Владимир Юрзинов: «На игроков не кричу, изображаю дипломата»

18.02.2015

Григорий МАТВЕЕВ

20 февраля знаменитому тренеру и хоккеисту Владимиру Юрзинову исполняется 75 лет. Накануне юбилея в беседе с корреспондентом «Культуры» прославленный наставник вспомнил прошлое, заглянул в будущее и рассказал о своих учениках.

культура: Примите наши поздравления. 
Юрзинов: Спасибо. Ведь с 70-летием ни одна газета не поздравила. Да и не люблю юбилеи. Прячусь от них. Не хочу подводить итоги. После похорон Виктора Тихонова прочитал: «Теперь у нас не осталось ни одного тренера — олимпийского чемпиона». Звоню автору заметки: «Как же не осталось? А я? Зачем раньше времени списали?» Ведь за моими плечами восемь Олимпиад, начиная с Инсбрука-76. Пропустил, да и то не по своей воле, Калгари-88, Ванкувер-2010 и Сочи-2014. Скажу честно: хочу зацепить свои девятые Игры. В Южной Корее.

культура: Вы и сейчас в обойме. Часто появляетесь на хоккее. Рядом с главным тренером национальной команды Олегом Знарком…
Юрзинов: Спасибо штабу сборной, не забыли старика, позвали перед чемпионатом мира в Минске консультантом. Сейчас с Олегом иногда вместе смотрим хоккей, он задает вопросы, я отвечаю. 

культура: Знарок ничего не делает просто так, для галочки, для самопиара…
Юрзинов: Чистая правда. Олег — человек прямой, упрямый, ершистый. Никогда не сворачивает с пути, его трудно переубедить.

культура: Когда он играл под Вашим руководством в рижском «Динамо», могли предположить, что из него получится большой тренер?
С Олегом ЗнаркомЮрзинов: Честно говоря, нет. А вот у его помощника Харийса Витолиньша тренерская жилка видна была невооруженным глазом. Думаю, правильнее будет говорить о тандеме Знарок — Витолиньш.

культура: Как о Вашей связке с Тихоновым?
Юрзинов: Мы с Витюшей познакомились в московском «Динамо». Тихонов слыл цепким защитником. Но на чемпионате мира так и не сыграл. Меня же в 21 год назначили капитаном команды. Аркадий Иванович Чернышев — добрейшей души человек, слишком любил игроков, никогда не наказывал их рублем. За шалости разжаловал из капитанов Кузина, потом Крылова и передал лидерские полномочия мне. 

культура: А как тренером стали?
Юрзинов: Готовил себя к этому ремеслу заранее. Еще игроком. Анатолий Владимирович Тарасов, спасибо ему, всегда пускал на занятия. Приходил с тетрадкой, записывал-фиксировал. Ребята-цеэсковцы шипели: «Ну, какого ляда ты приперся? Тарас сейчас нас наизнанку вывернет». Тарасов и впрямь любил тренировки на бис. Гонял команду пуще обычного. 

культура: В одной из своих книг Анатолий Владимирович написал, что из Юрзинова не получится тренер.
Юрзинов: Это в стиле Тарасова. Сегодня у него все белое, завтра — черное. Ту его фразу всерьез не рассматривал, а вот моя мама приняла близко к сердцу и книгу бросила в печь. К слову, папа, Владимир Порфирьевич, тоже был тренером. Играл в футбол за «Пищевик». Помню, говорил мне: «Володя, какое ты имеешь право кричать на игроков?» Я и впрямь поначалу повышал голос. Эту привычку искоренил в Финляндии. Пытался там одного бугая с лавки за шиворот убрать. Тот оказался слишком здоровым. Мне намекнули, что у них так не принято. С тех пор играю в дипломатию. 

культура: Хотя порой это невыносимо трудно. В московском и рижском «Динамо», такие кадры водились...
Юрзинов: Это вы опять о Знарке?

культура: О Мальцеве. Говорят, хотели его и Васильева отчислить из команды?
Юрзинов: Опять испорченный телефон. Просто в высоком кабинете на вопрос, когда, наконец, станете чемпионами, я ответил: «Есть у нас два игрока, которые титулы и звания завоевывают в сборной, а в «Динамо» у них вольница». Вскоре меня убрали. Предложили возглавить динамовскую школу или ехать в Ригу. Выбрал второй вариант. И девять лет оттрубил в Латвии. А Мальцев… Четверть века с ним не разговариваю и ничуть не жалею. 

культура: «Серебро» с рижанами в 88-м — сродни «золоту»?
Юрзинов: В полуфинале победили столичное «Динамо». На волне реванша. Многие мои ребята приехали в Ригу из Москвы, где были не нужны. Вот и доказали, что рано их списали. 

С Виктором Тихновым

культура: В том сезоне Вас освободили из сборной. Почему?
Юрзинов: В 1987 году в Вене проиграли чемпионат мира, не допустив ни одного поражения. Всего две ничьи — и прощай, «золото». С оргвыводами медлить не стали. Предложили Тихонову усилить тренерский штаб, ввести в него человека из московского «Динамо». Витя отказался: «Тогда буду работать только с одним помощником — Игорем Дмитриевым». Вскоре меня вернули. На Кубке Канады-91 снова трудился бок о бок с Тихоновым. До сих пор жалею, что не пригласил его в свой штаб на Играх-98 в Нагано. Как же не хватало тогда его советов...

культура: Обидно было остановиться в шаге от первого места?
Юрзинов: Очень. В Олимпийской деревне сказал ребятам: «Когда у людей появился огонь, племя, уходя на охоту, оставляло возле него сторожей. Если огонь гас, племя погибало. Сейчас мы стоим у огня, который зажгли великие игроки и тренеры. Так не дадим ему потухнуть». Ребят пробрало. А утром в день финала с чехами на раскатке увидел лидера соперников Яромира Ягра в шортах и с чашечкой кофе. Он шутил и смеялся. Ну, думаю, этих пижонов точно обыграем. Только потом мне сказали, что Ягр так ведет себя всегда. Олимпиада в Нагано сильно вымотала, посмотрел на себя в зеркало и ужаснулся — постарел лет на десять. 

культура: Как получилось, что игровую карьеру так и не увенчали олимпийским «золотом»?
Юрзинов: Больная тема. Меня включили в состав на Игры-64 в Инсбруке. Бегал в тройке с Фирсовым и Волковым. В последнем контрольном матче с американцами в «Лужниках» дважды отличился. Но их капитан жестко засадил мне прямо в «душу». Накануне вылета в Австрию нас распустили по домам. Ночь почти не спал, болел живот. Утром обратился к доктору Белаковскому. Олег Маркович отвез в госпиталь. Аппендицит. Так вместо Олимпиады оказался на операционном столе. Эх, знать бы, как все повернется, ни за что бы к врачу не пошел. Выпал из обоймы сборной на целых пять лет. Вернулся в 69-м и стал двукратным чемпионом мира. 

культура: Но нет худа без добра. Вынужденный простой использовали с толком.
Юрзинов: Поступил на журфак МГУ, заочное отделение. Приняли без экзаменов, оказалось достаточно характеристики из ЦК комсомола. Учился честно. Ребята в команде смеялись. Но я не отступал. Написал очерк о Мальцеве, с которым играл на том самом ЧМ-69 в Стокгольме. Отнес в редакцию журнала «Спортивные игры». Заметку опубликовали, похвалили. На том карьера журналиста и закончилась.

культура: Может, и к лучшему. Тогда бы хоккей потерял великого тренера, воспитавшего множество учеников.
Юрзинов: Хотел бы поклониться Борису Павловичу Кулагину, ведь он вытащил меня из Финляндии, позвал помощником. Дебютировал в качестве тренера сборной во время Суперсерии-74 с канадцами. Потом — вот ведь дурак — рассорился с Кулагиным. Из-за ерунды — он увел из Риги в свой «Спартак» моего нападающего Германа Волгина. Перед смертью Бориса Павловича помирились, он лежал парализованный, зашел к нему. Кулагин так спокойно сказал: «Брось переживать, забыли». 

культура: Теперь давайте поговорим о Ваших тренерах-учениках.
С Зинэтулой БилялетдиновымЮрзинов: Да они везде. Зинэтула Билялетдинов, Алексей Кудашов, Петр Воробьев. Кстати, Воробьева пригласили в Ярославль по моей рекомендации. В Спорткомитете столкнулись нос к носу с президентом «Торпедо» Юрием Яковлевым. «Ищу тренера», — говорит. Отвечаю: «Есть такой». Думаю, Яковлев не пожалел. С первого захода Петр Ильич принес Ярославлю «золото». 

культура: Наставник омского «Авангарда» Раймо Сумманен — тоже Ваш воспитанник?
Юрзинов: Раймо играл у меня в ТПС. Вместе победили в финской лиге. Он пробился и в сборную Суоми, в составе которой стал чемпионом мира. Очень толковый специалист, но характер — это что-то! Его «Авангард» — настоящая волчья стая. 

культура: Вы ни слова не сказали о своем сыне, тренирующем уфимский «Салават Юлаев».
Юрзинов: Володя — отличный специалист, гораздо сильнее меня. Но слишком честный и порядочный для нашего хоккея. В России почему-то всегда крайним делают тренера. Надо и с менеджеров спрашивать, и с руководителей клубов. 

культура: В середине сезона Юрзинов-младший был на грани увольнения из «Салавата Юлаева». Говорят, Вы его отстояли перед первыми лицами Башкортостана. В итоге уволили генерального менеджера клуба Олега Гросса.
Юрзинов: Пусть это останется нашей семейной тайной...  

культура: Тогда заключительный вопрос. До сих пор выходите на лед, проводите открытые тренировки. Откуда силы?
Юрзинов: Люблю пешие прогулки. Особенно по местам моей юности — ведь родился на Писцовой улице, в районе стадиона «Динамо». А живу под девизом Чарли Чаплина: чтобы жить — надо работать, а я хочу жить. На пенсию не собираюсь. Посмотрите на мою «родословную». У кого еще она такая богатая? По-прежнему занимаю должность председателя общего собрания клубов Молодежной хоккейной лиги (МХЛ), да и в сборной не чужой человек.  

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть