Свежий номер

Ольга Таратынова: «После восстановления Янтарную комнату посетили 18 миллионов человек»

13.06.2018

Евгения ЛОГВИНОВА

Фото: Пресс-служба музея «Царское Село»9 июня исполнилось 100 лет Государственному музею-заповеднику «Царское Село». На территории Екатерининского и Александровского парков общей площадью 300 гектаров расположено более сотни различных памятников: дворцы, павильоны, мосты, скульптуры. Корреспондент «Культуры» встретилась с директором комплекса Ольгой Таратыновой.


культура: Давайте поговорим о том, как все начиналось.
Таратынова: Очень важная социальная инициатива — ​передача государству всех дворцов и открытие в них музеев — ​была предложена вскоре после Февральской революции. В марте 1917 года деятели культуры Петрограда, обеспокоенные судьбой уникальных памятников и коллекций, начали формировать концепцию использования всех этих сокровищ. В комиссию вошли Александр Бенуа, Иван Билибин, Мстислав Добужинский, Николай Лансере, Георгий Лукомский, Кузьма Петров-Водкин, Николай Рерих, Федор Шаляпин и другие. Декрет по царскосельским дворцам и паркам вышел после октябрьских событий. Но уже с 1917-го был предпринят ряд мероприятий по фиксации, учету и охране «высокоценного национального имущества».

Вообще, Царскому Селу тогда невероятно повезло: художественно-историческую комиссию возглавил профессор архитектуры Георгий Лукомский, человек стратегического мышления. Последовательно были описаны все предметы искусства в Екатерининском дворце, а после отъезда в ссылку в Тобольск Николая  II с семьей — ​и в Александровском дворце. Атрибуцию выполняли приглашенные эксперты. Так, всего за три месяца 1917-го составили 24 описные книги общим объемом свыше 5000 страниц.

И, что очень важно, была создана коллекция цветных диапозитивов на стеклянных пластинах (автохромах), на которых, например, сохранилось единственное цветное изображение Янтарной комнаты, а также до сих пор не восстановленных Китайского зала Екатерининского дворца, личных апартаментов Екатерины II и комнаты императрицы Марии Александровны, супруги Александра  II. Однако Лукомский, эмигрировав в 1920 году, вывез фотографии.

Фото: Евгения Логвиновакультура: Но теперь они находятся в распоряжении музея?
Таратынова: О существовании уникального иконографического материала мы долго почти ничего не знали, пока нам не начали его дарить. Первым оказался англичанин, член Оксфордского клуба Гордон Баррат, который в 1958 году передал в дар 12 пластин. Еще 33 в 1968-м музей приобрел у наследников фотографа Зееста. Он был нанят Лукомским для выполнения этой работы: всего было сделано 140 цветных снимков. В 2013 году член Клуба друзей музея-заповедника Майкл Пайлз приобрел на аукционе в Париже и передал в музей 48 автохромов. Сейчас коллекция музея-заповедника состоит из 93 изображений.

культура: Есть ли среди них Лионский зал Екатерининского дворца, который, как известно, является одним из самых серьезных ваших реставрационных проектов?
Таратынова: Да. Сохранились и другие иконографические материалы — ​фотографии, акварель Премацци, образцы шелка. В Лионе уцелели архивы ткацкой мануфактуры «Лами и Жиро», которая в 1860-х годах выполняла заказ русского Императорского двора. Эти обстоятельства позволили приступить к чрезвычайно дорогостоящему восстановлению декора Лионского зала. Помещение входило в число личных апартаментов Екатерины II и получило свое название благодаря обивке стен шелком, изготовленным в Лионе. Представьте: эффектное сочетание «золотого» шелка с синим лазуритом, которым отделаны дверные порталы, панели и фризы. Сияющим желтым шелком «золотой бутон» затянуты стены от панелей до верхнего края карниза, он же использован для мебели и портьер. Французская мануфактура Прелль по заказу музея изготовит 320 метров уникальной ткани.

Первоначальная стоимость реставрации — ​около 250 млн рублей. Только на восстановление каменного декора требовалось 3,5 тонны лазурита. Музей, конечно, не был готов к таким тратам. Все началось с неожиданной поддержки благотворительного фонда РЖД: компания стала выделять средства на лазуритовые дверные порталы. Очарованный их великолепием, вскоре подключился ПАО «Газпром». К концу 2019 года должно закончиться воссоздание Лионского зала. По моему мнению, он может составить конкуренцию Янтарной комнате.

Фото: Евгения Логвиновакультура: С какими итогами музей подходит к юбилею?
Таратынова: Во время Великой Отечественной были почти дотла уничтожены царские резиденции Пушкина, Павловска и Петергофа. Екатерининский дворец превратился в обгоревшие руины, пострадали парковые павильоны, зеленый массив. Государство долго думало, что делать. Серьезные реставрационные работы начались в 1957 году под руководством главного архитектора Александра Кедринского, сформулировавшего принципы минимального вмешательства в первоначальную структуру памятника и комплексного ансамблевого подхода к их возрождению. Так закладывались основы знаменитой ленинградской школы реставрации.

В начале 80-х был восстановлен Большой зал: 850 кв. м. В 2003 году после 24 лет кропотливого труда открыта воссозданная Янтарная комната. За эти годы ее посетило около 18 млн человек. К 2010-му отреставрировали Антикамеры — ​помещения, предназначавшиеся для ожидания приемов и выхода императрицы. Но дальше работы приостановились: наши взгляды обратились на Александровский парк, павильоны которого буквально превращались в руины. Отдельные, например, Арсенал, могли просто обрушиться. В результате удалось спасти Белую башню (теперь в ней детский центр), Слоновые ворота, Ратную палату. Параллельно мы устраивали в павильонах экспозиции. Так в Ратной палате возник первый в современной России музей, посвященный Первой мировой войне. Восстанавливали и участки парка, чтобы люди могли прийти и полюбоваться не лесом с грибами, как было до недавнего времени, а настоящим английским парком с продуманными ландшафтными композициями, напоминающими естественные. Еще остается много работы: гора Парнас, Ламской павильон, Пенсионерная конюшня с кладбищем лошадей, ходивших под императорским седлом.

Обстоятельства счастливым для нас образом сложились так, что на средства «Газпрома» мы приступили к реставрации церкви Воскресения Христова в Екатерининском дворце, построенной по проекту Растрелли в XVIII веке. До этого момента мы ее показывали издалека и только избранным. Фашисты обустроили в церкви гараж, уходя, они вырезали иконы, а также детали убранства. При реставрации происходят чудесные вещи. Один из мастеров уронил телефон с лесов, тот скользнул за отошедшую обшивку панели, которую пришлось демонтировать. Так обнаружились 182 фрагмента золоченого декора и два ангела. Теперь реставраторы соберут в единое целое то, что когда-то разрушила война.

Фото: Евгения Логвиновакультура: Какие торжественные мероприятия намечены в связи с юбилеем?
Таратынова: У нас нет конкретной даты празднования: отмечать собираемся весь год. Кроме того, незадолго до смерти Даниил Александрович Гранин предложил объявить 2018-й годом столетия музейной жизни четырех пригородных музеев-заповедников, история, культура, судьбы которых очень схожи. Хотя у каждого свои герои, направленность: мы даже императоров между собой «делим». В честь этого события в Международный день музеев четыре директора — ​Василий Панкратов («Гатчина»), Вера Дементьева («Павловск»), Елена Кальницкая («Петергоф») и я — ​совершили полуденный выстрел из пушки Петропавловской крепости. Присоединился и художественный руководитель БДТ Андрей Могучий. Под его началом разрабатывалась концепция совместной выставки в ЦВЗ «Манеж», запланированная на сентябрь. На Новой сцене Александринского театра проходят с невероятным успехом лекции из цикла «Век музеев». Среди лекторов — ​известные ученые Евгений Анисимов, Михаил Сафонов, Татьяна Черниговская, музыковед Наталия Энтелис, народный артист России Николай Буров. Разумеется, в рамках проекта планируются фестивали, культурные акции и научные конференции.

культура: Столетие музеев совпало с еще двумя датами: 29 апреля — ​200 лет со дня рождения императора Александра  II, а 17 июля 2018 года исполняется 100 лет со дня гибели последнего российского императора Николая  II и членов его семьи. Найдут ли эти события место в череде памятных мероприятий этого года?
Таратынова: Мы не можем пройти мимо. Открыли небольшую выставку, посвященную Николаю II и его семье. Впервые мы представили посетителям архив Романовых, обретенный в прошлом году с помощью ПАО «Сбербанк». В столетней истории музея-заповедника «Царское село» это самая большая, цельная коллекция документов и фотографий, связанных с венценосной династией.

К июлю готовится выставка об Александре  II, который очень любил наш дворец и жил здесь подолгу. В экспозиции в том числе будет представлен автограф императора: письмо княжне Екатерине Долгоруковой, которое музей приобрел на торгах аукционного дома Hermitage Fine Art (Монако).

Фото: Евгения Логвиновакультура: Мир меняется, вслед за ним преображаются и музеи. Как переживает «Царское Село» эти трансформации? Самые серьезные проблемы, с которыми пришлось столкнуться?
Таратынова: Конечно, мы живем в эпоху новых технологий и стараемся идти в ногу. Осваиваем инновационные мультимедиа-разработки, интерактивные программы, мобильные приложения. О нашем успехе говорит тот факт, что Музей-заповедник «Царское Село» получил две «золотые» награды Международного фестиваля аудиовизуальных и мультимедийных продуктов в сфере наследия FAIMP (Festival of Audiovisual International Multimedia Patrimony) за мультимедийную экспозицию «Благотворительность в Великой войне» и фильм «Последний год. Выход России из Великой войны». Кроме того, ролик, созданный совместно с музеями-заповедниками «Гатчина», «Павловск» и «Петергоф» к 100-летию их музейной жизни, был отмечен «серебром».

Основная проблема трех минувших лет: востребованность музея выше, чем его ресурсы. Каждый день мы вынуждены отказывать гостям. Попасть группам можно, только забронировав экскурсию за 10 дней. И это при том, что летом работаем с 8 до 20, а по понедельникам и средам до 21 часа.

Конечно, беспокоит и вандализм в парке. Особенно страдают сооружения и скульптура, как правило, после девяти вечера, когда вход уже бесплатный. Мы реставрируем, приводим в порядок, но закрывать парк не хотим, чтобы не наказывать ни в чем не повинных посетителей.

культура: Вы 10 лет возглавляете музей-заповедник. Что стало особенно близко?
Таратынова: Процесс восстановления открытых в 2013 году Агатовых комнат — ​шедевра архитектуры, не уступающего Янтарной комнате. Трогательные чувства вызывает весь Александровский парк, который меняется на глазах, становится живым, и мне хочется преобразовывать его и дальше.

культура: Удается ли Вам погулять по парку в свободное время?
Таратынова: Вообще некогда. Зато у меня есть двухместный электромобиль. Обычно я беру с собой кого-то из подчиненных и так, накручивая километры, мы решаем множество рабочих проблем.


Фото на анонсе: Юрий Белинский/ТАСС


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел