Настоящий полковник

04.03.2015

Наталья МАКАРОВА

Она носит погоны, выступает на армейских фестивалях с песнями собственного сочинения и воспитывает на пару с мужем троих детей. Только изящная ваза на ее рабочем столе выдает, что у этого кабинета нет хозяина. Зато есть хозяйка. О том, что привело ее в армию и как удается совмещать военную службу с творчеством и семейной жизнью, начальник 504-го военного представительства Минобороны России полковник Татьяна ГАРМАНОВА рассказала нашему корреспонденту.

культура: Когда видишь женщин в погонах, сразу возникает вопрос: что могло заставить выбрать такой непростой жизненный путь?
Гарманова: Стать военнослужащей я мечтала с раннего детства. Мой папа — артист Центрального академического театра Российской армии. Я часто ходила на репетиции, спектакли, выезжала с труппой в воинские части. Мне очень нравились люди в военной форме — как на сцене, так и в жизни. На вопрос, кем стану, когда вырасту, неизменно отвечала: солдатом. Причем мечтала попасть в танковые войска. Параллельно с обычной школой ходила в военно-спортивную — там мне даже выдали характеристику, в которой было написано: «Может командовать танковыми подразделениями численностью до батальона». К слову сказать, в аттестате у меня единственная пятерка — по начальной военной подготовке, это был мой любимый предмет. Книги тоже читала в основном о Великой Отечественной. Моими кумирами были Жуков и Рокоссовский.

культура: Как реагировали Ваши родители на проявление таких явно не «девчачьих» наклонностей?
Гарманова: Думали, вырастет — перебесится. Но я не собиралась отступать. Отправляла запросы в военкомат, письма в «Красную звезду» с просьбой рассказать, в какие военные училища принимают женщин. Помню ответ: таких нет. Можно было добровольно призваться на военную службу, но только с 19 лет. Тогда я решила после школы подать документы в училище, выпускающее водителей снегоуборочных машин. Думала, что, обучившись водить такую технику, мне будет проще в дальнейшем освоить танк. Мама была в шоке. Она наотрез отказалась отпускать меня в это училище и предложила идти в связисты: мол, в армии я с такой специальностью точно пригожусь. И буквально за руку отвела меня в училище связи № 90 в Москве. Профессия сначала мне жутко не понравилась. Я видела себя боевым офицером, а тут нужно было изучать принципы работы телефонной станции.

И все-таки я решила остаться, главным образом потому, что мне пообещали: здесь я смогу серьезно подтянуть физику, у меня были проблемы с этим важным для армии предметом. И я не пожалела о своем выборе. Физика стала одной из любимых дисциплин, и училище я окончила с красным дипломом, что дало мне возможность на льготных условиях поступить в Московский электротехнический институт связи. Пошла на вечернее отделение.

На втором курсе я решила попробовать сдать сессию сразу и за третий. Получила разрешение от деканата и успешно справилась. А через несколько месяцев мне сообщили о вакансии на узле связи Генерального штаба. Сама судьба вела меня к военному пути. На собеседовании меня спросили, на каком курсе я учусь. Тут я выдала: сама не знаю. Дело происходило в мае, к тому времени летнюю сессию третьего курса я уже сдала, а второго — пока нет.

культура: Такой ответ не смутил строгих военных?
Гарманова: Я была первым студентом на их памяти, кто не знает, на каком курсе учится. Но в остальном мои знания убедили их взять меня на работу в качестве гражданского персонала. Тут я заявила, что мечтаю стать военнослужащей. Мне сказали, что это возможно при двух условиях: я должна окончить институт с красным дипломом и отучиться на военной кафедре.

По поводу первого условия я не волновалась, а вот со вторым были трудности. На военной кафедре могли обучаться только студенты дневного отделения, а я-то училась на вечернем. Пошла к начальнику военной кафедры, сказала, что хотела бы посещать занятия, объяснила, почему. Возражений не было. Но тут новое препятствие: на военной кафедре начинают заниматься со второго курса, а я тогда была уже на четвертом. Получалось, институт я окончу на полтора года раньше, чем военную кафедру. Снова иду к начальнику — прошу разрешить мне учиться на двух курсах сразу.

культура: И снова пошли навстречу?
Гарманова: Именно. Один день я ходила на военную кафедру со вторым курсом, другой — с третьим. В феврале 1990-го окончила институт с отличием, а в апреле подошло к концу мое обучение на военной кафедре, и мне присвоили звание лейтенанта запаса. Но тут вышел приказ министра обороны Язова об ограничении призыва на военную службу из запаса. Однако меня уже ничто не могло остановить. Я написала Дмитрию Тимофеевичу открытое письмо в журнале «Советский воин». Статья называлась «В какую дверь еще стучаться». В ней я подробно описала весь свой тернистый путь к военной службе, рассказала, как уже несколько лет обеспечиваю связь в Генеральном штабе. Командир части, в которой я работала, прочитав эту статью, принял решение взять меня на военную службу, сделал для меня исключение. Я ему очень благодарна. Так я стала офицером Генерального штаба.

культура: Не скучно было работать среди бумаг, ведь Вы же мечтали о танке?
Гарманова: Нет. Я служила в отделении автоматизации и отвечала за обеспечение связи во время боевых учений в разных уголках страны. Это очень интересная и ответственная работа. Однажды во время моего дежурства произошла авария, которая грозила оставить 20 000 абонентов Минобороны без связи. В том числе и министра. Все окончилось благополучно.

культура: А в военпреды как попали?
Гарманова: В Генштабе я дослужилась до звания майора, и карьера затормозилась, так как не было свободных подполковничьих должностей. Однажды мне предложили перейти в военное представительство как раз на должность подполковника. В результате здесь я уже четырнадцатый год. Мы контролируем качество продукции оборонного назначения, в основном техники связи. Следим, чтобы продукция, которая поступает в войска, соответствовала стандартам. Раньше я лично принимала технику, сейчас в основном подписываю договоры и решаю проблемные вопросы. Документов очень много, занимаюсь ими на работе, беру на дом.

культура: У Вас, наверное, и мужчины есть в подчинении — трудно ими руководить?
Гарманова: У меня около 50 человек личного состава, большая часть из них мужского пола. В том, чтобы руководить, нет ничего сложного, просто нужно вести себя по-человечески. Есть два типа начальников: «делай, как я», и «делай, как я сказал». Я предпочитаю первое. Конечно, совсем без спорных ситуаций, а порой и конфликтов, не обходится, но всегда стараюсь доходчиво объяснить свою точку зрения.

культура: Остается ли время на личную жизнь?
Гарманова: Военная служба подарила мне и семью. На одном из дежурств в Генштабе я познакомилась с молодым офицером. Стали дружить, вместе обедать, спустя две недели подали заявление в ЗАГС, а через месяц поженились. Когда оба были в капитанском звании, нас друзья так и называли: два капитана. А когда родилась первая дочь, ее прозвали «капитанская дочка». Затем родились сын и еще дочь. Муж уже уволился из армии, а я вот еще служу.

культура: Кто-то из Ваших детей захотел связать жизнь с армией?
Гарманова: У них очень разные интересы. Старшая дочь — творческая личность, работает помощником режиссера в игровом кино. Сын — профессиональный волейболист, а младшая дочь собирается поступать на мехмат МГУ. Они мной очень гордятся. Сын часто говорит: «Мамочка, ты такая молодец!»

культура: Что Вы ответите тем, кто считает, что в армии не место женщине?
Гарманова: Сейчас век развития новых технологий, поэтому в вооруженных силах достаточно должностей, с которыми могут справиться женщины. Иногда даже лучше мужчин. Ведь армия — это не обязательно окопы и граната в руках, это еще и материально-техническое обеспечение, военная медицина — там женщины великолепно справляются.

культура: Знаю, что и папины артистические гены не пропали даром…
Гарманова: Да, это мое хобби: я пишу песни и сама их исполняю, езжу на фестивали армейской песни. Недавно удалось записать целый диск. У меня есть песня «Завтрашний вальс» — о том, что это за чувство, когда становишься военным человеком, надеваешь погоны. А строки из другой песни рассказывают, как тяжело совмещать службу с семейной жизнью, и все равно при этом остаешься счастливым человеком:

Что такое счастье, легко объяснить:
Думаю, и ты согласишься со мной,
Радостно с утра на работу спешить,
И с улыбкой вечером ехать домой.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть