Валерий Рыбин: «В казачьих песнях не бывает безысходности»

03.03.2013

Елена ФЕДОРЕНКО

10 марта в Московском международном Доме музыки прозвучат «Мелодии любви». Концертом Мужского камерного хора под руководством заслуженного деятеля искусств РФ Валерия Рыбина начнутся празднования в честь 25-летия популярного коллектива, возрождающего национальные певческие традиции России. Среди коих — духовные песнопения, гусарские баллады, военные марши, старинные гимны, народные песни. В разгар репетиций Валерий Рыбин ответил на вопросы «Культуры».

культура: Коллектив был создан в канун 1000-летия Крещения Руси. Это — важно?

Рыбин: В стране тогда царила удивительная атмосфера, преддверие великого праздника подвигло нас собраться вместе. Мы организовали небольшой мужской хор, стали много концертировать, сразу начали участвовать в фестивалях — в Ярославле, Новгороде, Пскове. Довольно быстро обрели популярность. Музыка — духовная и патриотическая — тогда, в канун перестройки, оказалась созвучной эпохе.

культура: Сколько человек в хоре?

Рыбин: Сейчас 25 исполнителей, а начинали октетом. Подчас хор выступает и в смешанном составе: например, во Франции с оркестром Башмета исполняли произведения Моцарта, в Германии вместе с женской группой пели «Всенощную» Рахманинова.

культура: Почему Вы создали мужской хор? Ведь смешанный — явление более распространенное.

Рыбин: Изначально в церкви звучали мужские голоса, они дают удивительную красочность. Только в XVIII веке композиторы Бортнянский, Березовский, Верстовский под влиянием западной культуры утвердили принципы смешанного пения. Я работал в коллективах, где было много женских голосов, но всегда тяготел к мужскому звучанию. В нем есть строгость, аскетизм, дыхание древних монастырских традиций.

культура: Как вошли в мир музыки?

Рыбин: Через храм. С детских лет пел в церковных хорах. Мне прочили сольную вокальную карьеру, но пение в ансамбле увлекало больше. Уверен, что многоголосие или голос солиста в обрамлении хорового сопровождения рождают настоящее сопереживание.

культура: Соотносите себя с конкретными традициями?

Рыбин: Конечно, мы продолжаем и развиваем то, что создано до нас: великие традиции хора Свешникова, хора Юрлова и других мастеров русской хоровой школы... Западная пресса сравнивает нас с известным эмигрантским хором донских казаков Сергея Жарова, который открыл для заграничной публики русской певческой культуры.

культура: Вы исполняете разную музыку: от старинных распевов до сочинений современных авторов — русских и зарубежных. Что ближе: народные лирические или военно-патриотические песни, духовная музыка или казачьи застольные?

Рыбин: Основа репертуара — духовная музыка. Стечение это обстоятельств или Провидение — не знаю, но ко мне попадает много уникального музыкального материала, и мы стремимся донести все это богатство до публики.

культура: Рождаются ли современные духовные сочинения?

Рыбин: Для нашего хора писал известный композитор Валерий Калистратов, мы исполняли музыку Владимира Мартынова. Николай Каретников неоднократно выезжал с нами на гастроли, в Париже дирижировал своими произведениями. Он, наверное, был последним из тех, кто умел через современный стиль воплощать духовные смыслы. Сейчас композиторы пишут на духовную тему, но найти произведение глубокое — трудно.

культура: Церковные песнопения Вы исполняете с каким-то высшим смирением перед Богом, в военных песнях подчеркиваете героику. А казачьи песни чем привлекают?

Рыбин: Что касается казачьей музыки, я попал под ее обаяние давно. Истоки казачьих песен — в вольнице: в разных станицах поют по-разному, но всегда — распевно, мягко, выражая природу могучей и вольной русской души.

культура: Но ведь казаки — народ воинственный?

Рыбин: Да, такими их сделали обстоятельства жизни. По сути же они добрые и открытые люди, даже разговаривают с какой-то мягкой интонацией. Казачья музыка — мажорная.

культура: А как же грусть, что звучит в песне «Не для меня придет весна»?

Рыбин: Отличный пример: трагическая музыка, но она пронизана светом. Герой, понимая, что его жизнь на исходе, любуется ею особенно. По сути — все казачьи песни оптимистичны. В них нет безысходности. В русских же есть с лихвой. «В той степи глухой замерзал ямщик» — полная безнадежность, правда? Но это душа народа.

культура: Среди ваших певцов есть люди воцерковленные?

Рыбин: Я хорошо понимаю, что со светскими людьми мне будет довольно трудно искать общий язык — и творческий, и человеческий. С теми же, кто прошел церковную практику и школу церковного пения, мы разговариваем как братья.

культура: Благодаря Вам многие слушатели узнали о светлой рождественской музыке с щедривками, колядками и народными песнями зимнего календаря. А что пели наши предки на Масленицу? И можно ли было петь во время поста?

Рыбин: В пост можно исполнять патриотическую и постовую музыку, например, канты — многоголосные духовные и бытовые песни. Бравурные концерты не пели. И, конечно, никакой светской музыки. Масленица — праздник с элементами язычества — сопровождалась фольклорной и народной музыкой. Но Рождество и Пасха — праздники, которые более щедро отражены в музыке.

культура: Ваши бравые ребята что больше всего любят петь?

Рыбин: В любой музыке мы находим интерес. Откровенно скажу, что после ярких и громких программ патриотической музыки — ее мы чаще всего исполняем с духовыми оркестрами, и даже после казачьего репертуара — насыщенного и экспрессивного, возвращаемся к духовной музыке, чтобы восстановить гармоническое равновесие и вокальный баланс. Духовная музыка очищает.

культура: Музыку предпочитаете исполнять в сопровождении оркестра или акапельно?

Рыбин: Мы начинали как акапельный коллектив, где нельзя спрятаться за звучание рояля или оркестра. Однако праздничные концерты, дни города, фестивальные променады нуждаются в музыке яркой, победной, торжественной. В эти дни наш хор объединяется с оркестрами и другими хорами. Нас любят режиссеры за мобильность и яркую подачу музыкального материала.

культура: У мужского хора, наверное, немало поклонниц?

Рыбин: Есть неизменные слушатели, которые за четверть века не пропустили ни одного концерта, иногда даже путешествуют вместе с нами. Их преданность заставляет не терять тонус, работать над пополнением репертуара. Они радуются, когда слышат в наших концертах новые произведения.

культура: А если к Вам придет хороший голосистый парень, но без вокальной подготовки, возьмете?

Рыбин: Ему будет трудно, но почему нет? Иногда беру. Вообще-то у нас в хоре работают высококвалифицированные исполнители, прошедшие школу Консерватории или Гнесинки. Бывает, певцы из глубинки привносят свежие краски. Несколько человек из Краснодарского края помогли — и очень — в подготовке казачьих программ.

культура: «Дворец на Яузе», где мы беседуем, — дом или временное пристанище?

Рыбин: Хорошее место. Нам здесь уютно. Мы много лет обитали в церкви святой Варвары, рядом с собором Василия Блаженного. Пели духовные концерты, публика до сих пор вспоминает. Церковь вернули патриархии, начались службы, а мы перебрались во «Дворец на Яузе».

культура: Вы исполняли все исторические государственные гимны России. Трудная работа?

Рыбин: То был проект начала перестройки, когда патриотический подъем в стране был высок, а гимны объединяют нацию. Записали несколько российских гимнов, потом отсняли их на Красной площади и в Коломенском для телевидения.

культура: А каков был первый гимн России?

Рыбин: Мы берем за первооснову «Радуйся, русско земле» — кант эпохи Петра I. Далее популярный гимн «Коль славен наш Господь в Сионе...» Дмитрия Бортнянского, его долго играли куранты на Спасской башне. Затем — гимн времен Екатерины Великой «Гром победы раздавайся…» Державина, «Боже, царя храни» Львова — это уже музыка светская, с западным влиянием. И, конечно, гимн Глинки — он звучал долго. Гимн Александрова мы, разумеется, тоже исполняем. У нас есть целая программа «Во славу государства Российского...», куда входят и гимны, и марши, и старинные солдатские песни, звучавшие на полях сражений Отечественной войны 1812 года.

культура: Представьте читателям программу первого из юбилейных концертов.

Рыбин: Мы не хотели смешивать светскую музыку с духовной, военную — с эстрадной. Март ассоциируется с праздником весны, женским днем. Поэтому программу весенней музыки назвали «Мелодии любви», куда включили «легкую» классику, вальсы Штрауса, сцены из оперетт Кальмана и «Холопки» Стрельникова, музыку Хренникова из «Гусарской баллады», популярные романсы Кабалевского, Свиридова, мелодии кино, неаполитанские песни. Впервые выступим с симфоническим оркестром радио «Орфей» под руководством способного молодого дирижера Сергея Кондрашева. Пользуясь случаем, поздравляю читательниц газеты с праздником.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть