Евгений Сатановский: «Американцам казалось, что они смогут управлять исламистами»

22.04.2015

Елена ПОЛОВЦЕВА

Коалиция, ведомая Саудовской Аравией, продолжает бомбить Йемен, захваченный шиитами. Иран призывает оставить в покое своих единоверцев, попутно вместе с курдами пытаясь выбить ИГИЛ из Месопотамии. Россия анонсирует поставку Ирану ракетных комплексов С-300, что вызывает неудовольствие Израиля и ворчание Вашингтона. Об этих и других горячих событиях в самом конфликтном регионе планеты мы беседуем с президентом Института Ближнего Востока Евгением Сатановским.

культура: Тегеран согласился сократить свою ядерную программу в обмен на отмену западных санкций. Выгодно ли это России?
Сатановский: Речь не о выгоде. Снятие санкций с Ирана означает, что нефть и газ из этой страны пойдут в Европу и будут вытеснять российские энергоносители, а претензии Ирана на 20 % Каспия будут поддержаны США и Евросоюзом. Однако ничего поделать с этим нельзя. Белый дом заинтересован в Иране. Иран заинтересован в нормализации отношений с США — на своих условиях. Наша позиция тут понятна: мы с Китаем выступали за снятие санкций? Выступали. И что с этим теперь делать? Мы побеждаем — на собственную голову. Поскольку благодарным нам Иран не будет.

культура: Да, но обсуждалась, например, перспектива бартерной сделки, по которой Россия в обмен на оборудование и товары покупала бы до 500 000 баррелей иранской нефти в сутки. Правда, до настоящего времени стороны так и не договорились…
Сатановский: Кто нуждается в иранской нефти? Нужно ли это Астраханской области, у которой «Газпром» и свои месторождения в дельте Волги? Нужно ли это Казахстану, у которого колоссальная нефтедобыча на Каспии? Нужно ли это Азербайджану с его Нефтяными Камнями? Ему свою нефть надо экспортировать в Европу, что он и делает. Туркменистану? Он захлебывается в природном газе.

И почему Иран должен терять доходы, соглашаясь на ограниченный бартер, когда к нему в очередь выстраиваются потребители из Европы, напрямую просят дать им нефть, газ, предлагают кредиты, необходимые для переоснащения добывающей промышленности? Зачем мы при таком раскладе Ирану нужны? Он никогда не променяет Америку и ЕС на Россию. Вашингтон слишком серьезный партнер, а сами американцы явно идут на то, чтобы снять санкции.

культура: И судя по всему, очень спешат. Почему?
Сатановский: Причины разные. Одна из них: у Джона Керри зять — иранец, из старой шахской элиты, после исламской революции 1979 года осевшей в Штатах. Она хочет вернуться обратно, но это возможно, если снимут санкции. А договоренность Вашингтона с Тегераном позволяет им заходить в Иран через американские корпорации…

культура: Ряд экспертов говорят, что Иран обыграл США — заработав миллиарды на экспорте энергоносителей, он позже вернется к созданию оружия массового поражения. Если, конечно, «позволит» Израиль…
Сатановский: Ирану не к чему возвращаться — он ни от чего не отказывался. Его задача — довести до ума носители и боеголовки. Этим он и будет заниматься. А когда доделает, создаст все, что необходимо, для получения серьезного ядерного комплекса — масштабов Пакистана или Индии.

Израиль ему помешает, только если уничтожит. Не ядерные объекты — это в одиночку Иерусалим сделать не сможет, а Иран как таковой. И иранскую экономику, и государство. Что в случае, если Тегеран от Израиля не отстанет и не перестанет натравливать на него своих клиентов — ХАМАС и «Хезболлу» с их ракетами, в конечном итоге и произойдет. Поскольку в одиночку Израиль на тот свет не отправится, а иранское руководство последовательно настаивает на том, что Израиль должен быть уничтожен…

культура: На днях Москва объявила о «размораживании» поставок С-300 Тегерану. Это вызвало негативную реакцию Тель-Авива. Почему? Ведь зенитно-ракетные комплексы — оружие оборонного характера.
Сатановский: Ракеты С-300 новой модификации могут сбивать крылатые ракеты — единственное, чем Израиль способен «достать» Иран. С другой стороны, у Ирана есть десятки тысяч ракет малой и средней дальности в Газе и Южном Ливане, которые могут парализовать жизнь в Израиле. Последнему будет нечем ответить Ирану, после того как ракетные комплексы С-300 встанут на боевое дежурство.

культура: А как, если не брать в расчет довольно сдержанную публичную реакцию Обамы, в действительности воспринимают возобновление этого контракта в США? Наверное, злятся?
Сатановский: Злость не является предметом обсуждения в межгосударственных отношениях. Ошеломлены — да. Не знают, как на это адекватно реагировать, — да. Не понимают, что дальше делать в сложившейся ситуации. А злиться может жена Обамы на своего мужа: чего в семье не бывает?

культура: Можно ли сказать, что США вообще утрачивают контроль над регионом, в частности над «Исламским государством»?
Сатановский: Соединенные Штаты никогда не контролировали «Исламское государство». Они утратили контроль над Ираком. Они увели войска и создали тот вакуум, куда ворвались террористические группировки с территории Сирии. И это вина Обамы. Так ведь они и в Афганистане делают то же самое, выводя оттуда войска. Завтра талибы будут контролировать всю территорию Афганистана. Да и боевиков ИГИЛ там будет более чем достаточно.

Был короткий период в 80‑е годы, когда американцам казалось, что они смогут управлять исламистами, натравленными на Россию: вот добрые исламисты, а вот злые «шурави» в Афганистане. Арабский мир, их союзники, помогут им создать «Аль-Каиду», и сейчас этот инструмент как заработает! А потом будет демократизация самого арабского мира. А что в итоге получилось: бен Ладен и 11 сентября…

культура: А события в Йемене — чьих рук дело?
Сатановский: Война в Йемене — следствие спекуляций Саудовской Аравии, в которых она запуталась. Свергнутый в 2012 году в ходе «арабской весны» президент Салех примкнул теперь к хуситам — военизированной группировке шиитов-зейдитов, и пытается вернуться к власти. Тот, кто его заменил, президент Хади, оказался человеком слабым, насколько в свое время был слаб Керенский. И то, что он бежал (никто его не поддержал даже на юге, а он южанин), об этом говорит убедительно.

Есть несколько маленьких кланов, выступающих за Хади, но тот не может опереться на армию, которую тренировали американцы, включая Республиканскую гвардию Салеха. Хади не поддерживают племенные союзы, в том числе крупнейший из них Хашед (который, однако, рассорился и с Салехом, сделав ставку на его сводного брата Али Мохсена аль-Ахмара). Да и жители юга против него, потому что именно Хади в 1994‑м подавлял здесь восстание, а такое не забывается.

культура: Чем, на Ваш взгляд, может закончиться этот конфликт?
Сатановский: Зейдиты, конечно, мечтатели. Никакого зейдитского имамата, который их лидеры намерены восстановить, они не построят. Династия прервалась. Но, заметьте, с 1962-го по 1984‑й они прекрасно жили на территории Саудовской Аравии. Саудовцы кормили их племенных вождей, а потом решили переключиться на Салеха. Благо в 1990 году подоспела победа над югом, и Йемен он объединил. Но это горцы. Чего вы с ними в их горах сделаете? «Хайлендеры» ушли в горы и, готовясь к большой войне, стянули туда свою тяжелую технику.

Могут ли саудовцы вернуть к власти Хади? Могут ли они, если напрягут все силы, и удастся получить сухопутную поддержку египтян, пакистанцев и чуть-чуть иорданцев, провести руками национальной гвардии операцию по захвату Саны и параллельному удару на Аден? Могут. А занять Сану? Теоретически да. Могут ли они ее удержать? Нет. Партизанская война в этом случае неизбежна. А в Йемене населения больше, чем в Саудовской Аравии. При этом Йемен нищ. Различие между ВВП на душу населения в Саудовской Аравии и Йемене — десять раз.

Йеменцы бедны, но воюют всю свою жизнь. А какой саудовец будет драться, тем более неизвестно за что?! Вмешательство Египта в 60‑е годы в гражданскую войну в Йемене для армии Насера окончилось плохо: не побеждали там египтяне, а терпели большие потери. С иранской стороны в Йемен, кстати, уже переброшено 20 инструкторов «Хезболлы», которые должны подучить хуситов, как вести себя с их сегодняшним противником.

Иран пока что использует Йемен не для разгрома Саудовской Аравии, чего саудовцы безумно боятся, а как отвлекающий фактор, потому что они несут на йеменском направлении колоссальный финансовый и репутационный урон. Эр-Рияд платит за всех членов сколоченной коалиции: за самолеты, горючее, боеприпасы. Это очень дорого. Потери среди мирного населения, в том числе детей и женщин, — тоже, увы, свершившийся факт.

культура: Получается, что Саудовская Аравия в результате йеменской авантюры может утратить региональное лидерство?
Сатановский: Король Салман — человек престарелый, больной, но жесткий, и это лидерство попытается отстоять. Но вопрос: если у него не получится, чем останется Саудовская Аравия? Не рассыплется ли она? Автономия ее собственных племен сегодня куда более опасный для Саудовского королевства фактор, чем внешние угрозы. Племена получают гораздо меньше денег. Им раньше давали нефть, и они продавали ее на свободном рынке. Сегодня цены упали.

культура: Вот кому, очевидно, предстоит смена власти, так это главному патрону саудитов — США. О решении баллотироваться на выборах 2016 года объявила Хиллари Клинтон. Что изменится, если ей удастся победить?
Сатановский: Чем-то хорошим ни для США, ни для Ближнего Востока и Северной Африки это не закончится. Хиллари Клинтон уже продемонстрировала, насколько она не понимает, что происходит. Именно в итоге ее конфликта с ЦРУ произошел инцидент с уничтожением американского посла в ливийском Бенгази. Именно она отказалась усилить там охрану. И в данном случае мы имеем проблему системы.

Если вы можете стать сильным, профессиональным, умным президентом, вас «подстрелят» на партийных праймериз. Политики такого типа не доходят до конца и не выигрывают выборы. Пример — экс-мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани. Сегодняшняя американская политика — шоу, в результате которого к власти приходит не сильный лидер, не компетентный профессионал, зарекомендовавший себя, а случайная фигура вроде Обамы.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть