Виктор Водолацкий: «Важнее Шолохова для казаков писателя нет»

25.02.2015

Алиса ВАСИЛЬКОВА

Шолохов для казачества — писатель культовый. Именно поэтому регионы, где издавна селились казаки, а теперь постепенно восстанавливаются их многовековые традиции, широко отмечают дни памяти великого писателя. Первым делом, конечно, на его малой родине. Но в этом году Тихий Дон — вновь прифронтовая зона, в двух шагах лежит осажденный Донбасс. «Культура» беседует с казачьим генералом и депутатом Госдумы Виктором Водолацким.

культура: В мае грядет 110-летие Михаила Шолохова. Чем планируют удивить россиян организаторы юбилейных торжеств?
Водолацкий: Дни памяти Михаила Александровича на донской земле отмечаются ежегодно. Но в этот раз Международный фестиваль «Шолоховская весна» будет проходить более широко и насыщенно. Во-первых, фестиваль проводится под федеральной эгидой, готовится обширная программа «Тихий Дон. Станица Вёшенская». Губернатор Ростовской области Василий Голубев также подписал постановление о праздновании — региональная программа будет нести, скорее, местный колорит, максимально глубоко и полно показав казачий уклад. Третий день по традиции сделаем чисто казачьим — шермиции, джигитовка, скачки. Докажем гостям, что боевая удаль и самобытное искусство не перевелись и в третьем тысячелетии.

культура: Уместно ли вообще сравнивать нынешнее казачество с тем, о котором пишет Шолохов? Видите ли Вы какие-то фундаментальные различия?
Водолацкий: Конечно, мы, современные казаки Дона, Кубани, Сибири, Терека, отличаемся от предков, поскольку в полной мере не унаследовали существовавшие ранее традиции: уникальную форму воспитания в казачьей семье или уважение к государству, впитанное с молоком матери. Это, прежде всего, следствие ленинского декрета о расказачивании, в рамках которого регионы компактного казачьего проживания были в буквальном смысле залиты кровью.

Сейчас, читая произведения Шолохова, Калинина, других донских писателей, многое видится между строк. Они не могли в советские времена высказать всей ужасной правды. Вот, допустим, донесение командира латышских стрелков Троцкому о том, что необходима замена роты, ибо его люди «психологически устали» вешать, резать, убивать, а «работы еще много». Представляете, насколько заинтересованы были большевики в уничтожении казачества? А причиной этого геноцида как раз и была верность нашего народа царской присяге и России.

Затем слово «казак» надолго было вычеркнуто из официальных документов, хотя бабушки и дедушки находили способы передавать детям родную идентичность. Не все, разумеется, кануло в Лету, но жить, как наши предки, мы уже не можем. Каждое поколение привносило с собой частичку идеологии своего времени. И те распри, которые есть сейчас в казачьей среде, деление на реестровых, общественных, вольных нивелирует саму идею движения. Раньше у казаков была четко выстроенная система управления и взаимодействия с властью. Та, со своей стороны, прекрасно знала, что на казачьих территориях никогда не пустит ростки так называемая «пятая колонна». А сейчас казачество, увы, не сможет этого обеспечить в полной мере, поскольку не является единой организованной великой силой. Но мы к этому стремимся. 

Заработала система казачьих кадетских корпусов. Надеюсь, со временем она разрастется по всей стране и станет настоящей кузницей патриотизма. А на примере наших самых близких соседей мы видим, насколько важно не упустить молодежь — именно юноши и девушки стали массовкой на киевском майдане, позволили политическим шарлатанам заправлять теперь всей Украиной от своего имени...

По счастью, надежды наши вполне оправданны. Благодаря Совету при президенте РФ по делам казачества создана уникальная система поощрения казачьих кадетских корпусов. Лучшему корпусу от имени Владимира Путина вручается переходящее знамя.

Конечно, с учетом экономических условий и внешнего давления, в которые мы были поставлены после воссоединения с Крымом, на ближайшие пару лет многое придется отложить. Необходимо в первую очередь сбалансировать экономику, и казаки должны стать стержнем стабильности в местах своего расселения. А за это время организация, которую я возглавляю, «Союз казаков-воинов России и Зарубежья», а также другие атаманы подготовят и представят конкретные системные проекты к включению в программу государственной поддержки на 2017–2018 годы. Те же кадетские корпуса — в каждом исторически казачьем субъекте РФ нужно иметь как минимум по десять.

Кстати, побывав с гуманитарной помощью в той части Войска Донского, которая размещается в ЛНР и ДНР, я убедился, что дети, потерявшие в ходе конфликта своих отцов, защищавших Русский мир от современного фашизма, нуждаются в подобной системе образования. И мы уже создали республиканский казачий кадетский корпус имени маршала авиации Александра Ефимова в Луганске. В ближайшее время такие же появятся на территории еще четырех городов Новороссии.

культура: Есть мнение, что «Тихому Дону» удалось практически невозможное — примирить апологетов красной и белой идеи в отношении к наиболее трагичному периоду казачества. Вы согласны?
Фото: РИА НОВОСТИВодолацкий: Если бы этого не было, Шолохов не получил бы Нобелевскую премию. Реакция казачьих организаций оказалась очень положительной, во многом она и предопределила эффект, произведенный «Тихим Доном» на мировое читательское сообщество.

Ведь куда бы казаки после Гражданской войны ни уезжали — в США, Канаду, Австралию, они всегда сердцем оставались на Родине. И в произведении Михаила Шолохова увидели понятную им, как никому, боль — страшную трагедию собственного народа, душевное одиночество главного героя и его незримую связь с отчим домом. Я был на Лемносе, где раскинулись сотни донских и кубанских могил. Когда стоишь на берегу этого греческого острова, понимаешь чувства казачьего офицера, оставившего на Родине могилы предков, похоронившего умерших от голода и мучений дочь и жену, одинокого, но не сломленного человека...

Потому-то я и выступил в свое время инициатором проведения первого Международного казачьего конгресса. Тогда съехались делегаты из 38 стран, в основном потомки тех, кто выбрался за границу в революционные годы. И они убедились, что сегодня в России казачество есть, и оно возрождается как историческое русское явление. Когда же после этого нам удалось провести при поддержке Патриарха Московского и всея Руси Всемирный форум православной казачьей молодежи, то мы даже удивились, как много ребят, совсем молодых и даже не говорящих по-русски, приехали, чтобы прикоснуться к героическому прошлому своих предков. Они побывали на Мамаевом кургане, участвовали в перезахоронении останков советских солдат, погибших в Сталинградской битве. Некоторые из них, вернувшись в Америку, через суды потребовали у родителей возвращения себе русских имен...

культура: На 2015-й запланирован выход сериала Сергея Урсуляка «Тихий Дон». Чего Вы ожидаете от этой работы?
Водолацкий: Мне известно, для съемок построен казачий хутор, восстановлена картина быта наших прадедов. И все же я с осторожностью отношусь к фильмам, которые пытаются конкурировать с герасимовским. Мы уже убедились, что вариант Бондарчука не смог затмить очень точно переданных нюансов казачьей жизни и искусства величайших актеров первой экранизации. Прежде всего, созданных ими неповторимых образов Григория Мелехова, Аксиньи.

Фото: ИТАР-ТАСС

Но, с другой стороны, я надеюсь, что Урсуляк вернет в фильм главы, которые были изначально уничтожены советскими цензорами. Ведь в картине Герасимова трагедия и боль донского казачества отражены не полностью. Уничтожение казачества как класса, столкновения между однополчанами, поруганные традиции... Все это Шолохову удалось изобразить в своем романе ярко, правдиво и трогательно, вот почему для нас, казаков, нет важнее писателя. И если режиссер Урсуляк «схватит» новую редакцию романа, обретенную нами благодаря президенту Путину, то его фильм, безусловно, станет важной и необходимой вехой.

культура: Власти активно взялись за кинематограф, при этом литература долгое время была лишена подобного внимания. А как, по-Вашему, нужно ли государству заниматься развитием патриотического книгоиздательства, находить новых авторов, поддерживать их финансово, учреждать премии?
Водолацкий: Да, такую работу, конечно, нужно проводить. Но не только государству надо искать авторов, надо и самим авторам заявлять о себе. Что же касается специальной премии и поддержки талантливых патриотических произведений, то об этом стоит подумать. Но не менее важно помнить о проблеме допуска к образовательному процессу откровенно вредных, абсурдных и попросту глупых писателей. Вскоре у нас состоится заседание президентского Совета по межнациональным отношениям. Тема — русский язык. Там и обсудим этот вопрос.

культура: Вы могли бы посоветовать читателям «Культуры» какое-нибудь из любимых произведений о казаках?
Водолацкий: «Смерть Тихого Дона» Павла Полякова. Это молодой кадет, который в конце 1920 года уходил из Крыма. Затем жил в Сербии. Он написал замечательную книгу, включившую в себя именно то, что, кстати, не дали написать Шолохову. Если бы эти два произведения объединить в одно, оно стало бы истинной энциклопедией казачьей жизни. Есть интересные моменты и в произведениях сегодняшних писателей Дона и Кубани, но, надо признать, в казачьей среде мы еще не вырастили такого писателя, какими были Шолохов, Калинин, Поляков или же поэт Николай Туроверов, вопрос перезахоронения которого в донской земле (сейчас он погребен на Сент-Женевьев-де-Буа) активно решается.

Но вообще тема казачества безгранична. Для просвещенного мирового сообщества уже несколько веков казачья боевая удаль является этаким мерилом русского качества — казаки были на острие всех побед России. Надеюсь, так будет и впредь.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть