Жан-Даниэль Лорье: «Я пришел в фотографию, так как любил красивых женщин»

10.04.2019

Ксения ПОЗДНЯКОВА

В Центре фотографии имени братьев Люмьер начались «Французские каникулы», которые продлятся до 23 июня. Открывать выставку приехал знаменитый фотограф Жан-Даниэль Лорье, кавалер ордена Почетного легиона и ордена Искусств и Литературы. Лорье — ​настоящая легенда, его работы ставят в один ряд с Хельмутом Ньютоном и Ги Бурденом. О дружбе с экс-президентом Франции Жаком Шираком, съемках «Мастера и Маргариты» и что такое рай маэстро рассказал в интервью «Культуре».

культура: Если я правильно поняла, то подбором фотографий для выставки занимались представители Центра имени братьев Люмьер. А если бы Вас попросили показать одно-единственное фото, на чем бы остановились?
Фото: Александр Щербак/ТАССЛорье: На самом деле, я не могу назвать какой-то один снимок. Всегда кажется, что лучшая работа еще впереди. Но если выбирать из тех, что представлены на выставке, то назвал бы «девушку с рыбами», которую поместили на постер.

культура: Кстати, а рыба на фотографии настоящая?
Лорье: Да, ее как раз только выловили из воды. Мы снимали на небольшом острове возле Мьянмы. Манекенщица — ​американская чемпионка по водным лыжам. И так как я знал, что, помимо водных лыж, она увлекается рыбалкой, то предложил ей взять в каждую руку по рыбине. Она согласилась, хотя это было непросто. Рыбы оказались довольно тяжелыми, зато очень вкусными. После съемки мы ими отлично пообедали.

культура: Вам довелось снимать Далиду, Линча, Азнавура, Бруни. Тяжело работать со столь знаменитыми персонами?
Лорье: Напротив. Чем человек известнее, тем он проще в общении. Например, мне посчастливилось снимать предвыборную кампанию экс-президента Франции Жака Ширака. Он прекрасный человек, вежливый и очень легкий в общении. Или кумир миллионов Фрэнк Синатра. Поначалу я очень стеснялся, но затем расслабился, так как в работе он был прост и естественен. Вообще со многими из моих героев мы впоследствии становились друзьями.

культура: А как Вы познакомились с Шираком?
Лорье: Это очень смешная история. Это было в середине 70-х. У меня как раз появился «Бентли». Люди моего поколения вообще неравнодушны к красивым автомобилям. В тот день я повез сына, ему тогда было четыре года, на пляж Эден Рок. Это местечко недалеко от Канна, где собираются все знаменитости. Я остановился на паркинге и уже собирался выйти из машины, как понял, что дверь заблокирована. И тут я услышал красивый голос: «Добрый день, месье, какая у вас красивая машина». Я поднял голову и увидел Ширака, в ту пору он занимал пост премьера. Мой сын, сидящий на заднем сиденье, крикнул ему: «Месье, подвиньтесь, пожалуйста, я хочу выйти». Я ему говорю: «Тс-с, это премьер-министр». Ширак начал расспрашивать меня про машину, какого она года выпуска, а потом спросил: «А не могли бы вы меня прокатить на вашей прекрасной машине?» Я, естественно, согласился, а вот мой сын был категорически против и продолжал настаивать на своем: «Ну пойдем купаться, пойдем купаться». Не помню, как я его успокоил. Но в итоге Ширак позвал жену, они сели на заднее сиденье. Мы проехали вдоль моря, сделали небольшой тур по городу. Когда вернулись на парковку, Ширак сказал: «Когда я вот так вместе с женой сижу на заднем сиденье такого роскошного авто, то чувствую себя президентом страны». Потом он узнал, что я фотограф, и предложил мне сделать несколько снимков для них с Бернадетт. Уже позже он привлек меня к своей президентской кампании. Мы проводили довольно много времени вместе. Например, ездили вместе в отпуск в Марокко. И если мне что-то требовалось, то я мог обратиться к нему за помощью. Однажды Бернадетт шутя упрекнула меня: «Жан-Даниэль, на ваших фотографиях всегда только море, пляж и никогда не видно Парижа». Тогда я решил исправить ситуацию. Помню, позвонил мадам Ширак и сказал: «Не могли бы вы попросить, чтобы на площади Согласия открыли водосточные люки. Она спросила: «Что вы собираетесь делать, Жан-Даниэль?» Я ответил: «Увидите». Так появилась фотография, которая открывает данную выставку: красивая длинноногая девушка стоит на площади, а из водосточного люка на нее восхищенно смотрит рабочий.

культура: Ваши снимки буквально наполнены солнечным светом. Как Вы этого достигаете?
Лорье: Понимаете, когда я был молодым, то служил в Алжире. Конечно, это была не мировая, но все-таки война. Помню, как из нашей группы, где было двенадцать человек, вернулось только четверо. Побывав на войне, начинаешь понимать, насколько этот мир прекрасен. Мне хотелось показать, что в конце пути, как бы тяжело ни было, нас ждет синее небо и солнце. Всякий раз, когда что-то идет не так, что-то не ладится, вы чувствуете себя больным и несчастным, нужно помнить, что однажды тучи рассеются и снова над головой засияет голубое небо. Мне кажется важным дать людям понять, что жизнь прекрасна.

«Мастер и Маргарита»культура: Вы не первый раз в Москве. Один из прошлых приездов связан с проектом «Мастер и Маргарита». Не могли бы Вы рассказать, как началась Ваша история с Булгаковым?
Лорье: Я приехал в Москву по работе, мне заказали рекламу автомобилей класса люкс. Заказчиком выступил предприниматель Евгений Яковлев. Как-то вечером мы пошли ужинать, за столом речь зашла о Булгакове. Он рассказал, что когда ему грустно, он читает Булгакова, когда весело — ​тоже. Я сказал, что тоже обожаю роман «Мастер и Маргарита». В ответ он заметил, что для него Маргарита — ​это Изабель Аджани. Я сказал, что мы с ней очень близко знакомы. Набрал номер на мобильном и протянул ему трубку. Они переговорили, а затем он спросил, не хочу ли я сделать иллюстрации к роману. Мы проводили кастинг, будто бы снимали реальный фильм. Но сделано это все было исключительно ради Изабель. Когда мы делали презентацию проекта, то я пригласил Алена Делона, чтобы он прочел фрагменты текста Булгакова по-французски. По-русски читал ваш артист — ​Вениамин Смехов. Получилось очень здорово.

культура: В чем, на Ваш взгляд, секрет удачной съемки?
Лорье: Думаю, технических секретов сегодня не осталось. Но, чтобы сделать хорошее фото, главное — ​найти идею. Сначала — ​мысль, а уж потом ее техническое воплощение. Каким бы замечательным ни был фотоаппарат, он не может подарить вам замысел съемки. Камера — ​всего лишь средство. Все равно что сказать: «Я пишу отличные рассказы, потому что моя ручка великолепна».

культура: Среди фотографов существует негласное разделение на тех, кто снимает на Canon, и тех, кто выбирает Nikon. Вы на чьей стороне?
Лорье: Одно время Canon предоставляла мне свои фотоаппараты. Однажды у нас случилась забавная история. Я отправился снимать в горы с целой группой фотомоделей, со мной был чемодан Vuitton, где лежали две камеры Canon. В аэропорту мы ждали двух девушек. Мимо меня прошли два господина. А раньше была особая техника воровства: грабители брали большой фальшчемодан, полый внутри, ставили его сверху на ваш и уходили. Именно так у меня увели мой фотоаппарат. К счастью, я позвонил в компанию и мне прислали новую камеру. Иначе история была бы не такой смешной. Сегодня я чаще работаю с Nikon. Но могу вам сказать точно, все камеры замечательны: Canon, Nikon, Leica.

Клаудия Шиффер. 1987культура: Вы постоянно работаете с самыми красивыми женщинами планеты. Какие черты Вы считаете самым привлекательными?
Лорье: Я очень люблю красивых женщин, ради них и пришел в фотографию. Для меня важны здоровый внешний вид и спортивность. Но главное, женщина должна быть веселой. Сегодня, когда смотришь журналы мод или дефиле, то девушки выглядят очень тощими и печальными. Посмотрите, как выглядели обложки прежде. Девушки на них счастливо улыбаются. Сегодня же они все с постными лицами. Кому это нужно?! Поверьте, человек открывает журнал не для того, чтобы смотреть на кислые мины.

Однажды меня попросили найти новое лицо для Celine. Я начал проводить кастинг, девушки слетелись со всего света: Нью-Йорк, Токио, Москва. Все невероятно красивые. В итоге выбрали Карен Мюлдер. Она привлекательная, радостная. Мы снимали зимой в Нью-Йорке. Было ужасно холодно. Мы все кутались в меховые пальто. А она стояла на корабле и улыбалась. Никаких жалоб. Никаких: «Стоп, я замерзла». И когда я ее спросил: «Дорогая, как тебе удается улыбаться в такой мороз?» Она ответила: «Я думаю о том, сколько заработаю».

культура: Вы объездили весь мир, есть ли у Вас особо любимые места?
Лорье: Как и каждый француз, я обожаю Францию. Но я также без ума от островов: Мальдивы, Сейшелы и так далее. Они напоминают мне рай. Мне кажется, что если я умру и, даст Бог, попаду в рай, то там будет пляж с белым песком, на который накатывает волна. Надеюсь, так оно и будет. Но скажу вам одну вещь: проверять я пока не тороплюсь.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть