Владимир Гусев: «Русское искусство недооценивается в мире»

22.03.2013

Елена ЛЯШЕНКО, Санкт-Петербург

Государственному Русскому музею в Санкт-Петербурге исполнилось 115 лет. Вообще весь нынешний год богат на круглые даты, мимо которых музею никак не пройти: 400 лет Дому Романовых, 310 — самому Санкт-Петербургу и Домику Петра I, 300 — Летнему дворцу… О том, как пройдет в Русском музее этот богатый на юбилеи год, корреспонденту «Культуры» рассказывает его директор Владимир Гусев.

культура: Как музей собирается отмечать все эти даты?

Гусев: Год действительно юбилейный «со всех сторон», но мы не планируем шумных празднеств, парадов, приемов, фейерверков. Главная цель — привлечь внимание к музею, показать, каким он стал за последние 15 лет и каким ему еще предстоит стать. Нам очень помогло столетие, которое отмечалось в 1998-м: тогда мы выстроили программы, многие из которых завершаем только сейчас.

Кстати, а вы знаете, что у Русского музея два дня рождения? 19 марта 1898 года Николай II торжественно открыл для посетителей первый в России государственный императорский музей национального изобразительного искусства, а за три года до этого, 25 апреля 1895-го, Николай II подписал указ о создании музея.

Что касается других дат, отмечаемых в нынешнем году, то в честь 400-летия Дома Романовых мы открываем выставку в Михайловском замке. Этот замок связан с именем Павла I, он построил его для себя и переехал сюда из Зимнего дворца, где опасался покушения, но, как известно, и стены новой резиденции его не уберегли... Все это придает экспозиции особое настроение. Посетители выставки увидят портреты представителей царственной династии из собрания музея, эти работы станут частью недавно созданной нами Национальной портретной галереи, она размещается в верхних залах Михайловского замка.

культура: Дни рождения — это всегда подарки. С чем связаны Ваши ожидания?

Гусев: Приятных неожиданностей не исключаю, но лучший подарок для музея — это все-таки реставрация и пополнение фондов. В этом году исполняется 310 лет Санкт-Петербургу и Домику Петра I — ровеснику города и первому прижизненному мемориальному музею в России. Петр сам распорядился о том, чтобы его первое жилье на новом месте обнесли каменными столбами и сохранили «в назидание потомкам». Домик входит в состав Русского музея, как и Летний сад, чьей коллекции скульптур в этом году — 290 лет. Три века исполняется Летнему дворцу Петра, и мы наконец добились финансирования реставрации дворца и Домика. Уже в следующем году, утвердив проектно-сметную и экспертную документацию, мы начнем реставрационные работы. Если обновление Летнего сада обошлось федеральному бюджету в два миллиарда рублей, то в этот раз на оба строения потребуется, очевидно, примерно миллиард.

Мы завершили реставрацию восточного и западного павильонов кордегардий в комплексе Михайловского замка и летом откроем в них центр детского творчества, центр музейной педагогики и «Электронный Русский музей», виртуальных филиалов которого по всей стране и за рубежом уже 117. В этом же году мы завершим реставрацию парадной анфилады и к лету откроем Строгановский дворец.

культура: Достаточно ли сегодня у музея выставочных площадей? Или есть какие-то предметы, которые не удается показать?

Гусев: Русский музей сегодня — это крупнейшее не только в России, но и в мире собрание русского изобразительного искусства, насчитывающее более 400 000 произведений. Но, кроме того, это и огромный архитектурный комплекс, существенно расширившийся за последние годы. Завоевание новых территорий — процесс, конечно, увлекательный, но так и разваливаются империи: ведь новые пространства нужно как-то содержать. К счастью, мы почти привели в порядок полученные, прямо скажем, в неважном состоянии, площади, а сейчас наша задача — привести все элементы системы (Мраморный и Строгановский дворцы, Михайловский замок с павильонами кордегардий, Летний дворец Петра, Домик Петра, Летний и Михайловский сады) к единому стандарту Русского музея. Это касается как самих дворцов и садов, так и дизайна информационной продукции и сайтов. Мы считаем, что необходимо настойчиво продвигать русское искусство, в том числе пользуясь новейшими техническими возможностями. Оно сегодня недооценивается в мире, это тянется еще со времен «железного занавеса». Выражаясь современным языком, музею необходим ребрендинг — не очень благозвучное слово, но именно в этом мы сейчас нуждаемся.

культура: Интернет — это, конечно, хорошо, но будет ли у зарубежных ценителей возможность увидеть наши шедевры воочию?

Гусев: Конечно. В этом году мы открыли в Брюсселе выставку «Кандинский и Россия», в голландском Маастрихте — экспозицию «Большие перемены. Искусство России на рубеже XIX-XX веков». Кстати, о юбилеях: мы не назвали еще два, которые музей также отметит специальными выставками — 135 лет со дня рождения Казимира Малевича и 100 лет со дня премьеры футуристической оперы «Победа над солнцем», где «дебютировал» его легендарный «Черный квадрат» — картина была частью декораций. Вообще у нас хранится одна из самых больших коллекций Малевича в мире, и в декабре мы хотим восстановить оперу — звуковой ряд, костюмы, декорации — и открыть выставку «До и после «Черного квадрата»». А в мае состоится выставка Михаила Шемякина «Тротуары Парижа». Это — только отдельные примеры, интересных выставок намного больше.

культура: Это планы на ближайший год. А есть ли какие-то более отдаленные проекты?

Гусев: Один из них касается Летнего сада. Как известно, после реставрации он обзавелся новыми достопримечательностями. Мы хотим, чтобы сад был интересен горожанам и гостям Петербурга круглый год, чтобы по выходным там звучала живая музыка разных жанров. Кроме того, мы обсуждаем с новым руководителем петербургского цирка Вячеславом Полуниным соглашение о сотрудничестве — будем осуществлять совместные проекты, благо цирк расположен неподалеку от Летнего сада и Михайловского замка. Ленинградская область в скором времени закупит два автобуса, приспособленные для людей с ограниченными возможностями, это будут наши мобильные филиалы. Они смогут перемещаться по самым отдаленным регионам, где жители смогут посетить электронный Русский музей. При этом опыт показывает, что электронный вариант произведения искусства даже для молодежи не заменяет «живого» посещения музея.

культура: Ознаменовался ли последний год какими-то особыми приобретениями?

Гусев: Не могу сказать, что в этом отношении были какие-то яркие события. Ежегодно коллекция музея пополняется на полторы-две тысячи предметов. Как правило, это произведения современного искусства. К сожалению, государство практически перестало финансировать пополнение фондов. Но и цены, надо сказать, на аукционах и у коллекционеров заоблачные. В поле нашего зрения есть несколько работ Шишкина, Брюллова, которые приходится провожать печальным взглядом, цены на них доходят до десятков миллионов евро. Немногим лучше обстоит дело с выставками — бюджетных денег хватает от силы на две-три в год, а мы устраиваем 40-50, исключительно благодаря спонсорам.

культура: В последнее время участились случаи нападения вандалов на петербургские музеи. У вас есть какие-то свои способы борьбы с ними?

Гусев: Проблема эта не нова. Когда мы начали реставрацию скульптур, привезенных Петром I из-за рубежа, нашли рапорты того времени, сообщающие, сколько пальцев было отломано у мраморных фигур. Или, например, донесение, что пьяный солдат в Летнем саду опрокинул статую, потому что она ему «не понравилась». Но мы пока не сталкивались со случаями вандализма, которые требовали бы радикальных мер.

культура: На ком сегодня держится Русский музей?

Гусев: Нехватка молодых специалистов — безусловно, общая беда всех государственных музеев, поскольку зарплаты там не очень привлекательные. Трудно найти молодого человека, который владеет языками и компьютером, может отличить Малевича от Малявина и при этом согласится работать за более чем скромное жалованье. Правда, молодежи много в смежных сферах — они работают с электронными филиалами музея, в садах и парках. Например, QR-коды в Летнем саду — их рук дело. Это своеобразный штрих-код, который можно разместить рядом с картиной, скульптурой или на страницах буклета. Направляешь на него мобильный телефон, снабженный определенной программой, и туда скачивается информация об интересующем шедевре.

Есть у нас креативная группа молодых специалистов, которая будет проводить в жизнь новые идеи по ребрендингу. Пора развенчать миф о том, что музей — тихая обитель, где все ходят в тапочках и вытирают пыль с картин. Сегодня это динамичное пространство со множеством различных проектов и начинаний. То, что я вам назвал, — это далеко не полный перечень мероприятий. В ближайшие два месяца мы открываем восемь выставок, и этот насыщенный график для нашего музея вполне обычен.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть