Сергей Нарышкин: «История — это бестселлер»

06.07.2013

Георгий ПЕТРОВ

Положение современной русской литературы, как и отношение россиян к чтению — дело, несомненно, государственное. И если еще совсем недавно наши верховные власти заботились об этом явно недостаточно, то в последнее время первые лица России все чаще вспоминают о гуманитарных проблемах. Сегодняшний собеседник «Культуры» — спикер Государственной Думы РФ, председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин.

Фото: ИТАР-ТАССкультура: В одном из недавних интервью Вы затронули тему, которую не часто поднимают государственные деятели — о роли писателя в обществе. И сказали, что литературные образы помогают гражданам лучше «воспринимать этические и нравственные идеалы». Это, по-Вашему, и есть главная задача литературы? Даже в наше время?

Нарышкин: Разумеется, это далеко не единственное, из-за чего люди читают художественную прозу. Не говоря уже о поэзии, буквально пропитанной тем, что мы называем «вечными смыслами». Кстати, на недавно прошедшем в Госдуме круглом столе, посвященном Дню русского языка, многие говорили о том, что именно художественная литература, и особенно поэзия, позволяет хранить и передавать все богатство родной речи следующим поколениям, с чем у нас сегодня уже есть проблемы.

культура: Но ведь мы в течение многих десятилетий с гордостью называли себя «самой читающей» нацией в мире...

Нарышкин: С этим трудно спорить и сейчас — просто теперь это, видимо, труднее измерить. Но вопрос на самом деле не в объеме прочитанного, а в его качестве. Сегодня ведь «строчат» практически все, кто ежедневно живет в социальных сетях. Писатели (и не только они) ясно говорят — язык от такой «скорописи» беднеет, становится неказистым и вводит моду на безграмотность.

культура: С этой тенденцией, Вы считаете, можно бороться?

Нарышкин: «Бороться» — вряд ли подходящее слово. Но престиж грамотной речи возможно вернуть лишь тогда, когда художественная проза и поэзия не вытеснены на задворки нашей культуры. Писатели должны не просто быть адекватны времени, но и уметь передать всю гамму человеческих чувств, не прибегая к одним лишь крепким выражениям и не опускаясь до словаря Эллочки-людоедки. Надо с уважением относиться к собственному народу и своей культуре. А любые так называемые «сильные» средства — всего лишь показатель конъюнктуры или собственной беспомощности.

культура: Нужна мода на грамотный и богатый язык?

Нарышкин: Если Вы называете модой создание лучших образцов культуры, то — да.

культура: Давайте вернемся к тому, с чего начали — к роли писателя. Вы — как председатель Российского исторического общества — занимаетесь сейчас новым единым учебником истории для школ…

Нарышкин: Сразу Вас поправлю — единой концепцией учебно-методического комплекса преподавания истории в школе. Самих учебников может быть много.

культура: Но любой учебник — это ведь тоже книга. Писателей привлечь не пробовали?

Нарышкин: Обязательно привлечем. Детям должно быть интересно читать учебник, а для этого он должен быть написан не только честно, объективно, но и ясным языком. Любые слишком уж сложные логические цепи или недомолвки — это тоже показатель. Они указывают либо на «белые пятна» истории и противоречия между исследователями, либо на откровенную ложь. Язык, как ничто другое, выдает с головой.

культура: Не будет ли учебник скучен и сух?

Нарышкин: Нет, если в нем будет достоверно описан ход событий, он наверняка захватит человека эмоционально. Ведь что может быть интереснее истории!.. Она по определению — бестселлер. Здесь вы найдете и лирику, и драму, и даже комедийные сюжеты. Ничего не надо придумывать — жизнь богаче любого воображения. К тому же, среди главных исторических героев много романтиков. Без них вообще невозможно развитие, любое движение вперед. Просто в их судьбы надо глубже погрузиться и их прочувствовать. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть