Наталья Крачковская: «Россия стоит на бабах»

27.11.2013

Анна ЧУЖКОВА

Фото: PHOTOEXPRESS Мечта поэта — одна на восемнадцать Остапов. Эта большая артистка запомнилась небольшими ролями. Но представить без нее комедии Гайдая невозможно. Наталье Крачковской исполнилось 75. 

культура: В Доме кино прошел Ваш юбилейный вечер «От всей души». А билеты продавались почему-то на концерт с названием «Патриот от всей души». 
Крачковская: Понятия не имею, кто прибавил это слово. Но то, что я люблю свою страну — вне всякого сомнения.

культура: Для Вас с чего начинается родина?
Крачковская: С детства. Первое, что вспоминается, — как играла в лапту и казаков-разбойников. Были зеленые и красные.

культура: А белые?
Крачковская: Нет, только эти цвета. Сегодня побеждали одни и праздновали, завтра — другие. Так мы сражались неделями. Жили тогда рядом с Тимирязевской академией. Там большой парк. Время было голодное. Кусок серого хлеба, намазанный тонким-тонким слоем сливочного масла и посыпанный сахарным песком, считался пирожным. Но эти воспоминания — самые светлые. 

культура: Неужели не боялись войны?
Крачковская: Помню крики вдов, когда те получали похоронки, слезы... Но беда объединяла. Весь наш дом жил как громадная семья. А на День Победы вынесли во двор столы, составили в один длинный. Угощали, кто чем мог. В основном — кислой капустой и огурцами. Кто-то принес пироги из серого теста, но необыкновенно вкусные. С начинкой из лука — к маю вырос уже. Наш сосед — летчик — вернулся слепым. Все будто не замечали этого. Поздравляли жену: «Дождалась! Живой!» Почти все женщины за тем столом были вдовами.

«Женитьба Бальзаминова»культура: Ваш отец тоже не вернулся?
Крачковская: Да. Но день Победы встретил. Он погиб в Веймаре 1 ноября 45-го. Не знаю, как. Нам только прислали похоронку и фотографию, где папа лежит в гробу. Я долго не верила и еще много лет, встречая на улице военных, заглядывала каждому в лицо. Все думала, что отец жив, произошла ошибка... 

культура: Почему решили поступать на актерский факультет?
Крачковская: Я же выросла в актерской семье. Мама играла в Театре имени Пушкина. Возвращаться после спектаклей домой было очень сложно и долго. Только трамвай ходил. Дали маленькую комнатушку прямо за стеной репетиционного зала.

культура: Почему именно ВГИК, а не театральное?
Крачковская: С детства знала: актрисы кино популярнее. (Смеется.) Очень хотелось зазвездиться. А мама говорила: «Ты что, с ума сошла? Видишь ведь, как я работаю. Зачем тебе это?» Да, я имела понятие, чего стоит актерский труд. Но думала, у меня сложится иначе: будут цветы, восторги, улыбки и только главные роли. И никаких недовольных режиссеров или простоев. Мечтала, как и любая девчонка. Но несмотря на то, что легко сдала экзамены во ВГИК, учиться не смогла. В самом начале первого курса попала под машину. Были проблемы со зрением, и врачи запретили яркий свет. Даже не могла читать. Какая тут учеба! Когда выздоровела, стала работать лаборанткой в металлургическом институте. Но мысль о кино не оставляла. Попросила маму устроить в массовку. Первые полгода о ролях даже не помышляла. Совершенно случайно меня заметила ассистентка по актерам: «Наташенька, а ты не хочешь попробовать себя в эпизоде?» Так стали появляться маленькие роли. 

«Русский сувенир»культура: Вы, наверное, встречали на площадке звезд. Познакомились с кем-то?
Крачковская: На съемках фильма «Русский сувенир» встретила Любовь Орлову. Она пригласила в свою гримерную — очень простую, без выпендрежа. Ну, может, флакончиков на столе чуть больше, чем у других. Орлова сказала, что знает мою маму, расспрашивала: «Наташенька, наверное, хочется похудеть, стать похожей на стройных звезд?» «Да, конечно!» На что Любовь Петровна ответила: «Оставайтесь такой, какая есть. Уверяю Вас, только тогда будете востребованной».

культура: Кино свело и с будущим супругом?
Крачковская: Да. Однажды на съемках «Половодья» познакомилась со звукооператором Владимиром Васильевичем Крачковским — моим будущим единственным мужем. Но свадьбы было две. Сначала справляли в Москве, потом в Тарусе — в яблоневом саду. Как меня это вдохновляло! Правда, яблоки еще не созрели тогда. Через год родился сын. Очень покладистый ребенок. До определенного возраста. А потом пошло-поехало: «Вася, нельзя то, нельзя это». Так что первым его словом было «Зя!»

культура: Как Вы познакомились с Гайдаем?
Крачковская: Однажды пришла на съемки к мужу — на «Бриллиантовую руку». У нас с Леонидом Иовичем завязался непринужденный разговор. А спустя некоторое время мне позвонили — пригласили попробоваться на роль мадам Грицацуевой. Я была и обрадована, и испугана, и обижена одновременно. Ведь предлагали сыграть «даму необъятных размеров с арбузными грудями». На мое возмущение муж возразил: «Ты себя в зеркале-то видела?!»

«Двенадцать стульев»культура: Боялись сниматься?
Крачковская: У меня было восемнадцать Остапов — почти все ведущие актеры. Можете себе представить? Однажды Леонид Иович меня спросил: «А кого Вы видите в роли Бендера?» На что я, смутившись, ответила: «Михаила Козакова». Но в итоге был утвержден Арчил Гомиашвили. Когда картина была закончена, Гайдай поздравил меня с «очень удачным дебютом». А на показе «Иван Васильевич меняет профессию» вывел на сцену: «Позвольте представить новую звезду советского кинематографа Наталью Крачковскую». До этого я была Белогорцевой-Крачковской. Но Леонид Иович сказал: «Оставьте только одну фамилию. Вы ее прославите». Я так ошарашенно посмотрела на него. В ответ: «Прославите, не сомневайтесь». После — картина за картиной. И честно скажу, простоев практически не было. Ведь у меня больше ста ролей.

культура: Тем не менее сыграли не все, что хотели. Вы ведь мечтали о «Горячем сердце» Островского?
Крачковская: О роли Матрены. Помню своих бабушек и няню. Они же родом из тех времен, о которых Островский писал — как в пьесах говорили и двигались. И я могла бы абсолютно точно это повторить — кровью чувствую. А то, как играют сейчас, — просто нонсенс. Ведь русская женщина другая: она целомудренна, застенчива и умна — только кажется иногда дурой. Недаром Россия на бабах стоит. 

«Иван Васильевич меняет профессию»культура: Зато у Вас был свой режиссер. Как работалось с Гайдаем?
Крачковская: Он настолько точно, грамотно объяснял, что не возникало вопросов: я понимала, кого играю. И в каждом дубле говорил: «А теперь покажите что-нибудь новенькое». Однажды возмутилась: «Ну что Вы все по-новому, да по-новому?!» «Хочу увидеть, сколько же Вы сможете продолжать?» Я в сердцах ответила: «До бесконечности!» Чем и заслужила похвалу. Вообще он был закрытый, внешне суровый, но глаза выдавали — очень уж добрые. Хотя боялась его. Если Леонид Иович недовольно оборачивался, бледнела, сердце замирало: что-то не так сделала? А он смотрел через очки: «Наталья Леонидовна, что с Вами?» Кстати, ко всем актерам Гайдай обращался на «Вы» и по имени-отчеству. 

культура: Как пережили его уход?
Крачковская: Вся жизнь как в яму полетела. Незадолго до этого умер муж. Потеряла все. Не было ни любимого человека, с которым жила как за каменной стеной, ни режиссера. Пусто... И все-таки несмотря ни на что работала. Не ощутила ужаса невостребованности. Снималась в картинах малобюджетных, но добрых. Теперь в кино играть уже не могу — плохо хожу.

культура: Однако продолжаете работать в театре.
Крачковская: Да, без сцены не жить. 

культура: Разве это проще съемок?
Крачковская: Пьесы подобраны под меня. Там мало двигаюсь. Один спектакль, «Невеста для банкира», провожу в инвалидном кресле. И только однажды неожиданно для зрителя встаю. В постановке «Моя бабушка моложе меня» героине 87 лет. Но она остается настоящей женщиной: увлекается молодыми мужчинами и вообще ведет себя так, как подобает даме. Еще и на гастроли успеваю ездить. Много работаю на телевидении. Нравится участвовать в шоу: можно говорить, что думаешь. Даже иногда спорю с ведущими.

культура: А «Битва экстрасенсов»? Зачем Вам это нужно?
Крачковская: Мне интересно. Любопытство ведет. Не могу сказать, что к ним серьезно отношусь. Но когда говорят хорошее — как не верить?

культура: Вы недавно выпустили книгу.
Крачковская: Поваренную. Это рецепты моих бабушек для людей, у которых нет возможности покупать дорогие продукты. Ведь сейчас забыли старые русские рецепты. Например, пироги с ревенем. А рыбный пирог можно сделать и без визиги. Даже знаю, как приготовить карпа, чтобы казался фаршированным. Макаронники: сладкий или с мясом. Бабушка говорила, что вкус зависит от закладки: надо знать, что за чем жарить. 

А еще очень люблю делать заготовки. На юбилейном столе были лечо и маринованный перец в моем исполнении.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть