Илья Авербух: «Сначала спорт, затем шоу»

23.12.2014

Светлана КАЛЮТА, Сочи

Знаменитый фигурист, продюсер и режиссер Илья Авербух в последнее время зачастил в Сочи: сначала подготовка к церемонии открытия Олимпиады, потом двухмесячные гастроли собственного ледового мюзикла «Огни большого города». В предстоящее Рождество олимпийские звезды «откатают» на курорте «Маму», поставленную Авербухом по мотивам известной сказки «Волк и семеро козлят» — тоже, разумеется, на льду. В паузах между самолетами удалось поговорить о фигурном катании в России, новом ледовом жанре и планах на 2015-й. 

культура: Недавно в Барселоне завершился финал Гран-при, где у россиян 12 медалей и три победы, две из которых — юниорские. Насколько, на Ваш взгляд, результаты были прогнозируемы? 
Авербух: Россия остается мировым лидером в фигурном катании, что показали и зимние Игры, и все этапы Гран-при. Суммируем олимпийские, 23 медали — до финала Гран-при плюс 12 завершающих — отличная работа конкурентоспособной сборной. Все вместе — исключительные достижения! В женском одиночном катании последние состязания показали гигантский прорыв, когда четыре россиянки ворвались в шестерку лучших. Жаль, из-за травмы не выступала Аделина Сотникова, не было Алены Леоновой. Тогда бы, мне кажется, мы смело могли рассчитывать на каскад медалей высшей пробы. Даже в отсутствии Татьяны Волосожар и Максима Транькова в парном катании Ксения Столбова и Федор Климов сразу вышли на второе место. Честь России не уронили в мужском одиночном катании и Сергей Воронов с Максимом Ковтуном, занявшие третье и четвертое места. 

культура: Иначе говоря, по выступлениям российской сборной можно судить, как подтянулись региональные школы катания?
Авербух: Я бы не питал иллюзий на этот счет. Сама по себе школа и каток при ней не залог успеха. Ее «делают» тренеры. Исторически мировую планку в этом виде спорта держат Москва и Санкт-Петербург, так сложилось. И талантливые дети, если пробиваются дома, потом ради профессионального роста, спортивной карьеры переезжают в эти центры с достойным тренерским составом. Поэтому региональные «питомники» фигуристов я бы рассматривал как этап на пути становления спортивного мастерства молодежи. Спора нет, хотелось бы и в субъектах растить чемпионов. Да тренеры сторонятся: жилья нет, спортивная база низкого уровня, ну и так далее. А вот Сочи — первый претендент на звание регионального пионера-воспитателя олимпийских призеров, спортивная инфраструктура вполне соответствует потенциальным задачам.

культура: А почему школа фигурного катания Ильи Авербуха не «заточена» на выращивание чемпионов?
Авербух: Мы изначально направили свою работу по другому вектору — фигурное катание как здоровый образ жизни для детей и взрослых. Мы демократичны, у нас нет спортивного накала страстей, учим кататься на коньках, импровизировать на льду, слушать и слышать музыку. Нацеленных на результат особо успешных учеников отбираем в продюсерскую компанию Ильи Авербуха для выступлений. 

«Огни большого города»культура: Не опасаетесь перелома в сознании молодой российской «фигурной» поросли? А вдруг она направит помыслы не на достижение спортивных титулов, а на зарабатывание денег в ледовых спектаклях, подобных Вашим? 
Авербух: Хедлайнеры моих шоу — как раз олимпийские чемпионы, что само по себе этакий дополнительный значок качества. В «Маме» — Татьяна Тотьмянина, Максим Маринин и Алексей Ягудин, в «Морозко» — Оксана Домнина, Максим Шабалин, Албена Денкова и Максим Ставиский, в «Тайне острова сокровищ» — Маргарита Дробязко, Повилас Ванагас, в новой сказке «Малыш и Карлсон», еще не увидевшей свет, — Мария Петрова, Алексей Тихонов, а также сочинец Михаил Галустян в главной роли. Компаниям, ставящим ледовые мюзиклы, при такой высокой на сегодня конкуренции вряд ли понадобятся ремесленники от фигурного катания. Поэтому, как говорится, сначала добро пожаловать в спорт. 

культура: Осенью, когда в Сочи близились к финалу гастроли Вашего стационарного шоу «Огни большого города», Вы сетовали на неоправданные коммерческие ожидания. Видимо, схожие обстоятельства не позволили «Маме» прописаться в «Айсберге» дольше, чем на два дня?
Авербух: Нет ни одного мирового шоу, которое собирало бы больше 2000–2500 зрителей за один раз. Не надо забывать и про разницу в численности населения Москвы и Сочи. Востребованность «Огней» на курорте подтверждает единое правило: 1600–2500 зрителей на одном представлении. В негатив тянут зрительская «неосвоенность» синтетического жанра ледового спектакля, объединяющего мюзикл на льду, вокал, пластику балета, динамику и рискованность фигурного катания, эмоциональность драматической сцены и цирковое искусство. Да и летом навигационная история по Олимпийскому парку была не на высоте. Плюсуем сюда стройку трибун и трассы «Формулы-1», из-за чего «Айсберг» оказался отрезанным от остальной территории парка, и получаем зрителей в минусе. Поэтому о фейерверке в плане финансов говорить не приходится. Зато постолимпийская сочинская школа дала нам драгоценные зерна опыта. Мы многому научились в конкуренции с пляжами, откуда разными способами старались привлечь людей к себе на представление. 

«Мама»Пусть сочинцы и гости не обижаются: детская сказка «Мама» приедет на длинные гастроли, как в Санкт-Петербург, когда убедимся, что первая ласточка этого формата интересна. Радуемся «забитости» краснополянских и имеретинских отелей на Новый год, но выводы сделаем по количеству зрителей. Если Сочи догонит Краснодар, где на наши проекты продаются все до единого билеты, зажжем для курорта самый яркий зеленый свет. 

В то же время хочется изменить ощущение первостепенности Москвы, когда все наши новые проекты стартуют там, потом в Санкт-Петербурге, а затем разъезжаются по регионам. Вполне возможно, после «Мамы» в Сочи начнем готовить новый спектакль, премьера которого состоится здесь же, летом. 

культура: Возвращаясь к Олимпиаде, каковы Ваши впечатления от работы с роликами в рамках подготовки церемонии открытия зимних Игр? 
Авербух: Стать единственным российским хореографом самого яркого и важного в моей жизни действа предложил Константин Эрнст, за что я ему страшно благодарен. Потому что теперь в копилке — опыт подготовки мегасобытия, сложная и интересная работа. Я познакомился с другими мастерами с мировым именем. Пришлось за короткое время найти огромное количество людей, готовых бескорыстно подарить своей стране время, силы, держать их в мотивации. Не сразу нашлась концепция Млечного пути в моем блоке. Во время самой церемонии я сидел в рубке и отбивал в наушники счет своим роликовым танцорам. Все вместе это дорогого стоит. Ну а сами ролики сильно уступают конькам в грациозности, элегантности, в возможностях импровизации. 

«Мама»культура: Судя по восьмому сезону «Ледникового периода», идеи найти не так уж сложно?
Авербух: Рождаем их в творческих муках — и я, и участники постановок. Придираемся ко всему, приоритет — новому, интересному, степени качества. Каждый раз перед стартом кажется: не войти снова в эту реку. Однако опять погружаемся в эту колоссальную изматывающую телеисторию, которая с тобой даже во сне. Кстати, не будь кнута в виде висящего телеэфира, поджимающих сроков, не так-то легко было бы заставить себя создать постановку. Всегда есть отговорки типа «я сделаю это завтра». 

культура: 18 декабря Вы отметили день рождения. Поздравляем и не можем, конечно, по такому случаю не спросить о планах.
Авербух: Чем ближе к дате, тем сильнее желание быстрее проскочить ее. Не кокетничая, скажу: сколько есть, все мои, но концентрироваться на цифре нет желания. Потому что внутри — ощущение внутренней энергии, молодости, желания работать, творить, носиться, находить время на все. А планы? Их громадье. Новый телепроект, большое стационарное шоу для Сочи, многое другое. Расскажу «Культуре» обязательно, когда они начнут обретать реальные очертания.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть