Николай Злобин: «Порошенко не устраивает ни Путина, ни Обаму»

02.04.2015

Елена ПОЛОВЦЕВА

Благодаря таким экспертам, как глава Центра глобальных интересов Николай Злобин, являющийся советником правительства США и весьма востребованным политическим консультантом в России, мостик для диалога между элитами сохраняется даже в атмосфере обоюдных санкций. Сегодня мы обсуждаем перспективы разрешения кризиса на Украине: по мнению нашего собеседника, Москва и Вашингтон, при наличии полярных позиций, имеют здесь кое-что общее — неприязнь к нынешнему украинскому лидеру. Впрочем, разговор завязывается с обсуждения 44-го президента США.

культура: Обаму все чаще называют неудачником, причем не только в России. Неужели роль США — политическая и экономическая — настолько скукожилась за время его руководства?
Злобин: Насчет Обамы рано делать какие-либо выводы. Во-первых, впереди еще полтора года активного президентства, во-вторых, во внутренней политике у него отнюдь не столь провальный результат, как это может показаться из-за границы. К тому же все прогнозы говорят о том, что нас ждет время успешного развития американской экономики. Это значит, Обама покинет свой пост с позитивным имиджем. Он уже вывел страну из экономического кризиса, а в последние пару лет вернул американцам уверенность в том, что Америка остается глобальным лидером. То есть сейчас для американцев очевидно, что США выглядят немножко лучше на мировой «шахматной доске», нежели два-три года назад. Хорошее взаимодействие у Вашингтона с Пекином, налаживаются отношения с Латинской Америкой. Поэтому я бы лузером Обаму не называл. Может быть, действительно, из-за эдакого академического профессорского стиля (в сравнении, например, с брутальным типом Джона Маккейна) он выглядит мягким слабаком. Но лучше судить его по реальным делам — не забывайте, что антироссийская коалиция, которую ему удалось собрать, и единая позиция Запада по Украине в значительной степени являются заслугой Обамы лично.

культура: Понятно, что Украина — лишь прикрытие, но каковы основные задачи этой коалиции: смена политической власти в России?
Злобин: В Вашингтоне хотят изменения российской внешней политики. В первую очередь на постсоветском пространстве, особенно на Украине. Почему именно здесь? Потому, что на кону безопасность в Европе, которая для США является главным партнером. А Россия и Украина просто примыкают к ЕС, поэтому они и важны для США. Кстати, если посмотреть на карту мира в целом, здесь похожий расклад. Америка, например, меньше вовлечена в разборки с Россией, чем с Ираном. Исламская республика — довольно высокий приоритет для Вашингтона. Россия, разумеется, входит в пятерку–семерку главных вопросов, которыми занимаются Соединенные Штаты. Но это, прежде всего, потому, что у Москвы есть ядерное оружие. Оно не может Америку не интересовать. Другие аспекты российской политики для Штатов находятся на периферии. Поэтому об американской сверхзадаче сменить власть в Кремле можно рассуждать, только отталкиваясь от желания США принудить Россию к более адекватной — с точки зрения американцев, конечно же, — политике. Но возможно ли это? И что является в данном случае ключевым фактором? Фигура Владимира Путина? Но как быть, если его стратегия полностью соответствует массовым настроениям в России? Тут у американцев единства понимания нет. Иногда мне представляется, что они имеют дело не с реальной Россией, а с той, которая у них в головах, отчасти схематичной, отчасти выдуманной, с той, которую им бы хотелось видеть. Поэтому со стороны Америки оценка того, что происходит в России, не во всем адекватна. А хотят ли они менять режим? Я думаю, нет. Кремль, а значит, и «ядерный чемоданчик» в руках коммунистов, националистов или радикалов — не в интересах США.

культура: Вы говорите о гипотетической российской ядерной угрозе, а между тем войска НАТО уже в Прибалтике... 
Злобин: Не волнуйтесь, воевать с ядерной державой сегодня никому в голову не придет. Я думаю, происходит борьба психологическая, хуже того, крепнет ностальгия по «холодной войне», совершенно недопустимая, на мой взгляд, с обеих сторон. Ну а вообще, демонстрация силы в разумных пределах — нормальный политический ход, настолько же приемлемый, как и пресловутые двойные стандарты, которые в украинском конфликте использовали все заинтересованные игроки. Я вообще за «двойные стандарты» и за то, чтобы политиков, которые ими пользуются, стало больше. Один стандарт должен быть только в Уголовном кодексе. Украл — сел. Должно быть разное отношение к разным государствам, к разным вопросам. Нельзя к политическим режимам и системам подходить с одним и тем же лекалом. Политика имеет право на стандарты — чем больше стандартов, тем умнее политика. 

культура: В самом деле? Тогда вот еще один пример «умной» политики: говорят, нынешний президент Украины внезапно перестал устраивать Вашингтон, более того, Москва об этом проинформирована... 
Злобин: Скажу так. В идеале Америка и Россия хотели бы иметь во главе Украины гораздо более жесткого политика, который бы решительнее проводил реформы и контролировал политическую поляну. Порошенко этого делать не в состоянии. Не думаю, что Обама и Путин об этом договорились, но у них есть общее не самое высокое мнение о нынешнем президенте Украины. Другое дело, что Обама легче бы согласился на Яценюка в качестве президента, а Путин, например, на Тимошенко. А скептическое отношение к Порошенко, безусловно, сегодня есть.

культура: Каково, на Ваш взгляд, будущее конфликта в Донбассе?
Злобин: Есть опасность, что ранним летом военные действия продолжатся. Ополченцы могут взять Мариуполь. Тогда действительно придется признать, что договоренности Минска-2 провалились. Пока признать такой поворот я лично еще не готов. После того как ополченцы взяли Дебальцево, у «Газпрома» появился контроль над одним из ключевых элементов газораспределительной сети Украины. Этого более чем достаточно, чтобы на данном этапе зачехлить пушки, хотя, конечно, от такого перемирия Киев, скорее, теряет.

В свое время, надо сказать, я поддерживал замораживание абхазского конфликта. Но дело в том, что у Абхазии были государствообразующие элементы, каковых я не вижу в Донбассе. Восточная Украина не сможет стать самостоятельным государством. Поэтому конфликт надо заморозить и решать в рамках целостности Украины. И если действительно начнутся военные действия, то, к сожалению, на Россию обрушатся такие санкции, что мало никому не покажется. Они будут связаны в первую очередь с финансами. Все-таки Америка — главная империя мира и даже без помощи Европы может сделать очень больно. Вплоть до ограничения валютных операций на территории РФ. Это будет очень жесткий вариант. Повторюсь, сейчас новая красная линия — Мариуполь. 

культура: А если все-таки исходить из того, что в регионе установился мир и санкции постепенно сойдут на нет, сколько времени потребуется, чтобы экономика России пришла в равновесие?
Злобин: В 2008 году мир прошел через экономический кризис. Сейчас проблемы у тех стран — России, Греции, руководство которых было недостаточно активно в период глобального кризиса. Эти страны теперь переживают все то, что мир пережил несколько лет назад. Однако выкарабкаться в одиночку гораздо тяжелее. Когда у всех были плохие показатели, было неважно, куда вкладывать. Сейчас у инвесторов выбора нет: конечно, в Америку или ЕС, но не в Россию. Полноценный выход из кризиса затянется. Тут важно научиться, наконец, отдавать себе отчет в том, что первопричина не в санкциях. Мы сидим на нефти и газе, а когда конъюнктура шатается, начинаем пожинать плоды. То есть, пока экономика не пройдет все шаги по пути к диверсификации, Россия всегда будет страдать от подобного рода передряг острее, чем Запад.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть