Лидия Иванова: «Рядом со мной был замечательный мужчина»

18.11.2014

Дмитрий ЕФАНОВ

19 ноября исполнилось бы 80 лет легендарному футболисту Валентину Иванову. На счету форварда сборной СССР и московского «Торпедо» — победа на летних Олимпийских играх, «золото» Кубка Европы и звание лучшего бомбардира чемпионата мира 1962 года. Валентина Козьмича не стало три года назад. Супруга Лидия Гавриловна стоически пережила потерю любимого человека, с которым прожила в браке более полувека. Накануне знаменательной даты двукратная олимпийская чемпионка по спортивной гимнастике рассказала корреспонденту «Культуры» о знакомстве с будущем мужем, «кругосветном» путешествии и дружбе с Эдуардом Стрельцовым.

культура: Ваша первая встреча с Валентином Ивановым произошла незадолго до Олимпиады в Мельбурне?
Иванова: В 56‑м будущие олимпийцы проводили сборы в Ташкенте. Перед вылетом в Австралию организовали праздничные старты, в которых участвовали представители разных видов спорта. Там нас и познакомили. Все было просто: «Это Лидия Калинина, это Валентин Иванов». А вскоре команда отправилась в Мельбурн. Добирались очень долго. Прямых рейсов тогда не существовало. Летели из Ташкента до Дели, затем пересадка на Рангун. До Бангкока вообще на четырехмоторном самолете «пыхтели». Оттуда в австралийский город Дарвин, и затем только в Мельбурн.

культура: С  Валентином Козьмичом летели вместе?
Иванова: Нет. Гимнасты начинали выступать одними из последних, а футбольный турнир проходил с первого до заключительного дня. С  Валентином встретились уже на Играх. В Мельбурне Олимпийская деревня была разделена на две части: мужскую и женскую. На нашу территорию никто не мог проникнуть — солдаты охраняли. Все развлекательные мероприятия проходили в мужском крыле, куда мы с девчонками регулярно отлучались. С  Валентином много общались. Он скромничал, но однажды решился и пригласил на танец. Ой, что тут началось! Руководство делегации отчитало по полной программе. «Не имеете права, не за этим приехали, да вы, гимнастки, не знаете футболистов! Они такие-сякие!»

культура: Зато на обратном пути времени пообщаться было предостаточно?
Иванова: Только на пароходе плыли почти месяц — прямо кругосветное путешествие. Причем в наше распоряжение поступило чуть ли не самое комфортабельное судно того времени — «Грузия». Мне понравилось. Нас красиво встретили, когда мы впервые поднялись на палубу. Но некоторым пришлось тяжело. На протяжении многих дней картина за бортом не менялась — кругом вода. Кому-то стало страшно, кто-то начал пить. Двукратный олимпийский чемпион в беге на 5000 и 10 000 метров Владимир Куц именно на теплоходе подорвал здоровье. Да и некоторые другие ребята тоже. Все это не касалось нас с Валентином. Мы не замечали окружающих. На протяжении всего пути болтали без умолку. О дальнейших отношениях не задумывались, просто нам было хорошо вместе. В Находке пересели на поезд и еще восемь суток провели в пути по дороге в столицу. Валя периодически деликатно стучался в купе, где ехали гимнастки, и клал яблочко на мою верхнюю полку. У нас были нежные, трепетные отношения, никакой пошлости. В свою очередь, руководство и тренеры не оставляли в покое, напевали: «Все футболисты — гуляки, от них можно ожидать чего угодно!» Но я видела, что Валя и его друг Эдик Стрельцов из другого теста. Они были скромные «до безобразия». И очень внимательные.

Приятно вспоминать эту поездку. По дороге часто останавливались в местах, не предусмотренных расписанием, потому что вокруг поезда собирались толпы людей, желающих увидеть олимпийских чемпионов. Нас поздравляли, благодарили. Запомнился древний дедушка. На одном из полустанков на удивление бодро подскочил к нашему вагону и стал требовать «выдать» ему Яшина.

культура: Валентин Козьмич сделал предложение только спустя три года…
Иванова: После Олимпиады продолжали встречаться. Валя на свидание приходил с Эдиком. Так мы втроем и проводили время. Многие не могли понять, с кем встречаюсь — с Ивановым или со Стрельцовым. И вот однажды Валентин говорит: «Идем по делам, захвати паспорт!» С ним пришел еще один торпедовский друг Саша Медакин, у того в руке бутылка шампанского. Гуляем по Автозаводской и неспешно поворачиваем к ЗАГСу. Дальше все по известной схеме. Правда, не обошлось без заминки. Когда задали вопрос, какую фамилию оставлю после свадьбы, ответила: «Калинина». Валя на меня сердито посмотрел. Опять говорю: «Калинина». Валентин посмотрел еще суровее. Решила не перечить. Свадьбу сыграли 3 декабря 1959 года на торпедовской базе в Мячково. Там была шикарная гостиница, где все футболисты жили. Народу собралось больше сотни, прекрасно отпраздновали.

культура: Смена фамилии не отразилась на спортивной карьере?
Иванова: Наша гимнастика была на подъеме. За ней внимательно следили во всем мире. Судьи быстро поняли, что Калинина стала Ивановой. Так что золотые медали на Олимпийских играх выигрывала под разными фамилиями. И все же семейная жизнь отнимала много времени, вынуждала пропускать тренировки. Бог дал мне талант. Иной раз выезжала именно на нем, когда другие пахали день и ночь. Постепенно пришла к мысли о завершении карьеры. Решилась. Звоню Валентину и радостно заявляю: «Все — со спортом завязала». Не знала, что рядом стоит наставник — Алексей Иванович Александров. Для него это оказалось страшным ударом, но решение было принято.

культура: Никогда не жалели, что довольно рано ушли из гимнастики? Могли бы завоевать еще несколько титулов…
Иванова: Даже не думала об этом. Вообще могу назвать себя счастливым человеком. Я состоялась в большом спорте, у меня замечательные дети. Валентин возглавляет футбольный судейский корпус, Ольга была балериной в Большом театре. И главное — со мной рядом находился замечательный мужчина, c которым мы душа в душу прожили более полувека.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть