Геннадий Дмитряк: «Ритмом жизни нельзя пренебрегать»

28.03.2019

Елена ФЕДОРЕНКО

Фото: PHOTOXPRESSГосударственная академическая хоровая капелла России имени Александра Юрлова — ​прославленный коллектив, первый государственный хор страны, ее гордость и национальное достояние — ​отмечает столетний юбилей. Торжественный вечер состоится 2 апреля в Концертном зале имени Чайковского. Художественный руководитель и главный дирижер, народный артист России Геннадий Дмитряк — ​не просто лидер, он — ​хранитель очага, продолжатель традиций. Возможности коллектива безграничны, в его репертуаре — ​сложнейшие произведения: духовная музыка и современные рок-оперы, русская классика и мировые шедевры, сложнейшие сочинения крупного ораториального жанра и народные песни, киношлягеры и мюзиклы.

Более 70 концертов в год, из них не менее 50 с симфоническими оркестрами, руководимыми Валерием Гергиевым и Владимиром Федосеевым, Юрием Башметом и Сергеем Скрипкой. Сейчас, когда запела вся страна и возродилось Всероссийское хоровое общество, Капелла — ​легенда русского искусства — ​яркий пример для подражания и образец профессионализма. Об открытости новому и верности заветам и о том, как церковный ансамбль превратился в первый советский хор — ​«Культура» побеседовала с маэстро Геннадием Дмитряком.


Геннадий ДмитрякДмитряк: Подготовка к юбилею позволила нам осознать грандиозный путь Капеллы длиною в век. Так принято считать, а на самом-то деле ей 120 лет.

культура: Что за путаница в датах?
Дмитряк: Все начиналось с подмосковного семейного ансамбля крестьянина-самородка Ивана Юхова. В первые годы XX столетия любители перебрались в столицу и стали известным церковным хором. С ним выступали не только выдающиеся регенты и протодьяконы, но и знаменитые певцы, среди них — ​Антонина Нежданова и Василий Петров. Живет легенда, похоже, правдивая, что Ленин услышал пение хора Юхова и обронил фразу, ставшую руководством к действию: мол, хотелось бы, чтобы рабочие так же вдохновенно пели революционные песни. И сто лет назад юховское детище получило статус первого государственного хора.

культура: Когда хор стал капеллой?
Дмитряк: Его преобразовали в республиканскую хоровую капеллу России в 1942-м, когда только отогнали фашистов от Москвы. Потом были разные периоды, в том числе и лишение госфинансирования, и годы художественного упадка. Самое блистательное время — ​эпоха Александра Юрлова. В конце 50-х он попросил Министерство культуры дать ему шанс спасти Капеллу и положил на это жизнь. В пору расцвета творчества Шостаковича именно Капелла первой исполнила Тринадцатую симфонию и поэму «Казнь Степана Разина». Юрлов представил премьеры сочинений Свиридова: «Весенней кантаты», «Патетической оратории», «Поэмы памяти Сергея Есенина», «Курских песен» и дал жизнь трагедии «Июльское воскресение. (Севастополь, год 1942)» Владимира Рубина, посвященной подвигу защитников Отечества. Эти произведения сейчас в нашем репертуаре. Юрлов, конечно, из тех, кого Гумилев называл пассионариями, — ​созидатель, просветитель, грандиозная личность. Если бы не его преждевременная трагическая смерть в возрасте 45 лет, он, конечно, стал бы крупным государственным деятелем. Великий пропагандист русского и советского хорового искусства, он организовывал первые тематические фестивали, гастролировал с Капеллой по всей стране.

культура: Вы были знакомы с Александром Александровичем?
Дмитряк: Да, и его личность оставила во мне глубокий след. Молодым парнем я приехал из Магнитогорска в Москву, поступил в институт Гнесиных, где Юрлов руководил не только кафедрой, но и студенческим хором, в котором я пел. Позже я учился у Юрлова в аспирантуре. Он не был номинальным начальником, каждый день приходил в институт, жил его интересами, воспитал потрясающих музыкантов и успел открыть новый факультет дирижеров народного хора.

культура: При Юрлове отмечалось 50-летие Капеллы?
Дмитряк: Да, и тоже в апреле, тогда я находился на галерке, среди зрителей. Память сохранила еще один концерт середины 60-х в Большом зале Консерватории, когда Капелла выступила с программой духовных сочинений. Сейчас многие музыканты присваивают себе право первопроходцев в исполнении духовной музыки. Ничего подобного. Она зазвучала на сцене под началом Юрлова.

культура: Как это могло случиться во времена тотального атеизма?
Дмитряк: Советский Союз пригласили участвовать в международном фестивале старинной музыки — ​делегировали Юрлова. Подготовленную программу, с которой началась история русской духовной музыки в концертном формате, показали в БЗК. Я, второкурсник, был поражен: по улице Герцена текла река церковнослужителей, они заполнили весь партер, вход в Консерваторию охраняла конная милиция. В годы «оттепели» многое позволялось. Тогда же Александр Свешников, учитель Юрлова, записал свою великую интерпретацию «Всенощного бдения» Рахманинова — ​пластинку достать было невозможно. В память того вечера, к его 40-летию, я подготовил концерт, где Капелла исполнила те же сочинения — ​в продолжение певческих традиций синодалов.

культура: В чем эти традиции?
Дмитряк: Во внимании к смыслу слов, в точности фразировок и, конечно, в настоящих, глубоких голосах. И еще — ​потрясающие русские акценты: контраст между наполненным глубоким вольным звуком и его внезапным затиханием производит сильнейшее эмоциональное впечатление.

культура: Вы с гордостью говорили, что открываете юбилейные торжества гастролями по российским городам. Туры состоялись?
Дмитряк: Празднования 100-летия стартовали с начала сезона, и первое событие — ​наш крымский фестиваль в Севастополе. Дали три концерта разных направлений, и с каждым днем интерес слушателей возрастал. В первом прозвучала русская музыка и русская народная песня, во втором — ​в Свято-Владимирском кафедральном соборе Херсонеса исполнили «Всенощное бдение» Рахманинова. Завершили фестиваль «Глорией» Вивальди и «Реквиемом» Моцарта, пели с Севастопольским симфоническим оркестром. Дальше повели нас пути на Урал и в Сибирь, недавно вернулись из турне по городам России: Уфа, Нефтекамск, Набережные Челны.

Фото: Виктор Великжанин/Фотохроника ТАССкультура: Как и Юрлову, Вам досталась Капелла в печальном состоянии. Помню, один известный дирижер говорил мне в интервью, что ищет хор для концерта, но к Капелле обращаться не станет — ​фальшиво поют. Это так?
Дмитряк: Капелла находилась не в самой лучшей форме, и тому есть объективные причины — ​распалась держава, многие коллективы испытывали острый дефицит финансирования. Тогда страна только собирала силы для рывка. К 2004 году все молодые, кто мог, ушли в модные тогда камерные хоры: собирались человек по 20 и отправлялись на гастроли. Капелла давала 12 концертов в год, сейчас столько бывает за месяц. С нами никто не хотел сотрудничать, приходилось упрашивать и заинтересовывать дирижеров. Началась тяжелая кропотливая работа с теми артистами, кто остался, набрать новых певцов не мог — ​никто на наши нищенские зарплаты не шел.

культура: Когда почувствовали возрождение коллектива?
Дмитряк: Отсчет веду с 2 февраля 2005-го, когда в Большом зале Консерватории провели концерт, посвященный памяти Юрлова. Исполнили «Страстную седмицу» Гречанинова и «Реквием» Моцарта» и пели уже достаточно прилично. С этой программой поехали на первую зарубежную гастроль на Канарские острова. Потом поступили приглашения от Юрия Башмета, чуть позже он задействовал нас в московской премьере «Стикса» Гии Канчели, и с тех пор на это гениальное сочинение Юрий Абрамович привлекает только нас. Вскоре последовало сотрудничество с Павлом Коганом, участие в фестивалях — ​Капелла вновь появилась на афишах. Поддержка системой грантов положила начало светлому периоду — ​в коллектив потянулись певцы. Сейчас у нас 70 человек, мы — ​самый большой хоровой коллектив в Москве.

культура: Этого достаточно?
Дмитряк: Хотелось бы 80, как в советское время, — ​это минимум, необходимый для таких крупных ораторий, как «Колокола» Рахманинова, «Реквием» Верди, «20 лет Октября» Прокофьева, «Реквием» Берлиоза. Такой состав способен поддерживать накопленный репертуар, а он составляет более 300 сочинений.

культура: Голос — ​единственный критерий при отборе артистов?
Дмитряк: Голос, конечно, главное условие, но его недостаточно. Необходимы образование и внутренняя человеческая культура. Без них не влиться в ту атмосферу, что царит на репетициях и на создание которой я потратил годы. Хотя не отношусь к диктаторам, но без идеальной дисциплины не могу работать. Нужна особая сосредоточенность, когда все сидят на кончике стула, не шелохнувшись.

Команда, с которой мы работаем все 15 лет, — ​надежный тыл, я даже не могу представить, чтобы кто-то из них предал меня или наше общее дело. Без Капеллы моя жизнь потеряет всякий смысл. Мы все — ​единомышленники, и у нас нет текучки кадров. Артисты покидают коллектив, только если появились иные цели — ​решили заняться сольным вокалом или потянул театр.

культура: Ваше прошлое, связанное с симфоническим оркестром, помогает Вам как хормейстеру?
Дмитряк: Моя страсть к оркестру сформировала мышление симфониста — ​в понимании формы, подаче темпа, ритма, кульминаций. Потому всегда стремлюсь к инструментальной гибкости звучания голосов, их разнообразию и богатству. Избегаю мощных, сильных, драматических «раскачиваний» звука, что разрушает ансамбль. Форсирования и вибрации для меня — ​признак дурного вкуса. Именно симфонический инструментализм позволяет добиться «цузамен», той высокой слаженности, необходимой в оркестре. В хоре не менее сложно передать прозрачность звучания и ясность ритма. Я часто говорю артистам, что музыка — ​самое точное из всех видов искусств, в партитуре все сказано.

культура: Стало быть, слова — ​на периферии Вашего внимания?
Дмитряк: Огромное значение для меня имеет текст, от него отталкиваюсь в работе над образом. Но первые репетиции провожу без слов, поем на какой-то слог, то есть сначала выстраиваю симфоническое развитие тем и фраз. Только соединив голоса, подключаю слова. Это, может, утяжеляет процесс, но помогает добиться наиболее осмысленного и наполненного прочтения.

Государственная академическая хоровая капелла России имени Александра Юрловакультура: Вы исполняете духовную музыку и народные песни, мюзиклы и рок-оперы. Зачем такая всеядность?
Дмитряк: Наш коллектив — ​один из самых молодых, средний возраст певцов 30 лет, костяк — ​от 25 до 40. Молодости любопытно все, и мы не пропускаем новой, хорошей, настоящей музыки — ​с ясной драматургией, психологизмом, мелодическим богатством. Да и неинтересно повторять одни и те же сочинения и программы. Поэтому поем не только кантаты и оратории, но и суперсовременные сочинения: музыку кино, рок-оперы, мюзиклы. Сейчас увлеченно готовим хор «Бесы», созданный специально для нас Юрием Потеенко по стихотворению Пушкина. Ритмом жизни нельзя пренебрегать.

Работа в разных жанрах — ​давняя традиция Капеллы — ​она проникновенно озвучивала многие советские фильмы, среди них «Цирк» и «Веселые ребята». Не забываем о нашей истории и потому на каждом концерте исполняем Свиридова — ​когда-то нелегкая дружба композитора и Юрлова дала колоссальные результаты, и мы об этом помним. Недавно выпустили два тома «Антологии хорового творчества Свиридова», куда вошли все хоры a cappella Георгия Васильевича. Вот такой пестрый репертуар, идем по пути абсолютно верному и единственно возможному. Мы всегда в потоке времени и способны сделать «своей» любую музыку — ​от детских мультфильмов до концептуальных образов Эдуарда Артемьева.

культура: Звучание духовной музыки в храме и в концертном зале — ​различны?
Дмитряк: Безусловно, поэтому мы так любим петь в соборах, даже организовали фестиваль «Кремли и храмы России», выступали под церковными сводами в Ярославле, Пскове, Великом Новгороде, Севастополе, перечень можно продолжить. Духовная музыка в храме — ​диалог с небом — ​облекается в иную форму звучания, наполняется каким-то вневременным интонированием, хотя мы современные люди и, конечно, привносим в интерпретацию наши мысли, чувства, эмоции. Флоренский замечательно писал о бытовании икон в храме и в музее. В сакральном пространстве уникальная атмосфера — ​рядом с иконой — ​горящая свеча, и падает на Образ узкая полоска света из маленького окошка. В музее он выглядит совершенно иначе, но не теряет своей силы, там появляется другой магнетизм воздействия. То же самое с духовной музыкой. В концертных залах, даже там, где акустика не всегда позволяет, мы поем Березовского, Бортнянского, но чаще всего рахманиновские «Литургию» и «Всенощное бдение» — ​лучше написать невозможно. И публика чувствует, что на сцене происходит что-то очень важное, подхватывает мысли о бренности и вечности, понимает, что мы говорим о судьбе — ​каждого в отдельности и всех вместе.

культура: Как Вы это чувствуете?
Дмитряк: Наступает магнетическая тишина, когда я ощущаю, что сотни человек замерли. Снимаю звучание хора, дальше — ​генеральная пауза, и ее зрители чтут, не прерывают ни единым звуком. Новое вступление даю в этом безмолвии. Тишина нас связывает и объединяет, и это для меня главный критерий хорошего исполнения. Когда такого не возникает, то концерт — ​не сложился. Кстати, схожую реакцию вызывает русская народная песня.

культура: Что прозвучит на юбилейном концерте в КЗЧ?
Дмитряк: Поиск программы продолжался долгие месяцы, и только сейчас она сложилась. В драматургию концерта, который назвали «Музыка столетия», вошла история Отечества, весь минувший век. Начинаем с русской народной песни и русской духовной музыки. Дальше «расскажем» о важных событиях нашей Родины: «9 января» Шостаковича — ​напоминание о революции 1905-го, «Улица волнуется» Давиденко — ​о Февральской 1917-го, далее — ​Гражданская война, когда родился наш хор; 30–40-е — ​музыка из фильмов «Мы из Кронштадта» и песни Дунаевского из «Волги-Волги» и «Цирка». Великая отечественная — ​«Священная война», «Я убит подо Ржевом», «К вам, павшие», «Соловьи», «Наша Родина — ​Россия». Вторая часть программы — ​современные сочинения — ​лучшие из нашего репертуара, ставшие хитами, в финале — ​вновь русская народная песня и, конечно, «Славься» Глинки.

культура: Вы нередко проводите концерты, в которых инициируете участие Сводного хора городов России. Что это такое?
Дмитряк: Тоже дань памяти Юрлова, продолжение его начинания. Часто, приезжая в какие-то города со своей Капеллой, он присоединял к ней самодеятельные и профессиональные местные хоры и с ними исполнял «Патетическую ораторию» или «Поэму памяти Сергея Есенина». Я люблю сводные хоры, в них — ​масштабность и соборность русского искусства. На мемориальном фестивале, посвященном Юрлову, на сцену БЗК вышел хор в 350 человек из шести российских городов.

культура: Как Вы их соединяете?
Дмитряк: За один день репетиций, когда все собираются вместе. Каждый коллектив готовит сочинение заранее, я выезжаю к ним, участвую в их работе. Есть у меня идея завершить вековой юбилей Капеллы глобальным русским хоровым собором — ​вывести на сцену сводный хор из 500 человек. Надеюсь, замысел осуществится.



Фото: Кирилл Зыков/mskagency.ru

Юрий Башмет:

— Хочу от всей души поздравить дорогую Капеллу имени Юрлова — ​замечательный коллектив, с которым я очень много сотрудничаю, — ​с прекрасным, значительным, невероятным юбилеем — ​со 100-летием! Огромное количество программ и проектов появились как результат совместного творчества, которое объединяет меня с отличным высококлассным хором. Всегда испытываю огромную радость, когда мы что-то делаем вместе. Отдельно хочется сказать теплые слова о руководителе Капеллы — ​Геннадии Дмитряке. Человеке, который бесконечно находится в созидательном поиске, беззаветно предан музыке, всегда стремится не только соответствовать, но и приумножать традиции, делает на репетициях и концертах больше, чем кажется возможно. Уверен, что нас впереди ждет еще много прекрасных моментов, которые мы вместе будем проживать и во время репетиций, и на сцене, во время совместных выступлений. Желаю Капелле дальнейшего процветания!


Фото: Сергей Киселев/mskagency.ru

Александр Соколов:

— С большим удовольствием поздравляю артистов замечательной Капеллы Юрлова и ее руководителя Геннадия Дмитряка. Он — ​мой коллега по Консерватории, где работает на кафедре хорового дирижирования. Правда, он принадлежит сразу двум школам — ​консерваторской и Гнесинской, где тоже занимает ведущие позиции. В этом перекрестном влиянии — ​символ нашего времени, и оно заставляет более вдумчиво относиться к традициям. А в юрловском хоре они грандиозны. Капелла ведет отсчет своего возраста с даты предоставления государственного статуса Хору Юхова. Но есть любопытная деталь, которую, может, не все знают: в 1910-м, почти десятилетием раньше официального рождения, в Московской консерватории отмечался 10-летний юбилей коллектива Ивана Юхова — ​сына крестьянина, регента, выпускника Синодального училища церковного пения. Кстати, впоследствии оно было объединено с Московской консерваторией, вот такие пересечения музыкальных судеб.

Перелистывая страницы истории Капеллы, можно вспоминать многие славные имена, но хочу сказать о дне сегодняшнем. Геннадий Дмитряк — ​музыкант выдающийся, отмеченный многими наградами и званием народного артиста России. Но главное, конечно, — ​признание, а оно — ​со стороны публики и коллег — ​полное и безоговорочное. Под его руководством богатые традиции не только не утрачены, они приумножены и как раз в возрождении истоков — ​духовной музыки. С другой стороны, неизменен интерес коллектива к творчеству современных композиторов. Это соединение в репертуаре разных направлений определяет художественную программу Капеллы. Она — ​наша радость и гордость, и концерты, которые пройдут в БЗК, — ​лучшее подтверждение моих слов.


Фото: mskagency.ru

Юрий Потеенко, композитор

— Геннадия Дмитряка я знал еще в период докапелльного творчества. Он замечательный музыкант, трепетный человек и очень талантливый дирижер.

Предложение написать что-то специально для Капеллы, да еще к ее юбилею, было очень лестным. Долго думал, искал тему, пытаясь найти что-то неожиданное, современное, в сегодняшнем духе. Кажется, нашел — ​в стихотворении Александра Сергеевича Пушкина «Бесы» — ​и написал сочинение для хора, органа, рояля, двух гитар и двух барабанщиков. Такого состава никогда и нигде не было. Соединить русское академическое пение и неформатное инструментальное сопровождение — ​история непростая, дело сложное. Пианист и органист — ​солисты Геннадия Дмитряка, ударный рок обеспечивают солисты Оркестра кинематографии Сергея Скрипки. Надеюсь и верю, что получится хорошо. Капелла уж точно не подведет.

С ней я связан узами почти родственными — ​мой педагог по специальности в музыкальном училище Глеб Иванович Савельев служил хормейстером юрловской Капеллы. Поэтому я хорошо знаю историю коллектива, путь ее развития, успехи и поражения разных лет. С моей точки зрения, сегодня Капелла — ​лучший хоровой коллектив страны.




Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть