Владимир Путин: «Без амбициозных целей ничего не добьешься»

20.12.2018

Большая ежегодная пресс-конференция президента РФ всегда приносит какой-нибудь рекорд: по количеству заданных вопросов или по продолжительности мероприятия. В этот раз на нее аккредитовалось беспрецедентное число представителей СМИ — 1702 человека. Значительную часть из них составили иностранные журналисты, что в очередной раз убедительно опровергает модный западный миф об «изоляции России».

Фото: Kremlin.ru

Как и ожидалось, глава государства начал с подведения социально-экономических итогов года: ожидаемый рост ВВП — 1,8 процента. Растут объемы розничной торговли — плюс 2,6 процента. Фиксируется повышение потребительского спроса. После длительного перерыва виден незначительный, но все-таки положительный тренд в доходах населения. Сокращается и вот-вот достигнет исторического минимума безработица. Немного увеличилась средняя продолжительность жизни: в 2018-м она составит 72,9 года.

Встреча с журналистами продолжалась без малого четыре часа. Президент ответил на 67 вопросов. «Культура» по обыкновению заострила внимание на ответах Владимира Путина, затрагивающих преимущественно внутриполитическую и гуманитарную сферу.


О нацпроектах

Нам нужен прорыв. Нам нужно прыгнуть в новый технологический уклад. Без этого у страны нет будущего... 20,8 триллиона рублей — это только по нацпроектам запланировано, еще 6,5 триллиона — отдельный план по развитию инфраструктуры. Естественно, их нужно сконцентрировать в каких-то прорывных документах. И можно как угодно назвать эти планы развития, их назвали «национальные проекты»... Без постановки целей, в какие бы конверты ни упаковать эти цели, невозможно добиться конечного результата.

Первое — это здравоохранение, образование, наука, человеческий капитал, без чего никакой прорыв вообще невозможен. И второе — это чисто производство, экономика. Все связано с экономикой: и первая часть, а вторая напрямую — это цифровая экономика, развитие робототехники и так далее... Если не ставить амбициозных целей, не будет достигнуто вообще никаких. Поэтому я очень рассчитываю на консолидированную, хорошую работу, слаженную работу как федерального центра, так и регионов.


О жизни под санкциями

Россия практически всю свою жизнь, всю свою историю живет так или иначе в каких-то ограничениях и санкциях. Вообще на протяжении всей своей истории... С чем это связано?.. С ростом могущества России, повышением конкурентоспособности. Появляется мощный, сильный игрок, с которым нужно считаться, а не хочется.

Совсем еще недавно думали, что и страны такой больше нет, а, оказывается, есть, и надо с ней считаться... Это же не просто хотелки какие-то руководства страны, это интересы народа, которые мы защищаем. Защищаем аккуратно, кстати говоря, без всякого хамства, спокойно, сдержанно.

Санкции сегодняшнего дня... По поводу Скрипалей и Хашогги. Мне здесь даже комментировать нечего. Хашогги убит, это очевидно, все это признали. Скрипаль, слава Богу, жив. Тем не менее в отношении России там куча санкций... А во втором случае — тишина полная. Это политизированный русофобский подход. Это повод, только повод для того, чтобы организовать очередную атаку на Россию. Ну, не было бы Скрипалей, что-нибудь еще другое придумали бы. Для меня это очевидно. А цель только одна — сдержать развитие России как возможного конкурента.


О том, кто мечтает управлять миром

Что касается управления миром, то мы знаем, где находится штаб, который пытается это делать, — и он не в Москве. Но это связано с ведущей ролью Соединенных Штатов в мировой экономике, связано с расходами на оборону: 700 с лишним миллиардов долларов Соединенные Штаты тратят на оборону, а мы — 46...

Фото: Kremlin.ru

Главная цель нашей внешней политики — обеспечить благоприятные условия для развития Российской Федерации, ее экономики и социальной сферы, обеспечить безусловное движение вперед и укрепление нашей страны внутри, прежде всего, и для того, чтобы она заняла достойное место на международной арене как равный партнер среди равных.


Об Украине и Донбассе

Кто установил блокаду между Донбассом и остальной частью Украины? Разве Россия это сделала? Это сделали украинские власти: ввели сплошную экономическую блокаду территории, которую они считают своей. И они стреляют по этим гражданам, которых считают своими гражданами. Там каждый день почти люди гибнут, мирные причем. Мирные.

Мы, действительно, оказываем гуманитарную и другую помощь и поддержку людям, которые проживают на этой территории. Но только для того, чтобы их окончательно там не раздавили, не съели и не порвали, и будем это делать дальше. Потому что попытки решить вопросы политического характера с помощью силы, а мы видим это на протяжении нескольких лет со стороны сегодняшней киевской власти, это происходит до сих пор, — обречены на провал.


Об автокефалии УПЦ

Это просто, как у нас в народе говорят, уму непостижимо. Это прямое вмешательство государства в церковную, религиозную жизнь. Такого не было еще никогда со времен Советского Союза. Вот, к сожалению, на Украине это сейчас происходит, создали вот эту объединенную раскольническую церковь стамбульского прихода. Это же: не нравится — московского прихода, будет — стамбульского прихода.

Причем ведь обратите внимание: Украинская православная церковь Московского патриархата полностью независимой была... Они делали все самостоятельно, в том числе избирали иерархов. Единственная связь была — духовная, упоминали на проповедях имя Патриарха Московского и всея Руси. Всё. А сейчас посмотрите, какая зависимость наступает от Турции, от турецкого патриархата... Я думаю, что это главный побудительный мотив Варфоломея — подчинить эту территорию, а потом еще и зарабатывать на этом... Кроме, конечно, подсказки из Вашингтона. То, что госсекретарь позвонил по этому вопросу в Киев и обсуждал эту тему, — это ни в какие ворота не лезет. Абсолютно недопустимая вещь. Тем не менее это происходит. И это, конечно, лишнее свидетельство того, что это тоже делается в преддверии предвыборной кампании, и с целью дальнейшего разрыва между русским и украинским народами... И меня больше всего беспокоит, что за этим, безусловно, начнется передел собственности, он, по сути, уже идет. Он может приобрести очень тяжелый характер, если не кровавый, не дай Бог до этого дойдет, очень бы не хотелось.


О молодежной политике и рэперах

Когда мне говорят о молодежи, я все время вспоминаю некоторые трагические и героические страницы нашей современной истории. Ну, давайте вспомним роту десантников — 96 человек, парней (19–20 лет), которые прямо чуть ли не со школьной скамьи оказались в Вооруженных Силах, 96 человек против двух тысяч. В живых осталось шесть. Почти трое суток бой шел, несколько раз переходил в рукопашную, дрались лопатами и ножами. Вот герои, вот молодежь, 19–20 лет ребята.

А если взять волонтеров. Их тысячи, просто тысячи. На чемпионате мира, по-моему, работало 35 тысяч волонтеров. А ребята, которые занимаются поисковой деятельностью? Тысячи тоже. Все же молодые люди... И это все молодежь, это опора сегодняшнего дня и будущего России. А есть и молодые ученые, и талантливые артисты, и музыканты. Среди них и рэперы.

Фото: Kremlin.ru

А по поводу задержания этих рэперов... Ничего хорошего в этом нет. Правда, так же, как и ничего хорошего нет в том, чтобы, как вы сказали: «Они там поют с матерком, ну и пусть».

Я недавно был на юбилее Темирканова, ему 80 лет исполнилось. Он сказал, в общем, обычную вещь, но все-таки правильную: «Искусство существует не для того, чтобы потакать низменным мотивам, низменным интересам и низкому профилю культуры. Сама культура существует для того, чтобы поднимать этот уровень».

Конечно, за это нельзя хватать, не пущать и наказывать. Это неверно. Но есть другие вещи. Например, помните, оказывается, транслировали, это было в прямом эфире, и я своему собеседнику сказал: «Давайте сейчас будем все здесь ругаться на Совете по культуре». Все засмеялись. Почему? В голову никому не приходит это делать. Почему мы должны потакать? Потакать нельзя точно.

Но есть и другие элементы. Скажем, пропаганда наркотиков. Зачем нам нужно, чтобы наша молодежь употребляла наркотики, зачем нам потворствовать пропаганде употребления наркотиков?.. Поощрять это ни в коем случае нельзя, и смотреть на это безучастно тоже нельзя. Другое дело, что нужно противодействовать по-другому этим тенденциям. Или у нас стало модным как-то пропагандировать суицид среди молодежи... Нельзя допустить это в молодежной среде.

Это не значит, что схватить, не пускать, таскать... Здесь по-другому нужно действовать. Есть ли такие средства или нет? Есть, конечно. Нужно аккуратно, спокойно выстраивать, убеждать в большей привлекательности других ценностей. Но грубо запрещать нельзя.


О победах оппозиции на региональных выборах

Вот уже несколько лет представитель ЛДПР возглавляет Смоленск, в Омске у нас, по-моему, от «Единой России», в других регионах представители КПРФ есть. Ну и что? Они работают, нормально.

Я в партиях не состою. Я создавал «Единую Россию», это правда, но Президент не состоит ни в каких партиях. И для меня главное, чтобы люди на территориях, в регионах Российской Федерации чувствовали, что жизнь меняется к лучшему.

На самом деле, если они приняли решение в отношении конкретного человека, не представляющего партию «Единая Россия», ну и что, это их выбор. Всячески буду только помогать любому избранному руководителю региона. Вопрос только в том, чтобы сам вновь избранный руководитель региона оказался на высоте, был в состоянии исполнить те предвыборные обещания, которые он людям дал.


О возможности реставрации социализма

Думаю, что это невозможно... Возможны элементы социализации экономики, социальной сферы, но это всегда связано с расходами больше доходов, и, в конечном итоге, с тупиком в экономике.

Но справедливое распределение ресурсов, справедливое отношение к людям, которые живут за чертой бедности, выстраивание политики государства на то, чтобы снизить до минимума количество людей, которые живут за этой чертой бедности, обеспечить подавляющее большинство людей услугами здравоохранения, образования на приемлемых условиях — это, если говорить про социализацию в этом смысле, то мы как раз такую политику и проводим сейчас. Именно в значительной степени на это и направлены наши национальные проекты.


О пенсионной реформе

В начале 2000-х годов и в середине я говорил, что категорически против всякого изменения и повышения пенсионного возраста, тогда и невозможно было это делать. Я и сейчас считаю, что была выбрана правильная позиция, потому что и возраст (продолжительность жизни) был у нас низким — 65 лет, и количество работающих (соотношение работающих к неработающим) было другое, более или менее приемлемое.

Сейчас кардинально это все поменялось... Тенденции такие, что количество работающих становится все меньше и меньше, а количество неработающих пенсионеров увеличивается... Пройдут пять — семь лет и страна вынуждена будет это сделать, но уже придется это сделать резко, без всяких переходных периодов, без всяких льгот, в том числе и для женщин... Если бы не было понимания этих тенденций, я никогда бы не разрешил этого сделать, но это объективные тенденции, от этого никуда не деться.

Фото: Kremlin.ru

Я же прекрасно отдавал себе отчет в том, как люди будут реагировать. Здесь ведь чего ни объясняй, все равно, когда конкретного человека это касается, это не вызывает восторга. Я прекрасно отдавал себе отчет в том, что будет критика и справа, и слева.

То, что делалось слева, мы знаем: своей экономической политикой в свое время развалили, по сути дела, Советский Союз, а потом в 90-е годы чуть не развалили Россию. У нас не было бы Российской Федерации, у нас была бы какая-нибудь Московия.

Эту ситуацию удалось удержать, купировать. Больше того, страна развивается, крепнет. Такие вещи неприятны, и ясно, что никакого восторга они не вызовут, но неизбежны. Повторяю еще раз, если бы не был убежден в том, что это неизбежно, никогда бы этого сделать не позволил.


О политике телеканалов

Со мной говорил Даниил Александрович Гранин (по-моему, я тоже сказал об этом как-то) на нашей с ним последней встрече.

Мы с ним поговорили, говорили с глазу на глаз довольно долго, и больше я его не видел, он ушел из жизни потом. Он мне говорит: «Слушайте, Вы должны с этим что-то сделать». Я говорю: «С чем?» — «Мы все устали от этого». Я говорю: «От чего?» — «На всех экранах у нас: кто украл, сколько украл, как украл. Ну, до чего надоело! Неужели у нас ничего в жизни такого светлого, приличного не происходит?!» Я говорю: «Ну, вот, такова политика этих наших каналов».

Но мне кажется, что все-таки за последнее время в этом отношении тоже кое-что меняется в лучшую сторону, информация становится более сбалансированной.


О средствах массовой информации

Сила в правде. В этой формуле заложено и призвание средств массовой информации. Сила в правде, и только так средства массовой информации могут завоевать доверие миллионов людей.

К сожалению, что греха таить, с коммерциализацией нашей жизни — раньше все было политизировано в советское время, а сейчас очень много коммерциализировано. И поэтому это доверие к средствам массовой информации в значительной степени подорвано со стороны очень многих людей.

Все уже делят на сто, на тысячу из того, что читают, видят. Но все-таки к этому надо стремиться. И уже совершенно точно в сфере вопросов, жизненно важных для нашей страны, для всего мира, нужно стремиться к тому, чтобы быть максимально объективными. Это важно не для меня, это важно для нас всех. Надеюсь, что такой тренд все-таки есть, мне кажется, в последнее время, что он сохранится...


О чиновниках, оказавшихся не на своем месте

Есть люди, которые не отдают себе отчета в том, что они говорят. Оказались не на своем месте, просто неаккуратно высказываются. Такие тоже есть. Но это же мы все, это наша среда. Такой человек был вчера кем-то, сегодня стал чиновником, возьми и ляпни там что-нибудь. Ну, он и не готов. Это значит, что он просто не готов для такой работы.

Ну, конечно, нужно работать с людьми, безусловно, и со всеми чиновниками. Ну, среди них тоже много очень порядочных и деятельных людей. Это факт, от этого никуда не деться. Невозможно все закрыть и потом открыть коробочку, и там все будет хорошо. Не случайно Моисей водил еврейский народ 40 лет по пустыне. Ну, мы так не можем 146 миллионов по пустыне водить.

Поэтому это процесс взросления государственного аппарата, работы с ним. Мы сейчас стараемся это делать, видите, проводим различные конкурсы среди молодых. «Лидеры России», конкурс кадровый. Учим их потом в академии нашей. Из этой когорты уже там, по-моему, человек 12 или 15 стали губернаторами, 2 министра федеральных, 5 или 6 — заместители министров. Постепенно, постепенно будем распространять это и дальше. Это процесс длительный.


О патриотизме

Я считаю, что в самом хорошем, не квасном смысле этого слова патриотизм не может не быть основой укрепления нашего государства в широком и самом благородном смысле этого слова.


О государственной символике

Что касается ответственности за поругание флага, других символов государства, практически во всех странах это есть. Нужно с уважением относиться к своей стране. И есть правила, которые нужно соблюдать везде. Если есть ответственность вне интернета, она должна быть и в интернете.

Чем отличается поведение в интернете от того, что за границами интернета? Это тоже общество, тем более интернет проник во все сферы нашей жизни.


О допинге в отечественном спорте

Нам пытаются навязать тезис о том, что это было на государственном уровне. Это не так, этого никогда не было, нет — и никогда не будет, потому что мы должны думать не только о результатах, что, конечно, интересно, важно, но мы должны думать о здоровье наших спортсменов.

Но поскольку эти факты имели место, мы, во-первых, должны это признать и, во-вторых, мы должны сказать, что это наша вина, значит, мы не смогли организовать должным образом работу по борьбе с допингом. Но в этом как раз заключается и вина организаций, государственных структур, которые должны были это делать лучшим образом.

Что касается того, избавились мы от этого или нет — наверное, на 100 процентов нет. Работа проведена колоссальная, создана хорошая база для того, чтобы поставить работу на должный уровень и организовать ее должным образом и качество создать необходимое.


О личном поваре

Все мои повара — сотрудники Федеральной службы охраны. Они люди военные, находятся в разных званиях. Других поваров у меня нет.

Фото: Kremlin.ru

Надо, чтобы было это ясно, понятно, и чтобы мы к этому не возвращались. Если кто-то хочет приклеить какие-то ярлыки, это их дело, и здесь ничего страшного нет. Это такая у нас политическая возня происходит. Есть даже такое понятие «безопасное питание». Мы никому это питание, кроме как сотрудникам ФСО, не передаем.


О правильном назначении лекарств

Нужно, чтобы и врачи, которые назначают эти лекарства, меньше сотрудничали с производителями, а больше думали о лечении пациентов. Понимаете? Потому что когда есть сотрудничество с конкретными производителями, тогда возникает тезис: «Наше хуже — давайте вот это импортное».

Но это не значит, что мы должны избавляться целиком от импортного. В том случае, когда действительно показано лекарство импортного производства, оно должно быть назначено. Это такой тонкий процесс, но чтобы было понятно со всех сторон, в чем заключается проблема.


О своем здоровье

Оно такое же, как у всех. То есть я, слава Богу, занимаюсь спортом, и все у меня в порядке. Стараюсь за ним следить, за этим здоровьем. Но так же, как и все, в межсезонье могут быть какие-то там гриппы или что-то с этим связанное. На сегодняшний день все в порядке. Спасибо за заботу!


Полный текст ежегодной пресс-конференции Президента России


Фото на анонсе: Kremlin.ru



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть