Ирина Роднина: «Партийные накачки перед соревнованиями — это миф»

10.09.2014

Дмитрий ЕФАНОВАлександр ЛЮБИМОВ

12 сентября легенде фигурного катания Ирине Родниной исполняется 65 лет. Накануне юбилея корреспонденты «Культуры» встретились с трехкратной олимпийской чемпионкой.

культура: В детстве мечтали выиграть Олимпийские игры, стать легендой фигурного катания?
Роднина: Об этом даже не думала, просто отец отвел в спортивную секцию для укрепления здоровья. Популярную в то время утреннюю зарядку вообще не переносила. Папа — кадровый военный, считал, что с физических упражнений должен начинаться каждый день. Мне же хотелось подольше поспать, а не махать руками и ногами в такт противной музыке. О большом спорте тогда речь не шла, отец настаивал на хорошем образовании и выборе «классической профессии». Мне же полюбилось фигурное катание, и мы с мамой долго скрывали, что тренируюсь дважды в день и хожу на занятия в вечернюю школу. 

культура: Когда «открыли карты»?
Роднина: После победы на чемпионате мира в 1969 году съездила в турне по Европе и Америке. По возвращении на эмоциях поделилась с родителями впечатлениями. Папа молча выслушал, а потом говорит: «Ты, дочка, конечно, молодец, но на этом надо заканчивать. Пора всерьез браться за учебу». 

культура: Пришлось подчиниться?
Роднина: Честно собиралась поступить на истфак МГУ. Для моего поколения фигуристов это считалось абсолютно нормальным. Среди нас были выпускники МГУ, МАИ, Бауманки. Физкультурный не котировался, но в итоге поступила туда за компанию. В то время порвала ахилл, восстанавливалась и надо было чем-то занять время. А папа каждый год спрашивал: «Надеюсь, это последний твой сезон?» Он уже вышел в отставку и ждал, когда закончу заниматься «ерундой» и возьмусь за ум. Отец был уверен, что у меня должны быть достойные образование и профессия. А всякие трали-вали на льду — несерьезно. Ему казалось, фигурным катанием нельзя заработать на жизнь.

культура: Деньги никогда не стояли для Вас на первом месте?
Роднина: Вы правы. Финансовый фактор не должен главенствовать. Если выходишь на старт и думаешь о вознаграждении — это все, конец. Деньги никуда не уйдут, думай только о победе. Другой цели на крупных соревнованиях быть не может. Когда слышу от нынешних спортивных руководителей, что у них нет медального плана на Олимпиаду, у меня дар речи пропадает. Как нет?! Вы туда на прогулку отправляетесь, что ли? Если не за «золотом», то зачем ехать? К слову, разговоры о «накачках», существовавших в советское время, не более чем миф. Давление со стороны партии — это вообще сказки. Нас не надо было заставлять, мы боролись за победу ради страны, родственников, тренера...

Да, были хуже одеты. Когда в первой зарубежной поездке зашла в раздевалку, поняла, что переодеваться не смогу, у меня белья такого не было, как у соперниц. А для девочек это важно! Пришлось проявить чудеса ловкости и одновременно скинуть с себя все — брюки, свитер, колготки. Затем спокойно надела платье и отправилась на лед с уверенностью, что там мне не будет равных. 

культура: Какие воспоминания остались от третьего «золота» на Олимпийских играх в американском Лейк-Плэсиде? 
Роднина: Советским спортсменам на той Олимпиаде было непросто. Всего несколько месяцев прошло после ввода наших войск в Афганистан. Мы даже не могли отправиться в США напрямую, поскольку «Аэрофлот» вычеркнули из списка авиакомпаний, которым разрешалось летать в Штаты. В итоге в Лейк-Плэсид попали через Канаду. Трудности начались еще за несколько месяцев до Олимпиады, на чемпионате Европы в Швеции. Доходило до того, что нас спрашивали: «Не страшно ехать в Америку, ведь против вас будет весь мир?»

культура: Фигуристам это не помешало выступить блестяще, а вот хоккеисты провалились. Похожая история случилась в Сочи...
Роднина: Хоккейная сборная не должна была проигрывать на домашних Играх. Вся страна ждала от нее победы, а она подвела. Мы в хороших отношениях с Владиславом Третьяком, но он как президент ФХР несет ответственность за эту неудачу.

культура: Считаете, Вячеслав Фетисов мог бы более эффективно управлять отечественным хоккейным хозяйством?
Роднина: Слава, как и Третьяк, выдающийся хоккеист. В то время, когда Фетисов возглавлял Федеральное агентство по физической культуре и спорту, была составлена программа развития на 2006–2015 годы. В ее рамках прописали много важных вещей: строительство современных сооружений, поддержка олимпийских чемпионов, борьба с допингом. Cлава сдвинул с мертвой точки целый пласт нерешенных проблем. 

культура: С Фетисовым дружите уже много лет?
Роднина: Познакомились еще в молодости, ведь мы из одного спортивного общества. Тогда ЦСКА был настоящей семьей. Дружили, постоянно общались, переживали друг за друга.  

культура: С Алексеем Улановым Вас сблизили не только совместные выступления? 
Роднина: С Лешей всегда было очень интересно. Он приобщил меня к искусству, постоянно водил в Большой театр, куда практически невозможно было попасть. Казалось, что билетов туда не существует в природе и простым смертным вход заказан. Алексей же всякий раз умудрялся договариваться с контролерами, и нас пропускали на ступеньки галерки. 

культура: Поклонники были уверены, что вы поженитесь...
Роднина: Мы много времени проводили вместе, нам было хорошо, но с моей стороны романтических чувств не возникло. Мне кажется, его тоже устраивали дружеские отношения.

культура: Вы никогда не скрывали, что Уланов внушал Вам уверенность в собственных силах.
Роднина: Так повелось еще с первых совместных выступлений. На одном из соревнований в дебютном сезоне нас пригласили на пьедестал почета. Понимали, что в тройку призеров попали, но вот на каком месте? Спрашиваю: «Лёлик, что делать будем? На какую ступеньку идем?» А Леша так уверенно произнес: «Давай на самую высшую, если сгонят, спустимся». Не согнали.

культура: Многие не поняли Вашего решения поменять партнера: Уланова — на Зайцева...
Роднина: К тому моменту мы выиграли много чемпионатов, накопились травмы, усталость. Но главное, что отношения между Улановым и нашим тренером Станиславом Жуком дошли до крайней точки кипения. Они были очень разными. Каждый имел свое мнение и не желал уступать. Леша окончил Гнесинку по классу баяна и к выбору композиции для выступления относился крайне требовательно. А для Станислава Алексеевича музыка была просто сопровождением. К примеру, он говорил: «Так, сегодня танцуем под восемь «восьмерочек». У Леши скулы от таких слов сводило, не знаю, как сдерживался. Наш треугольник стал превращаться в «Бермудский». Очень устала от этой ситуации и однажды ляпнула Жуку, что ухожу из большого спорта, он чуть со стула не упал. В итоге он привел в группу Сашу Зайцева — длиннорукого, длинноногого. Была уверена, что для другой девочки. Говорю тренеру: «Классный парень». Он в ответ: «Попробуй, покатайся». Вышли на лед, поехали. Ощущение, будто из «Жигулей» пересела в «Мерседес». Просто полетела. Так и возникла наша пара.

культура: Жуку доверяли безгранично?
Роднина: Как Богу. Верила всему, что он говорил. Заявляет: «Руки слабые». Повторяю: «Слабые». — «Значит, мало качаешься». Отвечаю: «Да нет, все задания выполняю». Жук: «Утром проснулась, на пол упала и отжалась двадцать раз». И действительно, спрыгивала с кровати и отжималась. Дальше спрашивает: «Голеностоп слабый». Повторяю: «Слабый». — «Ты в метро спускаешься на эскалаторе, а надо наверх бежать!» 

культура: Люди удивлялись, когда видели в метро бегущую со всех ног олимпийскую чемпионку?
Роднина: Ни на кого не обращала внимания. Расталкивала всех на эскалаторе и с огромной сумкой неслась вверх — к очередной победе над собой. 


ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Виталий МУТКО, министр спорта РФ:

— Роднина — это целая эпоха. Она олицетворяла превосходство нашей системы подготовки. Ирина безгранично предана спорту и продолжает служить на его благо по сей день. 

Вячеслав ФЕТИСОВ, двукратный олимпийский чемпион по хоккею:

— Ирина — уникальная спортсменка, которой не было и нет равных за всю историю фигурного катания. Мы дружим много лет, с ней всегда интересно общаться. Она очень образованный и разносторонний человек, неслучайно стала успешным руководителем. 

Лев ЛЕЩЕНКО, народный артист РСФСР: 

— Слезы Родниной на пьедестале в Лейк-Плэсиде невозможно забыть. Долгие годы она была любимицей страны. Мы все — свидетели ее блистательных выступлений и грандиозных человеческих побед. Ирина зажгла в сердцах людей искреннюю веру в силу отечественного спорта. И сегодня она остается примером для подражания.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть