Уильям Линд: «Россия при Путине вновь научилась защищать свои интересы»

23.12.2014

Виктор ОЛЕВИЧНикита ГОЛОБОКОВ

Ровно 15 лет назад в Кремле появился новый хозяин. Тогда мало кто и внутри страны, и за ее пределами мог предположить, что Владимир Путин задержится так надолго, и что его президентство будет столь успешным. Но теперь даже в лагере наших заклятых друзей не сомневаются: благодаря Путину роль России в мире, нравится это кому-то или нет, существенно возросла. Об этом «Культура» беседует с известным американским политологом и писателем Уильямом Линдом.

культура: Спустя четверть века после окончания холодной войны Россия и Запад снова находятся на грани противостояния. В чем причина?
Линд: Двухпартийный вашингтонский истеблишмент посчитал, что после развала Советского Союза мы сможем править миром в одиночку. Америка решила, что сможет установить свой диктат и принудить остальной мир принять идеологию либерально-демократического глобализма. Идеологию, которая на самом деле напоминает мягкий тоталитаризм из романа Олдоса Хаксли «О дивный новый мир». При необходимости Вашингтон был готов продвигать его военными методами. Но, позвольте, это и есть классическое высокомерие, которое уже приводило к разрушению великих держав в прошлом. Здесь нет ничего нового.

культура: Почему Вашингтон выбрал Украину в качестве нового поля битвы с Россией?
Линд: Ваша страна под руководством президента Путина представляет классическую государственную систему, защищающую свои интересы на международной арене. Причем такой она вновь стала именно при Путине. Однако это противоречит идеологии американского истеблишмента, который стремится утвердить мировую систему, где интересы других стран подчинены исключительно Вашингтону. Современная американская идеология также включает такие концепции, как девальвация традиционных и религиозных ценностей, граничащее с гротеском обеспечение прав геев и лесбиянок, поддержка воинствующего феминизма. Россия отказывается принять это всеми силами! Кроме того, Москва продолжает отстаивать свою независимость и в международных отношениях. Когда Россия защитила свои интересы в свете сближения украинской элиты с Западом, Вашингтон отреагировал очень жестко.

Белый дом и госдепартамент часто критикуют Россию и другие страны за пренебрежение демократией. Но так называемые «демократические нормы» не помешали Вашингтону содействовать свержению избранного по всем правилам президента Украины Виктора Януковича и поддержать временное правительство, пришедшее к власти в Киеве в результате переворота. 

Дело в том, что американское определение демократии сводится к наличию системы выборов, которая выдвигает удобных Вашингтону деятелей. Если результатом плебисцита в другой части света становится избрание неудобных политиков, то США не признают результаты голосования. Они наглядно продемонстрировали такой подход в секторе Газа, где несколько лет назад в результате самых честных и свободных в арабском мире палестинских выборов к власти пришли представители движения ХАМАС. Вашингтон тогда немедленно заявил о непризнании нового правительства и отказался вести с ним переговоры.

культура: В текущей конфронтации с Россией виноваты обе главные политические партии США?
Линд: Для неоконсерваторов-республиканцев, вроде сенатора Маккейна, холодная война никогда не заканчивалась. По правде говоря, их идеология содержала в себе антироссийское зерно еще в досоветский период, во времена дореволюционной России. К сожалению, для Америки и мира в целом, они оказывают огромное влияние на американскую внешнюю политику. Все их авантюры заканчивались крахом. Так, они несут прямую ответственность за совершенно ненужную и провальную войну в Ираке. Несмотря на это, к ним продолжают прислушиваться. Не последнюю роль играет то, что за ними стоит большой капитал. 

Но и демократы, которые сегодня формально находятся у власти, работают с ними рука об руку. Вашингтонский истеблишмент, по сути, двухпартийный, но разница невелика. Правда, как слева, так и справа есть силы, отвергающие двухпартийный внешнеполитический курс. Среди диссидентов из правого лагеря можно выделить сенатора Рэнда Пола из Кентукки. Однако в целом между демократами и республиканцами существует консенсус по основным вопросам внешней политики. Они делают вид, что оппонируют друг другу, но на самом деле это не так. Если следующим президентом станет представительница леволиберального крыла демократической партии Хиллари Клинтон, ее политика мало чем будет отличаться от линии неоконсерваторов.

культура: Как Вы считаете, чем рискуют США и их союзники, проводя безоглядный антироссийский курс?
Линд: Да, конечно, санкции уже негативно воздействуют не только на Россию, но и на США и ЕС. При этом Москва в состоянии предпринять еще ряд действий, которые сделают эмбарго куда как более болезненным для самого Запада. Вы могли бы приостановить выплаты по внешним заимствованиям банкам и финансовым организациям, находящимся в странах, которые присоединились к антироссийским санкциям. Возникнет эффект бумеранга. Прежде всего, по Европе будет нанесен сильнейший удар —  европейцы в один миг окажутся в центре нового банковского кризиса. Другим способом борьбы с санкциями может стать отказ от использования доллара в расчетах между третьими странами. Не только Россия, но и другие государства уже устали от диктата Вашингтона в вопросах финансового суверенитета. Переход на золотой стандарт и расчеты в национальных валютах решили бы эту проблему.

культура: Европа способна действовать независимо, без оглядки на США?
Линд: Нет, Старый Свет находится в орбите Вашингтона. Не будет преувеличением сказать, что ЕС — сателлит США. Европа слишком опасается американской реакции на какие-либо сепаратные договоренности с Россией.  Все, что можно сделать в данной ситуации, — это предпринимать логические шаги, которые в конечном счете покажут европейцам, что антироссийская политика будет иметь для них куда более болезненные последствия, чем для американцев. В этом смысле, интересы Брюсселя и Вашингтона расходятся. Вашей дипломатии имеет смысл и дальше играть на такого рода противоречиях. 

культура: Россия неоднократно предупреждала об опасности попыток США свергнуть президента Башара аль-Асада в Сирии. Наступление радикальных исламистов доказало правоту Владимира Путина?
Линд: Разумеется, его правота абсолютно доказана. Благодаря недальновидной политике США на Ближнем Востоке, у нас в противниках теперь оказались как Иран с Сирией, так и противостоящая им исламистская группировка ИГИЛ. Надо быть настоящим «гением» во внешней политике, чтобы одновременно настроить против себя силы, которые противоборствуют друг с другом. Правительство Асада — единственная надежда Сирии на сохранение государственности и стабильное развитие. Вашингтонский внешнеполитический истеблишмент желает свержения Асада, поскольку он не подчиняется их диктату. Но его свержение приведет к полной дезинтеграции государства и перманентному хаосу в регионе.

культура: Что стоит за массированной пропагандой «прав» нетрадиционных меньшинств на Западе и почему западные СМИ уделяют этим вопросам повышенное внимание, нарочито не замечая более важные темы?
Линд: Это часть современной идеологии правящего класса в США и Евросоюзе. Идеология «культурного марксизма», разработанная Институтом социальных исследований и Франкфуртской школой. Они перевели марксизм из экономической плоскости в культурную. Если Советский Союз был в культурном плане консервативным государством с марксистской экономической системой, то современный Запад представляет собой противоположный формат. Одна из целей культурного марксизма, базирующегося на концепциях Георга Лукача и Антонио Грамши — уничтожение западной культуры и христианства. Когда Лукач получил назначение в комиссариат культуры в правительстве Белы Куна в 1919 году, то он ввел половое образование в венгерских школах. Так как понимал, что, когда подрываются сексуальные нормы в обществе, уничтожается и его традиционная культура. Венгерские рабочие были настолько возмущены действиями Лукача и правительства Белы Куна, что, когда Румыния напала на Венгрию, они отказались воевать, и правительство Куна пало. С тех пор концепции культурного марксизма получили дальнейшее развитие и стали частью государственной идеологии в странах Запада. Политика президента Путина по возвращению России на мировую арену в качестве самой консервативной из великих держав, какой она и была в XIX веке, делает Москву врагом номер один для культурных марксистов.

культура: Какую поддержку Россия может оказать консервативным силам на Западе?
Линд: Россия должна продолжать вести себя так же, как сейчас. Не сворачивая с пути и воочию доказывая, что будущее человечества может выглядеть совсем иначе. Своим примером Россия подтверждает: каждая страна может выбрать собственный, традиционный, присущий именно ей путь развития.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть