Татьяна Визбор: «На каждой своей любви отец предпочитал жениться»

17.06.2014

Денис БОЧАРОВ

20 июня знаменитому барду и вообще разносторонне одаренному человеку Юрию Визбору исполнилось бы восемьдесят лет. В этот день в Театре Эстрады состоится концерт с участием самых ярких представителей жанра авторской песни. На сцену выйдут Сергей Никитин, Юлий Ким, Олег Митяев, Вадим и Валерий Мищуки, Галина Хомчик... В преддверии знаменательной даты корреспондент «Культуры» пообщался с дочерью Юрия Иосифовича — Татьяной Визбор.       

культура: Мероприятия, посвященные дню рождения Визбора, проходят в столице почти каждый год. Однако на сей раз речь о юбилее. Будет ли нынешний концерт принципиально отличаться от предыдущих? 
Визбор: Концепция вечера заложена в самом названии: «Визбор. Юбилей с друзьями». В отличие от масштабных акций прошлых лет — в «Крокус Сити Холле» или Кремлевском дворце — на сей раз мы решили устроить уютный, камерный концерт. Пригласили в сравнительно небольшой Театр Эстрады друзей — надеемся, что они будут не только на сцене, но и в зале. Никаких визуальных эффектов и излишнего пафоса не предвидится: просто выйдут люди с гитарами и под небольшую оркестровку исполнят песни отца. 

культура: В чем, на Ваш взгляд, непреходящее очарование творчества Юрия Иосифовича? Ведь бардов и сегодня много, однако имена подавляющего большинства из них широкому кругу слушателей мало о чем говорят. А Визбор — один из немногих, известных практически каждому в нашей стране.
Визбор: О нынешнем поколении исполнителей авторской песни судить сложно. Кто из них останется в истории, а кто будет предан забвению — покажет время. Если же говорить об отце, мне кажется, людям просто оказались близки доверительная интонация его произведений, а также поднимаемые в песнях общечеловеческие темы. Ведь Визбор не занимался остросоциальными проблемами — это уже потом в его лирике начали находить какие-то скрытые смыслы, подтексты, несоглашательские выпады. Ничего подобного.

Известный документалист Самарий Маркович Зеликин однажды в разговоре со мной о феномене отца отметил: «Есть люди, которых интересует борьба человека с человеком, а есть те, кого волнует борьба человека со стихией». Так вот, Визбор относился ко второй категории. В своих песнях он стремился рассказывать о взаимодействии людей с различными природными явлениями — будь то ветер, шторм, зной. Его увлекала тема преодоления — от странствий в открытом море до восхождения на горные вершины. Не случайно поэтому отца всегда окружали люди соответствующих профессий: космонавты, альпинисты, горнолыжники, летчики, подводники... Папа сам ходил на подлодке, трижды прошел Северный морской путь на ледоколах. 

Тема преодоления тесно переплеталась у него с фактором человеческого общения. Друзья — не дети, не жена — всегда стояли у отца на первом месте. И женщине, находившейся рядом с Визбором, следовало это знать. Если она понимала, то оставалась, а если нет — расставание было неизбежно. 

культура: Визбор реализовался во многих областях — известен как поэт, композитор, актер, сценарист, путешественник... А кем он сам в наибольшей степени себя осознавал? 
Визбор: Журналистом. Несмотря на то что отец действительно за свои пятьдесят лет успел прожить очень много жизней — и все они ему удались, сам он считал себя прежде всего репортером. А если конкретнее — кинодокументалистом. Документальное кино было его основной и любимой сферой деятельности. У него есть несколько международных премий — в частности, за фильм «Доктор», который Визбор снимал с Германом Фрадкиным. А лента «Мурманск-198» получила приз «Трезубец Нептуна» на фестивале «Человек и море».

культура: И все же, при многочисленных талантах Юрий Иосифович известен прежде всего как автор и исполнитель собственных песен. Как и когда он начал сочинять? 
Визбор: Первое стихотворение написал по большой любви, когда ему было 12 или 13 лет. Там, в частности, есть такие строки: 

«Сегодня я тоскую по любимой, 
Я вспоминаю счастье прежних дней. 
Они, как тучки, пронеслися мимо, 
Но снова страсть горит в груди моей».  

Моя бабушка, его мама, Мария Григорьевна Шевченко, которая работала в Минздраве СССР, увидев этот опус, отреагировала весьма своеобразно — дала ему брошюрку «Что надо знать при сифилисе». На всякий случай: мол, что это еще за «прежние дни» такие? 

А первая песня появилась у Визбора, по-моему, в 1952 году, и называлась она «Мадагаскар». На незамысловатые стихи, созданные под ярким впечатлением от прочтения Киплинга, папина институтская подруга Света Богдасарова написала стилизованную псевдонегритянскую мелодию.

культура: Мы уже говорили о том, что Визбор крайне редко в своем творчестве высказывался на политические, остросоциальные темы. Тем не менее безучастным он наверняка не оставался. Как, по Вашему мнению, Юрий Иосифович реагировал бы на сегодняшнюю неспокойную обстановку в мире, и в частности на Украине?
Визбор: Папа действительно не был политизированным человеком, хотя в политике разбирался прекрасно. Лично знал Горбачева, когда тот еще был первым секретарем Ставропольского крайкома партии. У меня есть автограф Михаила Сергеевича, где написано: «С Вашим отцом меня связывала поистине мужская дружба».

А как бы Визбор воспринимал политическую ситуацию сегодня — я, если честно, даже не берусь предполагать. За последние тридцать лет, что миновали с момента смерти папы, все настолько изменилось... Хотя ситуация на Украине, несомненно, волновала бы его — у него же мама украинка. Отчужденность, которую мы наблюдаем во взаимоотношениях с этим краем, отец бы, скорее всего, воспринял как отрывание куска плоти от тела. Не думаю, правда, что он придерживался бы в оценках одностороннего подхода. Визбор был достаточно уравновешенным человеком, однако твердо отстаивавшим свою точку зрения. 

культура: В прошлом году в серии ЖЗЛ вышла книга Анатолия Кулагина, посвященная Вашему отцу. Как относитесь к ней? 
Визбор: Относиться можно по-разному, и, наверное, в книге есть спорные моменты. Но хорошо уже то, что впервые предпринята попытка сделать литературный разбор папиных произведений. Моя мама — тогда она еще была жива — после знакомства с текстом сказала: «Ты знаешь, Толя твоего отца сравнивает с Тютчевым и Фетом. Как же так — ведь мы такие скромные...» А я ей отвечаю: «Мам, надувай щеки. Делай вид, что так и есть» (смеется). Главный критерий в отношении работы Кулагина у нас был следующий: как ее воспримут жены Визбора. Каждая из них книгу прочла, и всех она, в общем, устроила.  

культура: В песнях Юрий Иосифович предстает добродушным, спокойным, в меру ироничным, умудренным жизненным опытом человеком. Насколько песенный образ соответствует реальному Визбору? 
Визбор: Есть такое понятие — self-made man, то есть человек, который сделал себя сам. Так вот, в случае с отцом все было ровно наоборот. Лирические герои написанных им песен стали ему соответствовать. Родившийся в интеллигентной семье мальчик со временем в восприятии людей стал мужчиной, неразрывно связанным с образом альпиниста, летчика, мореплавателя. 

А в общении он был очень легким человеком. Возможно, поэтому женщинам с ним приходилось непросто — отец был очень влюбчивым. Но, в отличие от многих других мужчин, на каждой своей любви он предпочитал жениться. 

культура: Первая супруга Визбора, Ваша мама Ада Якушева, тоже была известным бардом. Не возникало ли между родителями творческих споров?
Визбор: Практически на каждом своем концерте отец говорил о том, что Ада Якушева — самый близкий ему по духу автор. Он бесконечно доверял маминому поэтическому и музыкальному вкусу. Вообще, мои родители пронесли состояние взаимной влюбленной дружбы через всю жизнь. Хотя споры и разногласия, конечно же, имели место. Папа с мамой написали несколько совместных песен, и в случае одной из них — «Бегут, бегут колеса» — разгорались настоящие страсти. Папа говорил, что рассветы должны быть «красивые», а мама не соглашалась: дескать, «красивые» — это банально, они должны быть «холодные». Слово за слово, они наговорили друг другу много всякого, в конце концов, мама меня завернула в одеяло и пошла в пургу на улицу. Бабушка ее догнала и с криком: «Мне плевать, какие у вас рассветы, — вы мне ребенка простудите» — отобрала меня и отнесла обратно в дом. В результате, к утру компромисс был найден: рассветы стали «дрожащими». Но после этого случая родители перестали вместе сочинять. 

культура: А отцом Визбор был...
Визбор: Прекрасным. Никогда не нудил, ни к чему не принуждал и никаких нотаций не читал — все демонстрировал собственным примером. Постоянно брал с собой — таскал в рюкзаке, на протяжении десяти лет ходил со мной в байдарочные походы, в которых, кстати, принимали участие некоторые знаменитые барды, папины друзья и коллеги — Сергей Никитин, Виктор Берковский. Восхитительное время. 

культура: Были у него поэтические амбиции? Не комплексовал ли он из-за того, что стихи его не печатаются? Представлялось ли ему важным — как Высоцкому, например, — чувствовать себя признанным поэтом? Кстати, они были хорошо знакомы?  
Визбор: Да. Друзьями «не разлей вода» их назвать сложно, но приятельствовали. Визбор не без горечи говорил, что Высоцкий очень жаждал популярности, а когда дождался, она стала его преследовать. Папа рассказывал такую историю. Однажды они оба случайно оказались в Одессе. Созвонились, захотели встретиться. Отец спрашивает: «А где ты живешь?» Выяснилось: Владимир Семенович остановился в цирке шапито, у своих друзей, потому что в отеле поселиться не мог — его повсюду преследовали фанаты. У отца же, несмотря на огромную популярность, все было проще: его окружали не фанаты, а преданные поклонники, в целом уравновешенные люди.

Что касается поэтических амбиций... Вы знаете, он спал спокойно и этим не мучался. Никакого особого тщеславия у него не было. Имелось обыкновенное, свойственное каждому творческому человеку желание понравиться, сделать красиво, но оно не принимало болезненных форм. Хотя дождаться выпуска сборника собственных стихов ему, конечно, хотелось. Кстати, в песне «Письмо», посвященной Высоцкому, Визбор отмечал: «Теперь никто не хочет хотя бы умереть, лишь для того, чтоб вышел первый сборник». 

Кадр из фильма «Июльский дождь»культура: С чего начался роман Визбора с кинематографом? 
Визбор: В середине 60-х Марлен Хуциев для своей картины «Июльский дождь» искал на роль фронтовика актера, который создал бы образ довольно циничного человека, по ходу сюжета раскрывающегося с совершенно другой стороны. Марлен Мартынович долго не мог такой типаж найти, пока ему не порекомендовали паренька с радиостанции «Юность» — им был отец. Режиссер заинтересовался и решил пригласить папу на пробы. Визбор отправился на «Мосфильм» с единственной целью — посмотреть в глаза человеку, так цинично его разыгравшему. Ибо отец тогда не мог себя представить в какой бы то ни было роли — он вовсе не собирался актерствовать. Придя на пробы, начал петь. Хуциев был настолько сражен, что, изначально не планируя вставлять в фильм песни, в итоге включил папину «Спокойно, товарищ, спокойно» и «Простите пехоте» Булата Окуджавы. Кстати, визборовское исполнение этой вещи — лучшее из всех, что я когда-либо слышала. Словом, папа очень органично вписался в съемочный процесс. После чего получил счастливый билет в кинематограф, хотя, повторюсь, актером себя никогда не считал. 

культура: Роль Бормана в «Семнадцати мгновениях весны» стоит в фильмографии Визбора особняком...
Визбор: Когда ему предложили эту роль, отец очень заинтересовался. Но ему не хотелось прямолинейно играть монстра с топором, у которого кровь с рукава капает. Визбор стремился создать сложный образ хитрого, изворотливого, но при этом утомленного властью человека. После Бормана у отца разрывался телефон от звонков режиссеров с предложениями сыграть каких-то сатрапов, убийц, царей-самодуров и так далее. Но папа всегда от таких ролей отказывался.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть