Анастасия Волочкова: «Я давно стала жертвой моральных уродов»

28.10.2012

Тамара ТРОИЦКАЯ

Анастасия Волочкова известна каждому, кто хоть однажды заглядывал в таблоиды. Балетоманы — не в счет, им — подавно. Кажется, что она сознательно эпатирует светских хроникеров, и те послушно поставляют новости о балетной диве в СМИ. Провокация — одно из артистических умений Волочковой. Эпатируя, она поддерживает к себе интерес, активно строит карьеру, колесит по городам и весям. Вот и сейчас — готова к благотворительному туру по шахтерским городам Кузбасса, назначенному на конец октября. Мы встретились с Анастасией на Форуме балета в Красноярске, куда она прилетела на один день для участия в гала-концерте. 

культура: Народ решил, что с балетом Вы завязали — Ваше имя чаще встречается в связи с фотосессиями, скандалами, разводами, это так?

Волочкова: Многие люди думают, что классический балет для меня — все. На самом деле, в моей жизни наступил новый этап, и я теперь наслаждаюсь свободой — не принадлежу ни одному театру. Сознательно. Уж не знаю, согласитесь ли Вы со мной, но сегодня сложно заманить на классический балет массового зрителя, особенно молодежь. Выйдите на улицу и спросите у прохожих фамилии пяти балерин, которые сегодня танцуют. Не легенд — Галины Улановой и Майи Плисецкой, а нынешних. Не ответят. Я придумала концертную программу из различных жанров, — она соответствует формату реального шоу, который я искала долго.

культура: Кто Ваши попутчики по шоу-бизнесу?

Волочкова: Нет, это не шоу-бизнес. Я собрала свою команду, вот и все. Рядом — мой партнер Ринат Арифулин, семь талантливых киевских танцовщиков, работающих в акробатическом стиле. Есть две оперные звезды — тенор и сопрано — Алексей Сулимов и Ксения Одинцова. И, конечно, техническая группа.

культура: Как чувствуете себя рядом с акробатами?

Волочкова: Они, прежде всего — танцовщики, которые исполняют акробатические трюки. Я и сама освоила ряд трюков и сложных поддержек. Хотя про меня чего только не говорили: и большая, и толстая, и тяжелая. Но я всегда отвечала: смотрите. И сейчас, приглашая на свой концерт, говорю: «Ребята, смотрите, что я делаю, а потом мы с вами поговорим».

Мы — как семья: за кулисами нет желчи, завистников, дышащих в затылок, никто не кромсает мои костюмы, не говорит гадостей перед выходом на сцену, не подрезает ленточки на пуантах, не вкалывают булавки в платья…

культура: Неужели было?

Волочкова: Еще сколько! Когда сложила пачки, сказала: «Господи, спасибо, что ты увел меня от балета!» В мире же столько неизведанного и интересного, кроме…

культура: Наблюдала, с какой радостью Вы приветствовали коллег по балету — членов жюри конкурса на Международном Форуме в Красноярске. Балет не оставляет?

Волочкова: За моими плечами прошлое классической балерины — я с отличием закончила Академию русского балета имени Вагановой, была прима-балериной Мариинского театра, Большого, театра Юрия Григоровича в Краснодаре, полтора года работала с Английским Национальным балетом. Но в какой-то момент это мне стало неинтересно, и я поняла, что есть нечто большее: там я буду не белым или черным лебедем, виллисой или доброй феей, а женщиной.

Вот Красноярский форум. С каждым, кто здесь присутствует, я связана особой историей. Тут близкие мне люди: Габриэла Комлева — первый педагог в Мариинском театре; Вячеслав Гордеев — он не побоялся дать свою труппу «Русский балет» в мой сольный концерт буквально через пару месяцев после того, как меня уволили из Большого театра. Юрий Григорович — ему посвящен красноярский праздник — дорогой мне человек. Горжусь, что педагогами, которые меня учили, были Наталия Бессмертнова, Екатерина Максимова, мой школьный наставник — Наталия Дудинская. Невозможно перечислить всех, кому я благодарна. Но сегодня я ушла-улетела из этого мира и счастлива тем, что сделала это. Работаю в совершенно ином ключе, но классику не забыла, сохраняю ее как основу.

культура: Вокалом занялись серьезно?

Волочкова: Пение доставляет радость — тут я в своей тарелке. Приятно, что шесть песен написали для меня известные авторы: Игорь Николаев, Любаша, Лариса Закиева, Анатолий Алешин. На настоящие уроки вокала не хватает времени, но перед записями и выступлениями занимаюсь. В месяц у меня восемь концертов — это много. График насыщенный.

культура: На дочь Арину хватает времени или ее опекают няни и бабушки?

Волочкова: Ариша, конечно, важная часть моей жизни. Уже четыре года, — а ей семь лет, — она солирует в музыкальном театре «Домисолька». Сейчас записываю свой альбом, несколько песен мы поем и с ребятами из «Домисольки».

Дочка стала первой воспитанницей Детского творческого центра, который я открыла в Москве год назад. Сейчас Центр переехал в гимназию, где она и учится. Это — спальный район, все скромно, но есть программа, с Аришей и другими детьми я занимаюсь танцами, но не хотела бы, чтобы дочь стала балериной и пошла по моим стопам. Она уже участвует в моих программах, в благотворительных концертах «Анастасия Волочкова — детям России», куда я постоянно привлекаю талантливые детские коллективы. Для них это необыкновенный стимул. Вот я прилетела в Красноярск и первое, что сделала, — поехала в хореографический колледж пообщаться с учениками, узнать, как и чем они живут.

культура: Зачем Вам понадобилось выкладывать в Сеть фотографии в обнаженном виде? Чтобы оказаться в центре внимания?

Волочкова: Меня отличает от звезд шоу-бизнеса то, что любой свой поступок я могу объяснить. Конечно, я — фигура одиозная, человек эпатажный. Мне многое пришлось выстрадать — сегодня я без сожаления отношусь ко всей этой — назовем так — балетной тусовке: кроме страданий ничего от нее не получила. Я давно стала жертвой папарацци, всех тех, кого могу назвать моральными уродами: всегда меня пытались запечатлеть в самый неподходящий момент. Когда щурюсь от солнца на пляже, например. Если участвую в показе мод, то какая-нибудь свинья из-за какой-нибудь вешалки непременно сфотографирует меня в момент переодевания.

Да, я люблю купаться и загорать topless, потому что не считаю возможным замазывать белые следы от лямок купальника на концертах. И вообще, имею право отдыхать так, как мне хочется. Мой отдых — 12 дней в году: тогда я забираюсь в дебри, чтобы меня никто не видел. Около двух лет назад поехала отдыхать на Мальдивы с мамой и Аришей. На маленьком острове было малолюдно. Однако как сейчас вижу картину: выхожу из моря, а мама держит за руку мужика, который уже нащелкал много кадров. И тогда я впала в возмущение — ведь никто не узнает, что за «полем» этих фотографий. Почему столь бесцеремонно нарушают мое личное пространство? Через два дня к нам приехал мой близкий друг Ринат Арифулин, и я решила сделать ход конем. Ариша собрала ракушки, камушки, выложили их на моем теле, присыпали песочком. Мыльницей сделали фото. Я никому эти снимки не продала, а разместила в собственном блоге, снабдив комментарием: «Ребята, ну уже посмотрите и отстаньте, не надо за мной охотиться: у меня все, как у всех женщин — такое же тело, такая же грудь». Конечно, рискованный поступок, но я считаю, что сделала правильно: многие отвязались.

Прошло почти два года. За это время многие дивы разделись и оделись, а меня до сих пор донимают вопросами. Хотя по сравнению с тем, что доступно в Интернете и тем, что вещает сегодня телевидение, где сутенер с проститутками ведут программу и советуют девушкам найти богатого дядю и жить с ним, строя свою жизнь через постель, мои фотографии — сама античная скромность.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть