Шамиль Тарпищев: «С женщинами работать легче»

20.03.2014

Дмитрий ЕФАНОВ

Более полувека Шамиль Тарпищев посвятил любимому виду спорта, который во многом благодаря его усилиям в 90-е вышел из тени и получил признание миллионов болельщиков. 

Трудно представить другого человека, который бы в одиночку смог тянуть лямку президента Федерации и главного тренера (капитана) мужской и женской команд. Повод для встречи с мэтром знаменательный — 140 лет с момента проведения первого теннисного матча в Англии. 

культура: Несмотря на долгую историю, теннис стал по-настоящему популярным только во второй половине двадцатого века...
Тарпищев: В 1970–1980-е появилась плеяда выдающихся мастеров, их эпические битвы не могли оставить людей равнодушными. Количество теннисных болельщиков стремительно росло, и в настоящий момент он входит в число наиболее рейтинговых видов. 

культура: В то время Вы начинали свою тренерскую деятельность. Как удается совмещать работу с женской и мужской сборными — это же разные виды спорта?!
Тарпищев: Я с 78-го на капитанском мостике. Трудился тренером, массажистом и врачом в одном лице. В начале 90-х работал только с ребятами. А Костя Богородецкий, который отвечал за женщин, уехал по контракту в Турцию. Остро стоял вопрос с Курниковой. Звоню ей и спрашиваю: «В чем дело, Аня? Почему не в команде?» Она отвечает, что у нее сложные отношения с некоторыми девочками, с тренерами. Тогда я сказал: «А если стану капитаном, будешь играть?» Согласилась.

С дамами легче: если и обижаются, то быстро отходят. Они, как дети, у которых постоянно меняется настроение. А парней приходится дольше выводить из стрессовых ситуаций.

культура: В 90-е в этом виде спорта появилось много талантливых россиян. Откуда они взялись, ведь в советское время теннис не жаловали?
Тарпищев: Мы были поставлены в условия, когда к нам записывались не самые одаренные дети. Пришлось разрабатывать специальную методику, которая позволяла нивелировать слабые стороны и развивать сильные. Подобного не делал никто в мире, везде главенствовал естественный отбор. 

культура: Что сейчас происходит с подготовкой резервов и инфраструктурой — в свете падения результатов?
Тарпищев: На сегодня у нас несколько сотен крытых кортов. Играют чиновники, бизнесмены. Если ты овладел серфингом, горными лыжами и теннисом, то можешь отдыхать круглогодично. Причем теннис — самый демократичный вид. Он не привязан ни к воде, ни к горам. Но проблема в другом. Осталось 120 тренеров, аттестованных ФТР. А числится в стране порядка 7500 наставников. Вопрос: кто они? А ведь эти люди имеют право заниматься с детскими группами — и губят перспективную молодежь. Другая ситуация: аттестованным специалистам невыгодно возиться с подрастающим поколением, поскольку, тренируя бизнесменов, они заработают в несколько раз больше. 

культура: Финансовая ситуация в ФТР тоже непростая? 
Тарпищев: Бюджет футбольных клубов — из числа ведущих — порядка 60–80 миллионов долларов. У нас три миллиона. При этом в течение года мастера ракетки выигрывают намного больше трофеев для страны. Выводы делайте сами... 

Все-таки законы отстают от реалий времени. В США государство не имеет права финансировать общественные организации, но там они могут зарабатывать. Во Франции, как было в Советском Союзе, выделяют деньги из бюджета, а дальше крутись сам. В нашем случае не работает ни один из вариантов. Все решается по звонку. 

культура: В теннисе существуют договорные матчи? Помнится, несколько лет назад Николая Давыденко заподозрили в нечестной игре...
Тарпищев: Теннис остается чистым. Конечно, он интересен людям, которые ворочают большими деньгами, тем же букмекерским конторам. Но это проникает извне. Внутри теннисного мира ситуация иная, сюда трудно попасть со стороны. Что касается Давыденко, то все объясняется просто — 35 недель длится сезон, и невозможно постоянно находиться на пике, а Коля любит набирать форму через игры. Поэтому создается впечатление, что он не выкладывается на полную катушку. К тому же Николай из России — идеальная жертва! К нашей стране существует предвзятое отношение. Вспомните, как зацепились за отравление немца Хааса во время матча Кубка Дэвиса в Москве. У меня случилась подобная история в Германии, но это никого не заинтересовало. 

культура: В ФТР сейчас работает Марат Сафин, который по таланту не уступал ведущим теннисистам, включая Федерера, но в отличие от швейцарца давно закончил карьеру. Россиянин был способен выиграть больше двух турниров «Большого шлема»? 
Тарпищев: По этому поводу есть анекдот. Собрал как-то Бог теннисистов. Федереру подарил все: стать, подачу, мастерство, игру на задней линии, у сетки. Затем пришел Надаль. Ему он дал выносливость и быстроту реакции. Наконец, через две недели с дискотеки заявился Сафин. Бог спрашивает: «Где же ты раньше-то был? Ну ладно, иди играй, как хочешь!»

культура: Известно, что Вы любите футбол и гоняете мяч даже в новогоднюю ночь...
Тарпищев: Первого января, после полуночи, в моей загородной резиденции обязательно выходим на поле. Частенько приезжают известные футболисты. Саша Мостовой лучше всех из них играет в теннис — так сам считает. Мостовой не любит уступать, и после одного из поражений сильно расстроился. Чтобы подбодрить его, я сказал, что он классно перемещается по корту и мог бы выступать в парном разряде в Кубке Дэвиса. Александр воспринял эти слова всерьез, рвался  в команду (смеется).

Кстати, я мог стать хорошим футболистом, но повредил связки. Родители перестали отпускать на занятия. Пришлось схитрить — пошел на теннис, потому что после тренировки гоняли мяч.

культура:  С Ельциным Вас тоже свел футбол?
Тарпищев: Это произошло на одном из пляжей, где мы возились на песке. Мяч улетел с площадки и упал почти рядом с ним. Вот Борис Николаевич и пошел его подавать. Так и познакомились. Но лучше пляжного футбола у нас выходила парная игра в теннис. У него была сильная — волейбольная — подача.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть