ДОСААФ готов помогать поисковым отрядам

26.04.2013

Нильс ИОГАНСЕН

О деятельности российского поискового движения «Культуре» рассказал председатель ДОСААФ России Сергей Маев.

Фото: dosaaf.ruкультура: Кто в России, если так можно выразиться, "самый старый" поисковик, какая государственная организация отвечает за это направление?

Маев: Это ДОСААФ. Мы занимаемся поисковыми работами уже 70 лет, начиная с 1943 года. Тогда ОСОАВИАХИМ привлекли к разминированию освобожденных участков советской территории, началось это сразу после Сталинградской битвы. Этим занимались учащиеся допризывного возраста. Естественно, в ходе работ производились поиск и перезахоронение погибших воинов. Данной деятельностью ДОСААФ СССР занимался все время, хотя в советское время поисковая работа особо не афишировалась, поскольку не являлась основным видом деятельности. В 1988 году, когда сформировалось организованное поисковое движение, ДОСААФ также был привлечен к этому делу. Основным организатором был комсомол, а многие вопросы материально-технического и транспортного обеспечения были возложены на нас. Помогали и помогаем техникой, транспортом, инвентарем, специалистами, помещениями. В региональном отделении ДОСААФ России в Новгородской области только два года назад списали выделенные для поисковой экспедиции «Долина» гусеничные тягачи, они двадцать лет прослужили. К сожалению, всем поисковикам помочь мы не в силах, в первую очередь, помогаем своим отрядам.

культура: Какой процент поисковиков объединен под знаменами ДОСААФ?

Маев: У нас сейчас около 170 отрядов, в которых работает более 2500 человек. Всего же, по различным оценкам, поисковое движение оценивается примерно в 50 тысяч человек. Поисковиков довольно сложно учитывать, это же не солдаты, которых можно построить и пересчитать. Кто-то в этом сезоне не выходит в поиск по личным обстоятельствам, другие, наоборот, приобщаются к делу. Поэтому и оценки такие приблизительные.

культура: Вы как-то способствуете росту числа своих подопечных, например, предлагая «сторонним» поисковикам свою помощь, ведь возможности у ДОСААФ есть?

Маев: Основная задача ДОСААФ – подготовка молодежи к службе в Вооруженных силах. На это государством по линии Министерства обороны выделяются соответствующие силы и средства, а мы готовим людей по определенному перечню военно-учетных специальностей. Что же касается остальной деятельности, мы поставлены в условия рынка – как и все остальные общественные организации. То есть вынуждены самостоятельно зарабатывать деньги. В том числе и на помощь поисковым отрядам.

культура: И подвижек в положительную сторону нет?

Маев: Напротив, они есть. Два года назад Центральный совет ДОСААФ России принял решение активизировать поисковую деятельность. С одной стороны, это эффективная форма военно-патриотического воспитания молодежи, с другой – мы все-таки должны отдать дань памяти погибшим защитникам Родины, это наш святой долг.

Наш подход к этой проблеме таков: государство в свое время послало солдата защищать Отечество, поэтому его, государства, долг – позаботиться о достойном захоронении погибшего воина. ДОСААФ России выполняет государственное задание по подготовке будущих солдат, и такой же по правовому статусу и важности деятельностью может стать работа по поиску и захоронению павших защитников Родины. Если нам эта задача будет поручена, мы готовы взять на себя материально-техническое и транспортное обеспечение поисковых работ.

культура: То есть если государство все-таки даст денег, поисковое движение может выйти на качественно новый уровень?

Маев: Тогда поисковикам работать будет гораздо легче. Сегодня финансирование этой деятельности очень разрозненно – что-то по линии Министерства культуры, что-то – от Минобороны, Минобрнауки, Министерства спорта. За субсидии из их бюджетов идет активная конкуренция между поисковыми объединениями. Мы в нее вступать не собираемся, но есть задачи, которые лучше нас никто не решит. Прежде всего, это касается подготовки поисковиков. Как известно, в структуре ДОСААФ работают, в основном, отставные военные, и их опыт и знания очень востребованы в поисковом деле. Начиная с таких моментов, как организация лагеря, питания в полевых условиях, до навыков военной археологии и обращения с взрывоопасными предметами. Имеется целая сеть учебных заведений ДОСААФ по всей стране, на базе которых мы готовы этим заняться. Наше предложение на сей счет отправлено в Министерство обороны, оно нашло там поддержку и понимание. Более того, мы могли бы помочь и с транспортом. В организациях ДОСААФ имеется значительное количество военной техники повышенной проходимости – полноприводных грузовиков Урал, КамАЗ, которые способны обеспечить весь необходимый объем перевозок в интересах поисковых организаций. Но, к сожалению, мы лишены возможности выделять технику на эти цели, так как по соглашению с Минобороны она должна использоваться только для подготовки специалистов, она нам выделена именно с этими целями. Мы уже обратились с предложением о возможности использования выделенной нам техники для ликвидации стихийных бедствий и поисковой деятельности по заявкам органов исполнительной власти субъектов федерации и местного самоуправления.

культура: Каким образом осуществляется учет и контроль исторических ценностей, извлекаемых в ходе поисковых работ, как организовано их хранение? В особенности это касается боевых наград, которые находят поисковые отряды.

Маев: Оружие, в соответствии с законодательством, сдается в местные отделения МВД, ценные артефакты военных лет передаются в музеи. Награды стараемся передавать родным и близким погибших. Так, в ближайшее время орден Боевого Красного Знамени, принадлежащий погибшему комиссару лыжной бригады (наши поисковики нашли его в Новгородской области в прошлом году) будет торжественно вручен родственникам. И это далеко не единичный случай.

Хотя, конечно же, проблем масса. Просто так по базе данных орден не «пробить» – нужно направлять запрос в Минобороны, через военкомат. А их сегодня осталось мало, далеко не в каждом районе. Есть проблемы и с передачей по назначению найденных образцов вооружения и военной техники. По действующему законодательству их положено передавать по акту в военкоматы, для этого поисковикам необходимо зачастую ехать за 200-300 км, везти с собой тяжелые грузы. При этом транспорт, как я уже говорил, мы им выделить не можем.

культура: Приходится бросать то, что нашли?

Маев: Не бросать, а оставлять на месте до лучших времен. Как следствие, предметы, представляющие историческую ценность, расхищаются и уничтожаются. Прежде всего, местным населением. Оружие, боевая техника, даже предметы солдатского обихода сдаются на металлолом. Люди либо не понимают, либо не хотят понимать, что они творят. И еще хорошо, если кто-то имеет контакты с коллекционерами, тогда артефакты хоть сохраняются, но таких людей в деревнях единицы. Им проще порезать какой-нибудь уникальный танк или орудие на куски и сдать их в чермет. Ведь если они попытаются его передать в музей, то процедура очень долгая и сложная, есть риск, что им за это ничего не заплатят. А в худшем случае еще возможны и неприятности, такое случается. Это тоже проблема, которую необходимо решать.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть