Поручик Ржевский и все-все-все

01.04.2014

Елена ФЕДОРЕНКО

Всемирно признанный танцовщик Иван Васильев, недавно отметивший 25-летие гала-концертом в Михайловском театре, прилетел на несколько спектаклей в Москву и дал эксклюзивное интервью нашей газете. 

В 2006-м его, 17-летнего выпускника Минского колледжа, сразу пригласили в Большой театр, где он покорил балетоманов могучим экспрессивным прыжком, головокружительными вращениями, открытым темпераментом и ликующей манерой танца. Наталью Осипову и Ивана Васильева назвали дуэтом вундеркиндов и самой перспективной парой Большого театра, однако они покинули престижный театр и оказались в петербургском Михайловском. Сегодня уже и там они появляются нечасто. Наташа работает в лондонском «Ковент-Гарден», о чем рассказывала нашим читателям, Иван рифмует свою творческую жизнь с разными труппами, странами, городами. Апрель посвятил Москве, куда приехал из Лондона, где участвовал в показах известного проекта «Короли танца».

культура: В «Королях» венценосные балетные монархи меняются. Кто на этот раз взошел на престол?
Васильев: Королей оказалось пять: Денис Матвиенко (экс-худрук Национальной оперы Украины недавно стал премьером Мариинского театра. — «Культура»), Леонид Сарафанов из Михайловского театра, Марсело Гомес из Американского балетного театра, Роберто Болле из «Ла Скала» — он впервые участвовал в проекте, и я. К известной уже программе прибавили балет Ролана Пети «Юноша и смерть». 

«Юноша и смерть»культура: Вашей партнершей в этом спектакле была очаровательная Светлана Лунькина — прима Большого театра, танцующая сейчас в Канаде. Как встретились? 
Васильев: Замечательно. Были счастливы танцевать вместе. Зрители, по-моему, наши чувства разделили. 

культура: Есть ли перспектива у проекта «Короли танца» — ведь он существует уже давно? Не выдохся?
Васильев: Думаю, этот проект будет жить долго, ведь хороших танцовщиков, кому интересно собраться вместе и сделать что-то в ансамбле, немало. Сергей Данилян, продюсер «Королей», все время придумывает что-то новое, и участникам программы скучно не бывает.

культура: В Лондон Вы прилетели из Милана? 
Васильев: Да, в «Ла Скала» танцевал балет Баланчина «Рубины» с солисткой театра Витторией Валерио.

культура: Недавно я написала, что Вы приглашенный премьер Американского балетного театра (АБТ), но из Михайловского меня поправили, сказав, что Вы премьер и Михайловского тоже… Так где же Вы теперь служите?
Васильев: Всюду. Я постоянный премьер в АБТ и Михайловском театре, постоянный приглашенный солист Большого театра и приглашенный солист в «Ла Скала» и в Мариинке.

культура: Поклонникам теперь непросто следить за Вашими перемещениями по свету. Что и где Вы будете танцевать в ближайшее время?
Васильев: Сейчас пройдут спектакли в Большом театре: «Дон Кихот» и два «Спартака». Потом с АБТ танцую в Вашингтоне, следом — две «Баядерки»: в Театре имени Станиславского и Немировича-Данченко и Новосибирске, потом снова АБТ на сцене «Метрополитен-опера» и вновь «Ла Скала» с «Юношей и смертью».

«Баядерка»культура: На Вашу апрельскую «Баядерку» в Музтеатре, где будете танцевать с талантливой Оксаной Кардаш, билеты давно проданы. Хотя не утихают разговоры о том, что Солор — не Ваша партия.
Васильев: Говорить «моя — не моя» уже бессмысленно, я танцую Солора давно и не только в России, танцевал на сцене «Метрополитен-опера» в том числе.

культура: Вы сейчас часто меняете балетные дома. Отличаются ли отношения внутри различных компаний?
Васильев: Конечно, отличаются. Все разные: по репертуару, по подходу к классике, по составу труппы, по индивидуальностям артистов, по отношениям между ними. Мне интересно везде. Вижу преимущество в том, что могу работать в разных системах. Знаете, я такой человек, что если начинаю дудеть в одну дуду, заниматься только по одной схеме, то мне становится скучно. Куда занятнее подстраиваться подо что-то новое и, соответственно, что-то менять в себе. Главное — уважать традиции компании, а не приезжать и навязывать свои амбиции.

культура: Вы легки в общении?
Васильев: Весьма! (Смеется.)

культура: То, что Вы вкусили дух свободы и с таким воодушевлением говорите об этом, не означает ли, что Вам уже не хочется работать в одном театре?
Васильев: Думаю, в ближайшее время не буду задерживаться нигде. До тех пор, пока приглашают, использую возможность танцевать по всему миру.

культура: Не тяжело? Перелеты, гостиницы, жизнь на чемоданах…
Васильев: Тяжело. Но карьера артиста балета слишком коротка, недолго мне мучиться. Трудно по жизни бывает всем. Это нормальный, естественный процесс. 

культура: А что Вас изначально привело в балет?
Васильев: Попал в детстве на балетный спектакль, очень воодушевился и попросил родителей отдать меня учиться. Тогда мы жили в Днепропетровске, там и начинал, сначала в народном ансамбле, а потом в классическом балете. Продолжил учебу в Минске, в хореографическом колледже. 

культура: Мы-то в первый раз Вас увидели на Международном балетном конкурсе в Москве, где Вы стали золотым лауреатом в юниорской группе. Приглашение в Большой театр последовало сразу?
Васильев: Тогда мне было 16 лет, и я еще учился. Впереди был выпускной класс в Минске. В Большой пригласили на следующий год. 

культура: В 17 лет оказаться в главном театре страны. Голова не закружилась?
Васильев: Да вроде нет. Я очень хотел работать. И сейчас хочу. Выпал шанс выйти на другой уровень. У меня каждая роль была шагом. Когда стал премьером в Большом театре, почувствовал, что ответственность возросла. 

культура: Отношения с Минском и Днепропетровском поддерживаете?
Васильев: В этих городах я не появлялся с тех пор, как уехал. Общаюсь — чаще, правда, по телефону — со своим минским педагогом Александром Ивановичем Коляденко.

культура: А ведь недавно многие Вас упрекали за то, что якобы Вы открестились от своих педагогов, сказав западному корреспонденту, что Ваш главный педагог — зеркало...
Васильев: Говорил об этом, имея в виду конкретный период творческой жизни, когда ушел из Большого театра и перешел в Михайловский, где у меня действительно в течение какого-то времени не было педагога. Я реально работал с зеркалом. Но как я могу забыть Юрия Кузьмича Владимирова? Он  мой педагог в Большом театре, с ним я продолжаю плодотворно работать и сейчас, мы даже уже как-то породнились. Репетирую с Сергеем Вихаревым из Мариинского театра, и он мне тоже многое дает…

культура: Ваше приглашение в АБТ как-то связано с хореографом этого театра Алексеем Ратманским?
Васильев: Нет. Мне позвонили и сказали, что я нужен театру. Я поехал. В балетном мире все очень просто устроено. А вот приглашение в Большой, наверное, с Алексеем (в 2004–2008 годах Ратманский был худруком балета Большого театра. — «Культура») связано: он увидел меня и захотел, чтобы я работал в театре. 

«Спартак»культура: Ваш мужественный танец подходит героическим балетам Юрия Григоровича…
Васильев: Я и танцевал Спартака, Абдерахмана в «Раймонде», Принца в «Щелкунчике». «Спартак» вообще оказался переломным моментом в моей судьбе, я во многом повзрослел, готовя главную роль. С Юрием Николаевичем у меня сложились хорошие отношения, и для меня большая честь работать с ним.  

культура: Давно идут разговоры об Иване Грозном в Вашем прочтении… 
Васильев: Это серьезная работа, и к ней нужен ответственный подход. Пока нет времени даже начать подготовку к освоению текста. 

культура: И все-таки Грозный будет? 
Васильев: Надеюсь, что все сложится. 

культура: Трудно привыкнуть к тому, что Вы теперь редко танцуете с Наташей Осиповой. В вашем дуэте был такой драйв, казалось, что вы заводили друг друга своими трюками.
Васильев: Может быть. У нас похожая энергетика, и она приносит свои плоды.

культура: С кем сейчас чаще всего танцуете?
Васильев: Постоянной партнерши нет. Сейчас я на таком этапе, что мне интересно танцевать с самыми разными балеринами, потому что получаются абсолютно разные спектакли. С Наташей будет к лету новый проект «Соло для двоих», его делает продюсер Сергей Данилян. 

культура: Что включите в программу? 
Васильев: Она сейчас утверждается. Будут три разные постановки — пока решено только, что подготовим «Кармен» Ролана Пети, а израильский хореограф Охад Наарин что-то сочинит для нас.

культура: Что нужно, чтобы балет не умер — новые редакции классики или новейшая хореография, если даже она не очень качественная?
Васильев: Мне кажется, должны быть и новые большие спектакли на основе языка классического танца, и экспериментальные работы. В мировом репертуаре есть и то, и другое, но — очень мало. Из современных спектаклей большой формы с драматическими ролями могу назвать «Утраченные иллюзии» Ратманского, мне этот балет очень нравится.

культура: Как появилась роль для Вас на открытии Олимпиады?
Васильев: Я же говорю — в балете все просто: позвонили, пригласили и я сразу согласился. Это же Олимпийские игры! 

На церемонии открытия Олимпиады 2014культура: Кого Вы все-таки танцевали? Комментаторы и журналисты называли поручика Ржевского, Дениса Давыдова, Николая Ростова и даже Анатоля Курагина…
Васильев: Поручика Ржевского. Но образ, конечно, собирательный — герой войны 1812 года. 

культура: С хореографом Раду Поклитару как работалось?
Васильев: Я работал с Раду, когда еще учился в Минске. Он ставил мне номер «Лебедь», я выступал с ним на конкурсе. С Раду интересно всегда. 

культура: На Олимпиаде Вы выступали вместе с легендарным Владимиром Васильевым. Далекие от балета люди подумали, что Вы — родственники.
Васильев: Поначалу все были возбуждены тем, что мы однофамильцы. Мой отец Владимир Викторович Васильев — полный тезка великого танцовщика. А Васильев для меня, безусловно, гений танца.

культура: Как и он, Вы усложняете классические движения и делаете то, что другие повторить не могут… 
Васильев: У меня есть парочка прыжков, я их придумал самостоятельно, эти прыжки сейчас уже кто-то пытается повторять. Названий у них нет. Встречаю артистов, которые обращаются с просьбой научить. 

культура: Когда были замечены Ваши сверхвиртуозные возможности?
Васильев: А разве уже заметно? (Хохочет.)

культура: В школе педагоги видели, что у Вас запредельные прыжок и вращения?
Васильев: Да, видели. К счастью, я никогда себя ни с кем не сравнивал и всегда старался, да и сейчас стараюсь, соревноваться только с самим собой. Мне это до сих пор интересно. Все время стараюсь сделать лучше, чем получалось еще недавно. Прыжки как самоцель меня не волнуют. Не люблю танцы ради танцев. С удовольствием участвую в сюжетных балетах, где хочу быть искренним, открывать в себе эмоции и понимать, что и о чем танцую. Проживать историю, а не рассказывать о ней. 

«Пламя Парижа»

культура: Есть любимые роли?
Васильев: Много, но не могу выделить какую-то одну, все абсолютно разные и их попросту нельзя сравнивать. Как сопоставить Принца из «Спящей красавицы» и Спартака, например?

культура: Если завтра у Вас «Спартак» или «Пламя Парижа», Вы настраиваетесь? Или настолько легки на подъем, что можете провести вечер накануне вне особого режима?
Васильев: Безусловно, настраиваюсь, и к каждому спектаклю по-особому. Какого-то конкретного способа у меня, впрочем, нет. 

культура: Есть ли роль, которую мечтаете станцевать?
Васильев: Серьезно хочу подготовить Рудольфа в «Майерлинге» Макмиллана. 

культура: Чтобы станцевать в Театре имени Станиславского и Немировича-Данченко?
Васильев: Можно и там — с удовольствием. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть