Евгений Бяло: «Отборщикам понравилась русская фактура»

17.05.2013

Ольга НИКОНОВА

В рамках 66-го Каннского кинофестиваля проходит конкурс студенческих короткометражных и среднеметражных фильмов «Синефондасьон», учрежденный 15 лет назад. В этом году от России свою работу «Норма жизни» представляет выпускник Высших курсов сценаристов и режиссеров Евгений Бяло.

Лента рассказывает о молодом человеке, который обнаруживает дома бездыханное тело отца, а затем случайно узнает, что тот умер не своей смертью, и начинает подозревать в убийстве мужа своей сестры. Потеряв близкого человека, парень убеждается в равнодушии окружающих...

Перед отъездом в Канн Евгений Бяло ответил на вопросы «Культуры».

культура: Вы закончили Московский автодорожный институт. Занимались автобизнесом, потом работали в нефтяной компании. Почему переключились на кино?

Бяло: Я всегда находился в состоянии творчества. Играл в музыкальной группе. У нас была своя база, мы репетировали, сочиняли, давали концерты. Пару раз ездили выступать в Санкт-Петербург. Находил себя в этом, выплескивая энергию. А потом из команды ушел гитарист. Подобного ему мы найти не смогли, и коллектив стал распадаться. Вот и подумал: если этот гитарист не хочет со мной играть, а я абсолютно ничего не могу предпринять, значит, должен найти какую-то другую форму самовыражения, где сам буду решать, что и как делать.

На тот момент я работал в иностранной компании, и мне так надоели формальность, которая царила в офисе, постоянное перевоплощение, когда надо играть определенную роль, дресс-код, который, кстати, я не соблюдал, что терпеть все это и дальше было выше моих сил. Однажды, приехав вечером с репетиции, обнаружил во дворе съемочную группу. Постоял, посмотрел на них и почувствовал, как же это здорово. «Вот она, — думаю, — работа. Вот чего мне хочется». Не знаю, кто и что снимал. Спустя пару лет я еще раз попал на съемочную площадку и, когда понаблюдал за работой режиссера, подумал, что могу так же.

культура: На каких фильмах выросли?

Бяло: Мне нравились позднесоветские картины, например «Собачье сердце», «АССА». Еще почему-то врезался в память фильм Бориса Токарева «Ночной экипаж» про подростков. Может, потому что я себя отождествлял с этими ребятами, главными героями. Был такой же — неформал.

культура: Творчество каких мировых режиссеров Вы выделяете особенно?

Бяло: Ларса фон Триера, Алехандро Иньярриту, Михаэля Ханеке. Помню, когда увидел «Криминальное чтиво» Тарантино, был в шоке. И мне стало интересно, как это все там происходит. Или «Танцующая в темноте». Какая драматургия, стиль! И еще тогда подумал: вот оно, то искусство, которое мне интересно. Обожаю Балабанова. Я с ним близок по мироощущению, по отношению к этой жизни. Что бы он ни снял — нравится все.

культура: Все три свои короткометражки Вы сняли в жанре драмы, затронув в них больные вопросы нашего общества.

Бяло: Это мой взгляд на мир. Мне интересны социальные проблемы. Пока планирую работать в этом направлении. Хотя интересны и психологические драмы, и мистические. Но вряд ли на данном этапе заинтересуют мелодрама, комедия, детское кино или историческое.

культура: На какую аудиторию хотите работать?

Бяло: На взрослую мыслящую, которую беспокоит, что происходит в нашем обществе.

культура: Вы снимали фильмы по собственным сценариям. А сейчас активно ищете сценаристов. Закончились идеи?

Бяло: Свои мысли у меня есть, и я могу их изложить. Но я не сценарист, не писатель, и мне это трудно дается. Необходимо с кем-то все проговаривать, а лучше писать совместно, так проработка идеи происходит гораздо лучше.

культура: Что важнее — команда или идея?

Бяло: Команда, которая верит в идею. Идея первична. Но когда у режиссера есть своя группа, люди, с которыми он сработался, сплотился, которые его устраивают так же, как и он их, — это очень хороший вариант. Надеюсь, и я со временем найду таких людей.

культура: Почему ни в одном из Ваших фильмов нет музыки?

Бяло: Я считал тогда, что она не нужна. И абсолютно не жалею об этом. Самое простое — использовать музыку и тем самым обозначить внутреннее состояние героя. Считаю, что гораздо сложнее передать ощущения без музыки.

Культура: Как фильм попал в Канн?

Бяло: Я был на прошлогоднем «Кинотавре» и очень хотел принять участие в нынешнем, поэтому отнес диск с фильмом на этот конкурс. Но мне позвонила программный директор «Кинотавра» Ситора Алиева и предложила отправить короткометражку в Канн. Так фильм попал к Жоэлю Шапрону, отборщику Каннского фестиваля по России и странам Восточной Европы.

культура: Чтобы принять участие в программе «Синефондасьон», Вы отказались от участия в фестивале «Святая Анна»...

Бяло: Отказался, потому что одно из требований «Синефондасьона»: нигде не показывать фильм до Канна.

культура: Вот-вот. Каннский фестиваль важнее, чем отечественный студенческий?

Бяло: С удовольствием бы показался на «Святой Анне», но в Канне такое требование. А я хочу попасть туда. И дело здесь не в отсутствии патриотизма. С радостью покажу свою картину 29 мая в Доме Кино, потом на «Кинотавре». Буду счастлив, если пригласят на Московский кинофестиваль.

культура: В этом году в программе «Синефондасьон» принимают участие фильмы молодых режиссеров из 18 киношкол мира. Чем Ваша история может удивить западного зрителя?

Бяло: Она понравилась отборщикам русской фактурой, местом действия. Все происходит в замкнутом пространстве обычной российской квартиры. Им это показалось интересным.

культура: С какими чувствами зритель должен выходить из кинотеатра?

Бяло: Людям надо узнавать самих себя на экране и что-то додумывать. Мне нравится, когда картина заставляет примерять ситуацию на себя. И чем дольше после просмотра внутренний диалог не прекращается, тем лучше. Я за такое кино

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть