и посвящения. Приедут наши именитые коллеги. Постараемся так «зажечь» на пять дней, чтобы все запомнили. Там же пройдут круглые столы, где будем обсуждать: что хорошо, что плохо, куда двигаться дальше. И откроем третий год существования.

культура: А в Москве есть такая студия?

Хабенский: Нет, в Москве дела обстоят более или менее хорошо и без нас. Больше по провинции. Я попробовал в Петербурге сделать. Получилось. Но там тоже достаточно загруженные дети. Не всегда у них хватает времени, чтобы полноценно заниматься в студии. Это тоже работа. Они думали, что будет веселье, но оказалось, что работа.

культура: Сколько детей в одной студии?

Хабенский: В среднем — от 70 до 140. Условие — принимаются дети, которые учатся в одной школе. Мы стараемся брать самые простые, не напичканные школы, чтобы привлекать к ним внимание. Учителя уже говорят, что есть качественный скачок у детей, которые ходят в студию. Уровень речевых оборотов, качество общения, сплоченность. Там очень много интересных вещей.

культура: Есть программа, рассчитанная на какое-то количество лет?

Хабенский: У нас экспериментальная программа. В основном с пятого класса по десятый. Но в некоторых школах занимаются и со второго класса. Основные дисциплины — актерское мастерство, развитие фантазии, художественное слово, чтобы любить и понимать то, о чем ты говоришь, и пластика. А все остальное — дополнительные занятия, кто во что горазд. Есть музыкальные классы, кукольные, анимационные.

культура: Какие-то результаты уже ощутимы?

Хабенский: Мы периодически устраиваем открытые уроки, показы для родителей. Все мои коллеги, кто имеет возможность, стараются приезжать хотя бы на час, на полчаса в какую-нибудь школу — Казань, Пермь, Екатеринбург, Нижний Тагил, Воронеж, Новосибирск, Питер, Уфа... Сережа Безруков, Михаил Ефремов, Олег Меньшиков, Сергей Гармаш, Сергей Маковецкий, Аверин Максим, Бозин Дима... Мхатовские мои коллеги тоже с удовольствием участвуют. Каждая школа выпускает газету раз в три месяца — о жизни своей студии. Потом часть тиража разлетается по стране в остальные 11 студий. Интернет — это более холодная история, которая в последнее время не ценится ни на грош с точки зрения художественного общения, а газета — тактильная вещь. Она теплая, ее можно сохранить.

культура: Что занимает Вас сейчас больше — театр, кино, школы? К чему душа лежит?

Хабенский: Надо завершить начатые киноработы, закончить этот сезон театральный, провести фестиваль, вздохнуть и подумать, что же делать дальше. Вот так честно скажу. Надо понять, в какую сторону направлять силы.

культура: Как удается себя сохранять при таком количестве ипостасей?

Хабенский: Один очень хороший педагог однажды сказал: здоровье актеру дано для того, чтобы он нещадно его сжигал. Под здоровьем подразумевается не только физическое состояние, но и моральное. Мне кажется, он прав. Другое дело, надо ли жечь это электричество 24 часа в сутки или как-то более избирательно подходить. Мы тоже совершаем ошибки, иногда не в тех проектах участвуем. Начинания и замыслы всегда прекрасны, но не всегда получается на выходе желаемый результат. Это тоже отнимает силы — во время создания и еще больше, когда понимаешь, что это не то, чего хотелось.

культура: А сейчас есть четкое осознание, чего бы больше всего хотелось?

Хабенский: Нет. И это нормально. Нормальная для актера балбесная ситуация.

культура: Ваша последняя на сегодня театральная работа — Тригорин в «Чайке». Это первый Ваш Чехов?

Хабенский: Был у меня Чехов на студенческой скамье. Чебутыкин в «Трех сестрах» и Ломов в водевилях. На большой сцене — первый.

культура: Ощущения от персонажа?

Хабенский: Мы попытались представить его через себя, через понятные нам вещи. Тригорин у нас — человек, мучимый творческими вопросами. Тем же самым кокетством, той же самой злостью на себя в первую очередь, всем тем, что преследует и нашу актерскую братию, и остальных творческих людей, которые пытаются заниматься делом и периодически отдавать себе отчет. Мне показалось, что мы достаточно узнаваемо и убедительно сделали Тригорина.

культура: Есть роль, которая за последнее время была Вам наиболее созвучна?

Хабенский: Нет такой. Скажу по-другому: нет несозвучных ролей. Несозвучные, они неинтересны. Есть тяжелые, в которых что-то не получается, но мы пробираемся. Есть более легко дающиеся — сразу найден ключ и понимание. Но несозвучных нет. Поэтому говорить, что вот эта роль наиболее близка, эта менее, — все равно, что любить правую руку больше, чем левую.

культура: Тогда Вы многорукий Шива, если судить по количеству ролей.

Хабенский: Количество, я надеюсь, когда-нибудь перейдет в качество.

культура: А сколько ролей сейчас играете в театре?

Хабенский: Четыре: в «Гамлете», «Белой гвардии», «Трехгрошовой опере», «Чайке».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть