Аркадий Мамонтов: «Если бы не Путин, у нас было бы страшнее, чем на Украине»

31.03.2015

Татьяна МЕДВЕДЕВА

Репортажи и фильмы Аркадия Мамонтова всегда вызывают громкий резонанс. Он рассказывал о гибели подлодки «Курск», «шпионском камне», деле Pussy Riot, войне на Украине. А еще Аркадий Мамонтов снимает документальные картины о православной вере и русских святынях. Но разговор мы начали с его фильма-расследования «Олигарх», недавно прошедшего на экранах ТВ, — о крупнейшем украинском бизнесмене и владельце собственной армии Игоре Коломойском.

культура: Ваше расследование нарисовало зловещий портрет Коломойского. И в то же время возникло ощущение, что в Днепропетровске у него есть народная поддержка. Как это объяснить?
Мамонтов: Не думаю, что его поддерживают. Народу там на самом деле все равно. У нас в фильм не вошел один синхрон с таксистом. Он говорит, что Коломойский просто всех купил. Это правильная оценка. Таксисты всегда все знают. В начале украинской войны люди действительно испытывали благодарность к Коломойскому за то, что в Днепропетровске не было стрельбы. И в то же время те, кто выступал против киевской хунты, пострадали. Людей кидали в ямы, утаскивали на тренировочные базы батальонов националистического «Правого сектора», там пытали и расстреливали. Преступления, которые совершил Коломойский и его команда с Корбаном (Геннадий Корбан — руководитель аппарата Коломойского, на Украине его называют рейдером № 1. — «Культура»), еще требует большого расследования. Вы не представляете, какие там нарушения прав человека происходили.

культура: То есть Коломойский не будет собирать народное вече, как предсказывают некоторые эксперты?
Мамонтов: Какое вече! Он не пассионарий, который готов что-то делать для народа. Волнуется только о своих деньгах и личном благополучии. Человек просто боится за свои бабки. А деньги у него в Америке и в Европе, в том числе в Швейцарии. Американцы всегда могут эти деньги конфисковать — он это понимает.

культура: Из Вашего фильма следует, что Украину погубили олигархи. Что это за тип людей?
Мамонтов: В данном случае — дети перестройки, спекулянты, которые благодаря неумной политике встали во главе Украины, обломка великого государства — Советского Союза. Коломойский, Порошенко, Яценюк — это пигмеи политики. Спекулянты у власти. Раньше они шли по статье «расхищение соцсобственности», ими занимался ОБХСС. А сейчас руководят несчастной Украиной. Разворовывают остатки, грабят народ.

культура: Поражает, что украинцы все это терпят…
Мамонтов: Идет агрессивная и циничная промывка мозгов. Американцы снабжают деньгами олигархов. Те щедро платят за пропаганду. Все дело в телевизоре и интернете.

Фото: russia.tv

культура: То есть, пока мы не вернем сознание украинцев в нормальную реальность, там не будет перемен к лучшему?
Мамонтов: Абсолютно верно. Украина — это наша общая родина, потому что Киев — «мать городов русских». Трагедия в том, что сейчас там узурпировали власть фашисты и националисты, компрадоры — люди, которые не являются патриотами своей земли. Там всем заправляют американцы. Это страшно. Украина — это наше Большое Косово. Я не знаю, что будет дальше, как будут развиваться события. Я не пророк, делаю, что умею. Снимаю фильмы, чтобы рассказать людям правду.

культура: Давайте поговорим о Ваших фильмах. Например, о гибели подводной лодки «Курск». Прошло 15 лет, а тайна этой трагедии не раскрыта. Не собираетесь вернуться к этой теме? В народной памяти боль жива до сих пор…
Мамонтов: Волей судьбы наша съемочная группа оказалась в августе 2000-го в том районе, где случилась трагедия. Мы освещали сначала спасательную, а потом поисковую операции. Сделали все, что смогли. После этого выпустили фильм, и его показали по телевидению. А в 2010 году по просьбе родственников моряков, геройски погибших на лодке «Курск», мы сделали фильм «Курск». Десять лет спустя». И рассказали историю некоторых членов экипажа. Показали их родственников, подросших детей, поговорили. Получился фильм-воспоминание. Вернуться к этой теме? Не знаю.

культура: Гибель «Курска» выявила, в каком плачевном состоянии находилась тогда наша армия. Прошло 14 лет, мы пережили Крымскую весну и теперь гордимся своими вооруженными силами. Вы согласны, что ситуация изменилась в лучшую сторону?
Мамонтов: Конец ХХ века стал для нас страшным испытанием. Российская армия была надломлена. А это хребет государства. И если бы не президент Владимир Путин, который пришел на смену Борису Ельцину, думаю, мы бы уже давно не жили в единой стране. У нас была бы Украина, только в десять раз хуже и страшнее. Это был бы кровавый кошмар. Но нам повезло. Верховная власть сумела собрать страну буквально по кусочкам. И начала заниматься реорганизацией армии. Да, с ошибками, метаниями из крайности в крайность. Если вспомним Сердюкова, то можно сказать, что он сыграл и положительную, и отрицательную роль. Сейчас русская армия переживает настоящий ренессанс. Надеюсь, что и дальше так будет, несмотря на экономический кризис. Безопасность и вооруженные силы — это самое главное.

культура: В 90‑е годы Вы работали на НТВ Владимира Гусинского. Что бы о нем ни говорили, но при нем была создана замечательная репортерская школа и лучшая на тот момент телекомпания. Которая, правда, во многом обслуживала и становление олигархического капитализма в России. Как Вы сейчас оцениваете феномен НТВ?
Мамонтов: Я бы не стал посыпать голову пеплом, что вот, мол, работал на НТВ. Это была классная компания. Гусинский собрал настоящих профессионалов. Начинал с нуля. Когда к нему пришли и сказали, что есть предложение создать независимую компанию, он взялся за это дело. «Лихие 90-е» — это эпоха и разрушения, и созидания. НТВ был первым опытом негосударственного телевидения в нашей стране. Нужно ценить то положительное, что было в том десятилетии. В прошлом всегда присутствует и плохое, и хорошее. Я с гордостью и пиететом вспоминаю людей, которые там работали. У меня нет к ним профессиональных претензий. Есть человеческие — к одному персонажу, но это не имеет отношения к нашему разговору. НТВ — это было нечто новое в медиасреде, там было престижно работать. Приобретенный опыт много дал для профессионального роста.

культура: Если честно, Вам жаль, что Гусинскому не нашлось места в новой России?
Мамонтов: А почему в новой России не нашлось места Березовскому и Ходорковскому? Это политический вопрос. Владимир Гусинский приезжал в Россию, потом уезжал. Я к тому времени уже не работал на НТВ и не следил за этим. Считал и считаю, что политика должна быть отделена от профессиональных, журналистских вопросов. Я не любитель смешивать в одном стакане две эти разные жидкости.

культура: В Ваших фильмах Вы всегда касаетесь болевых точек нашей жизни. Одна из них — российская оппозиция, которая ведет себя как «пятая колонна». Может ли наша оппозиция играть конструктивную, а не разрушающую роль?
Мамонтов: Я снимал про оппозицию, но не делал таких фильмов, как «Анатомия протеста». Почему-то все время говорят, что этот фильм снял я — это неправда. Теперь, собственно, к вашему вопросу. Если оппозиция патриотичная, существует на деньги, которые ищет внутри России, выражает интересы части народа, который в чем-то недоволен властью, — это настоящая оппозиция. А те, кто поет с чужого голоса на американские деньги, получает инструкции в посольстве США или выезжает на американские же деньги в Прибалтику, Польшу, где их тренируют завзятые русофобы, — для меня это не оппозиция. Это противник.

культура: А что Вы думаете о гибели Бориса Немцова?
Мамонтов: Пока рано делать какие-то выводы. Идет следствие. Все очень неоднозначно. Я бы не хотел пока комментировать — это было бы несолидно, неоправданно и провокационно.

культура: Сегодня на слуху еще одно громкое дело — губернатора Хорошавина. Возникает ощущение, что не все благополучно с главами регионов. С одной стороны, есть настоящие народные губернаторы, такие, как, например, Евгений Савченко, с другой — личности, подобные Хорошавину. Вы не планируете снять фильм-расследование о коррупционерах?
Мамонтов: Хороший вопрос. Но зачем же мы сейчас будем раскрывать все наши тайны? Ведь Вашу газету читают разные люди. Вы согласны?

культура: Конечно.
Мамонтов: Ну вот, я ответил на ваш вопрос.

культура: А о каких «несекретных» новых проектах Вы можете рассказать нашим читателям?
Мамонтов: Сейчас мы делаем фильм «Одесса. Новая Хатынь. Часть 2». О том, что произошло год назад в этом городе. Мы пытаемся разобраться — что это было? Продуманная провокация с убийством людей, их сожжением? Или трагическая случайность? И еще делаем фильм, посвященный Дню Победы, — про святого Георгия Победоносца.

культура: Ваша душа отдыхает на фильмах, рассказывающих о православной вере?
Мамонтов: Вы правы…

культура: Как возникает замысел таких картин?
Мамонтов: (Долгая пауза.) Всякое дыхание да хвалит Господа. Всем надо молиться и хвалить Господа. Это самое главное для человека.

культура: Мир русских святых и святынь неисчерпаем. Как Вы выбираете тему?
Мамонтов: Я не могу ответить. Мною движет интуиция. Возникает импульс. Это могут быть слова священника или монаха в разговоре, книга или молитва. Это происходит само собой и это невозможно объяснить.

культура: Очень сильное впечатление произвел Ваш фильм, посвященный Иоанну Кронштадтскому. Будете и дальше рассказывать о христианских подвижниках?
Мамонтов: Хотелось бы сделать фильм о наших святых ХХ века. О Соловецком монастыре, Соловецких островах, о русской Голгофе. Как Бог даст.

культура: О подвиге новомучеников люди знают еще недостаточно. Не могут назвать их имена…
Мамонтов: Да, эта тема не исследованная. И неисчерпаемая. Я считаю, что об этом надо снимать фильмы. Нашелся бы спонсор — человек, который дал бы деньги на серию фильмов о новомучениках России, было бы замечательно. Новомученики и исповедники ХХ века — это очень важный и сильный пример для нашего и будущих поколений. Потому что очень часто людям навязываются неправильные модели поведения, антикумиры и даже антиобщественные явления. Люди клюют на это. И сгорают от ложного авторитета, который им показывают: «Вы так себя должны вести». Внушается мысль, что главное — потребление и развлечения: «Живите здесь и сейчас». А жизнь — она по-другому выглядит. Душа, как говорил Тертуллиан, всегда христианка. И наш путь к Богу идет через молитву, философские размышления и осмысление судеб людей, которые отдали жизнь за веру, были исповедниками в ХХ веке, в самый страшный период официального атеизма и репрессий. Фильмы на эту тему очень нужны. Это можно красиво сделать, используя современные телевизионные технические средства. Но дорогое удовольствие, конечно.

культура: Некоторые считают, что Русская православная церковь стала играть слишком большую роль в нашей жизни. Вы снимали фильм, обличающий Pussy Riot. Поразительно, но их дело живет. Постоянно возникают «мастера культуры», которые используют кощунство и провокацию как художественный метод. И что удивительно, часть творческой интеллигенции это поддерживает…
Мамонтов: Если кто-то поддерживает — это их выбор. Кощунницы из Pussy Riot совершили нападение на сакральный символ нашей веры. Каждый нормальный православный человек должен защищать свои святыни. Да и верующий любой другой религии будет защищать свои храмы, будь то мусульманин, иудей или буддист. Вера дана от Бога. Бог поругаем не бывает. И мы не можем отойти в сторону и смотреть, как гадят в наших храмах. Это все равно, что отойти в сторону и смотреть, как вломились в твой дом чужаки в день рождения вашей матери и устроили безобразие на столе — перед ней. Я это терпеть не могу. Церковь — наша мать в сакральном смысле этого слова. Вот и все.

культура: А за коллизией вокруг «Тангейзера» в Новосибирске Вы следите?
Мамонтов: Этот режиссер просто пигмей. И те, кто его поддерживают, пигмеи. Они ничего не могут сочинить сами, а просто берут сакральный символ и в чужом произведении начинают грязной ложкой возиться. Или возьмите того же «Левиафана». Режиссер выбрал самый простой путь, чтобы выслужиться и получить деньги. По принципу: чем скандальнее, тем лучше. Хочется спросить: что же вы делаете со своей психикой, со своей душой? Топчете ее, издеваетесь над ней. Это не в традициях русской культуры и русского народа. И правильно делают люди, что выступают против этого ужаса. Больше надо митингов, больше протестов. Больше писать и говорить про это. Нельзя отдавать на поругание псам свою веру. Иначе эти псы потом разорвут вас и ваших детей. И все будет, как на Украине.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (1)

  • alt

    Семигор 07.04.2015 11:40:44

    "На протяжении последних двух веков человечество не раз сталкивалось с созданием «проектных этносов». Украинский проект самый неудачный... К чести проектировщиков надо заметить, что австрийцам нужна была всего лишь «Нероссия», превращение «Нероссии» в «Антироссию» — заслуга уже следующих, польских и немецких хозяев. Галичане новейшего извода — смертники. Люди, не имеющие позитивных ценностей, не могущие сформулировать смысл своего существования и существования своего государства без упоминания имени «врага» служат смерти в самом прямом смысле слова. Однако последние 23 года галичане существуют в границах мертворожденного «украинского государства», пользуясь правами привилегированного меньшинства. Если завтра «Украина» потеряет Новороссию, без «третьесортных» русских галичанам не останется ничего, как со всем пылом взяться за полную украинизацию «второсортных» малороссов. Долго это не продлится, рано или поздно это породит не только махновщину по всему центру и северо-западу, но и слёзные просьбы малороссов назад в Россию. А дальше — работа для психологов и депрограмматоров. Как с людьми, спасенными из тоталитарной секты":http://obshestvomt.ru/blog/43658499080/
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть