Никита Симонян: «Когда вижу поведение, порочащее армянскую нацию, мне становится больно»

25.07.2013

Денис БОЧАРОВ

В этом году отечественный футбол отмечает памятную дату: 55 лет назад, летом 1958-го, в Швеции наша сборная впервые приняла участие в чемпионате мира. Автором первого гола нашей «мундиальной» истории стал Никита Симонян, забивший мяч в ворота сборной Англии.

 Легендарный нападающий московского «Спартака» и сборной СССР со своими 160 голами и по сей день удерживает рекорд родного клуба. Сегодня Никита Павлович занимает ряд ответственных должностей в Российском Футбольном Союзе: он председатель технического комитета, отвечает за организацию турнира «Кожаный мяч», а также за назначение стипендий ветеранам отечественного футбола. Словом, дел невпроворот. И все же заслуженный мастер спорта нашел время пообщаться с корреспондентом «Культуры».

культура: В чем, на Ваш взгляд, основное различие между нынешним, российским, и советским футболом? Почему наши успехи в этой области стали столь редкими? В чем тут дело — в недостатке патриотизма или в том, что игра представляет собой коммерческое предприятие, где деньги выходят на передний план?
Симонян: А вы своим вопросом и ответили. В том-то и дело, что сегодня мы располагаем ресурсами только российских игроков, а тогда выступала сборная Советского Союза — об этом не надо забывать. Лишь на Олимпийских играх 1956 года, а также на чемпионате мира 1958?го футбольная команда страны была представлена исключительно московскими клубами. В дальнейшем сборная укомплектовывалась воспитанниками грузинской, украинской, армянской школ. Возможно, этот фактор многонациональности помогал обеспечивать приличные результаты на соревнованиях. К тому же немаловажно, что в советские времена для подготовки сборной создавались абсолютно все условия: сколько времени было необходимо для тренировочного процесса, столько и предоставляли. Сегодня не так: например, почему-то считается, что для подготовки молодежной команды шестидесяти дней сборов в год более чем достаточно. А упрекать современных футболистов в отсутствии патриотизма или стяжательстве я бы не стал — они стараются изо всех сил, бьются, как могут.

культура: Как же нам наладить наше футбольное хозяйство?
Симонян: Самое главное здесь — поиск и подготовка квалифицированных тренерских кадров для воспитания молодого поколения. Эта проблема стоит сегодня довольно остро. Мы ведь стремимся к тому, чтобы футбол вновь стал массовым видом спорта. Можно понастроить стадионов, как с травяным газоном, так и с искусственным покрытием, но главное, чтобы на них было кому играть. В футболе ситуация мало чем отличается от других сфер жизни. Вот, скажем, недавно отреставрировали Большой театр — а петь и танцевать толком некому. Режиссура тоже посредственная. Та же ситуация в сфере образования: школы могут быть обустроены по высшему разряду — с компьютерами и прочим современным техническим оборудованием. А уровень преподавательского состава оставляет желать лучшего. То есть нехватка высоких профессионалов — серьезная проблема не только для футбола. Кадры, как говорил Иосиф Виссарионович Сталин, решают все.

культура: В Ваше время, насколько мне известно, среди футболистов было много театралов, меломанов и вообще людей, интересующихся искусством. Сегодняшние игроки такого впечатления не производят. Может быть, проблема современного отечественного футбола еще и в этом?
Симонян: Вполне возможно. Я, например, смотрел спектакли почти во всех крупных столичных театрах — Художественном, Малом, Вахтанговском, Маяковского и, естественно, Большом. Мы тесно общались с людьми из мира искусства. К нам в раздевалку заходили Игорь Ильинский, Михаил Яншин, Анатолий Кторов, Рубен Симонов… По сей день я в теплых дружеских отношениях с Арменом Джигарханяном и Виктором Коршуновым. Хорошо знаком с Юрием Соломиным. О нашей плеяде, в частности спартаковской, могу сказать, что люди мы были начитанные и более чем неравнодушные к театру и музыке.

В те дни взаимосвязь культуры и спорта была очевидной. Помню, в один из визитов в нашу раздевалку Игорь Ильинский внимательно смотрел, как мы натягиваем гетры и зашнуровываем бутсы. Мы удивились: дескать, какой интерес может представлять для такого прославленного мэтра наблюдение за мальчишками, готовящимися к выходу на поле? На что актер ответил: «У нас с вами много общего. Вы выходите отчитываться перед зрителями, и мы делаем то же самое. Поэтому здесь важна каждая деталь».

культура: Все действительно взаимосвязано: интеллект чувствуется как на поле, так и вне его. И в конечном счете влияет на результат. И еще почему-то кажется, что начитанный и неравнодушный к искусству человек не станет после позорно проигранного матча заявлять болельщикам, что их огорчения — это их проблемы.
ФОТО: ИТАР-ТАСССимонян: Мне сложно судить, я ведь могу отвечать только за свое поколение. Что касается Андрея Аршавина, то я его, конечно же, не оправдываю. Он повел себя бестактно. Но при этом, понимая и разделяя горечь болельщиков после того матча, я не на стороне тех, кто сыплет футболистам соль на рану, тем более сразу же, по горячим следам. Правильно делают те руководители, которые после игры как можно быстрее увозят игроков, тем самым изолируя их от ненужного общения. Так, кстати, было в наше время. С другой стороны, мы не закрывались от внешнего мира: на базе в Тарасовке ворота были всегда отворены. Приходили болельщики. Спартаковские тренировки любил посещать Вячеслав Тихонов. При этом, несмотря на относительно свободный «доступ к телу», по отношению к футболистам не было никакого панибратства, тем более хамства. Я вам приведу пример. Великий Михаил Михайлович Яншин встречает меня как-то после проигрыша в одном из овощных магазинов: «Ой, здравствуйте! Скажите, миленький вы мой, почему же вы так вчера сыграли?» Я, краснея, начинаю ему что-то невнятно объяснять и оправдываться. Потому что когда перед тобой такой деликатный и интеллигентнейший человек, иначе нельзя. Или вот еще случай. Помните такого артиста — Сергея Капитоновича Блинникова? В фильме «Солдат Иван Бровкин» он играл председателя колхоза. Так вот, встречаемся мы как-то в Центральных банях, на следующий день после неудачной игры. Он, шутя, взял метлу: «Ну что, черти, огреть вас, что ли, как следует за проигрыш?» Так что многое здесь, как видите, зависит от того, кто именно и при каких обстоятельствах задает вопросы и в какой форме выражает недовольство.

культура: Какую музыку предпочитаете слушать?
Симонян: Прежде всего классическую. Я был на всех симфонических концертах Евгения Светланова, которого считаю гениальным дирижером. Вообще классическую музыку знаю довольно хорошо, увлекся ею еще с детского и юношеского возраста. Классика бессмертна, что тут говорить. Но многие эстрадные произведения также великолепны — у эстрады тоже есть своя классика. Из наших современников восхищаюсь Эннио Морриконе: все, что создает этот итальянец, поистине блестяще.

культура: А с кино какие взаимоотношения?
Симонян: С сегодняшним — никаких. То, что сегодня показывают — все эти убийства, похищения — мне, как минимум, неинтересно.

культура: Давайте вернемся к футболу. Сегодня все чаще обсуждают проблему договорных матчей. Президент Путин даже подписал закон о борьбе с ними. Действительно все так серьезно?
Симонян: Проблема, конечно, есть, причем во всем мире. С этим пытаются бороться везде по-разному, но дело в том, что обыкновенный болельщик с трибуны или на экране едва ли сможет определить, договорной матч он смотрит или нет. Чтобы посодействовать решению этого вопроса, необходимо поддерживать тесный контакт с правоохранительными органами — вплоть до того, чтобы устанавливать в раздевалках и кабинетах прослушки. Пока не схватишь за руку (причем речь не только об игроках, но и о судьях, которые намеренно необъективно проводят матчи), ничего не изменится.

культура: Вы рекордсмен по числу забитых мячей за всю историю «Спартака», да и в сборной забивали прилично. Есть любимый, самый памятный гол?
Симонян: Все мячи, которые пересекали линию ворот, — любимые, как говорят в таких случаях. А если серьезно, то, конечно, не может быть не памятен гол, забитый в 1958 году в финале Кубка СССР: команда выиграла 1:0, и единственный мяч провел я.

культура: Яшину часто забивали?
Симонян: Яшину я забил только один раз. Когда отмечалось 50?летие Льва Ивановича — его чествовали во дворце «Динамо»,?— я задал вопрос: «Лев, не припомнишь, кто из форвардов относился к тебе наиболее благожелательно?» Он юмора не понял. А я ему и говорю: «Как же, ведь это я! Другие-то тебе забивали по несколько раз, а я только однажды! Да и то, так сказать, для коллекции: не кому-нибудь, а самому Яшину!»

культура: Во времена, когда Вы играли, вмешивались ли власти в футбольные дела?
Симонян: Порой даже очень. Переигровка с киевским «Динамо» в 1958 году — не что иное, как прямое давление власти. А еще до того, как я начал выступать, был эпизод: «Спартак» в полуфинале обыграл «Динамо» (Тбилиси), и Берия заставил матч переиграть. Были, конечно, неприятные моменты. Но в тренировочный процесс никто не вторгался — здесь мы были абсолютно свободны.

культура: В 2018 году в России впервые будет проводиться чемпионат мира по футболу. Как по-Вашему, есть у нас шансы занять приличное место?
Симонян: Давайте надеяться на лучшее. Должны же появиться достойные кадры — как на футбольном поле, так и на тренерской скамейке. Нынешний тренер сборной Фабио Капелло внушает надежду: он не боится экспериментировать, рисковать, умеет находить талантливых молодых игроков. Так что все в наших руках, будем ждать.

культура: Напоследок вопрос, не имеющий прямого отношения к теме нашей беседы. Я хотел спросить о недавней дорожной аварии под Подольском, в результате которой, по вине водителя Грачьи Арутюняна, жителя Армении, погибли восемнадцать человек…
Симонян: Можете не продолжать, я понял. Вы знаете, когда армянин совершает какие бы то ни было благие дела, я всем сердцем радуюсь за него, горжусь, что являюсь представителем той же, что и он, нации. И наоборот: когда вижу проявления недостойного, порочащего армянскую нацию поведения, мне становится очень больно. Считаю, что люди, приезжающие в какую бы то ни было страну, должны неукоснительно соблюдать ее законы. И неаккуратность, невнимательность, беззаботность или что бы то ни было еще оправданием служить не могут. Мне очень горько, и я глубоко соболезную родным и близким погибших.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть