Свежий номер

Андрей Кивинов: «Первые книги сочинял, сидя в засаде»

11.01.2018

Ксения ПОЗДНЯКОВА

15 января на канале НТВ стартует восьмисерийная лента «Оперетта капитана Крутова». По сюжету, чтобы вжиться в роль героического полицейского, актер Денис Калугин вынужден отправиться на «стажировку» в отдел полиции. Его наставником становится оперативный сотрудник Дарина Филатова, втайне мечтающая о карьере актрисы. Накануне премьеры обозреватель «Культуры» пообщалась со сценаристом фильма, известным российским писателем, автором знаменитых «Улиц разбитых фонарей», «Убойной силы» и «Каникул строгого режима» Андреем Кивиновым.

Фото: Елена Мулина/ТАСС

культура: Понимаю, что Вам не хотелось бы заранее раскрывать интригу, но все-таки, чего ждать зрителям?
Кивинов: Несмотря на название, это история, скорее, о театре. У нас получился такой театральный детектив. Здесь будет и преступление, и загадка, и постановка чеховской «Чайки». В главных ролях снялись Юлия Снигирь и Алексей Чадов. Как мне кажется, вышло достаточно занятно.

культура: Сегодня Вы являетесь одним из самых востребованных сценаристов, однако первый серьезный успех пришел вместе с сериалом «Улицы разбитых фонарей». В январе проекту исполнилось двадцать лет. Ожидали такой популярности?
Кивинов: Когда мы только начинали, никто даже не предполагал, что из этого может вообще что-нибудь получиться. Первые восемь серий снимались буквально на карманные деньги, так что качество было соответствующее. Когда заказчик увидел, что получилось, то фильм положили на полку и показывать отказались. Потом почему-то все-таки выпустили в эфир. «Менты» выстрелили, и понеслось.

культура: Как получилось, что Вы покинули проект?
Кивинов: Во-первых, написание книг я тогда еще совмещал с милицейской работой, так что никак не мог осилить конвейер 24 серии в год. Тогда-то и начали приглашать других авторов.

культура: Не жалко было отдавать придуманных Вами персонажей — Дукалиса, Ларина, Соловца, Казанцева и Волкова — в чужие руки?
Кивинов: Сложно сказать. Я не против, что сериал продолжили снимать без меня. Обидно другое, многие из авторов понятия не имели, как и чем живет наша милиция, и, соответственно, это передавалось на экран. А люди по-прежнему ассоциировали меня с «Улицами».

культура: Вы сами много лет прослужили в милиции. Что Вас туда привело?
Кивинов: В милицию попал в большей степени по романтическим соображениям. У нас же были литература, кинематограф, воспевающие профессию сыщика. Конечно, реальная работа процентов на девяносто отличалась от того, что показывают в книгах и на экране. Первое, что меня потрясло, уровень преступности. Это еще было советское время. И если в сериале «Следствие ведут знатоки» говорилось «если кто-то кое-где у нас порой честно жить не хочет», то, когда я пришел в отдел, выяснилось, что совсем не порой и совсем не кое-где, а каждый день и повсеместно. Изнутри все вообще иначе воспринимается.

культура: Вы поэтому начали писать детективы?
Кивинов: Я не собирался становиться профессиональным писателем, а уж тем более сценаристом, это начиналось как хобби. Отработав пять лет в территориальном отделении, пошел на повышение в РУВД и решил на память своим ребятам оставить маленькую повесть. Напечатал текст на машинке, размножил в пяти экземплярах через копирку и подарил. На этом, собственно, все должно было и закончиться. Но повесть совершенно случайно попала в издательство, знакомые передали. Мне предложили опубликоваться, потому что про милицию в таком тоне еще никто не писал. Поначалу я отказывался, опасался, что меня как минимум из органов уволят. Но меня все-таки уговорили. Дописал еще четыре повести, и в 1994 году вышел первый сборник.

культура: Тяжело было совмещать писательство с основной деятельностью?
Кивинов: На литературу у меня уходили все выходные и отпуска в течение последующих пяти лет, вплоть до ухода со службы. Плюс, если мог, то сочинял на дежурствах, когда было время, или в засаде, тетрадка всегда была со мной. С одной стороны, приходилось трудно, но с другой — не надо было ничего выдумывать, бери фактуру и переноси на бумагу.

культура: Вы сказали, что у каждого героя есть реальный прототип. Кто эти люди?
Кивинов: Оперативники, с которыми я работал. У некоторых даже фамилии похожи. Дукалис — это майор РУБОПа Анатолий Дукул. Он сейчас уже на пенсии, как и я, трудится помощником депутата. Олег Дудинцев, заместитель начальника уголовного розыска Кировского РУВД — прототип Олега Георгиевича Соловца, он тоже давно на пенсии. Мы до сих пор поддерживаем отношения.

«Улицы разбитых фонарей»

культура: Они не обиделись, что Вы сделали из них литературных персонажей?
Кивинов: Никаких обид не было, я же вывел их положительными героями, кроме того, они стали прототипами популярного сериала. Было недовольство у высокого руководства, но и то, скорее, для проформы.

культура: Помимо «Ментов», Вы автор любимой народной комедии «Каникулы строгого режима». Как возник замысел? Правда ли, что у Вашего соавтора Федора Крестова были проблемы с законом?
Кивинов: Да, он 12 лет провел в местах лишения свободы. Когда моя жена работала в издании «Вне закона», он писал туда заметки о жизни в зоне. Однажды рассказал ей байку, как сбежавший с зоны мужик прятался у своей супруги в пионерском лагере. Это натолкнуло меня на мысль о книге. Мы с ним встретились, обсудили детали, придумали сюжет. Сначала вышла книга, а спустя два года сняли фильм. Кстати, он там даже сыграл в небольшом эпизоде. Насколько я знаю, он до сих пор продолжает сценарную работу, завязал с криминальным прошлым.

культура: Вы двенадцать лет были оперативником, а он двенадцать лет сидел в тюрьме. Как удалось найти общий язык?
Кивинов: Ну, это все условности. У нас была общая цель — написать книгу. К тому же ведь это не я его посадил.

культура: Остались довольны экранизацией?
Кивинов: Что-то, конечно, может быть, хотелось бы сделать по-другому, более подробно, как в книге. Но в целом да, доволен.

культура: В чем, на Ваш взгляд, секрет удачного сценария?
Кивинов: Мне кажется, что во главе угла должна стоять интересная история. Можно, например, обладать теоретическими знаниями очень хорошими, ходить на семинары, учиться сценарному мастерству, освоить все тонкости профессии, но при этом так ничего и не снять. Все-таки история — основа фильма.

«Оперетта капитана Крутова»

культура: Жизненный опыт — бесценное подспорье?
Кивинов: Конечно. Особенно если пишешь про людей какой-то профессии, то желательно знать, как они трудятся, что там происходит. Я всегда говорю, лучшие сказки получаются у тех, кто знает, как было на самом деле. По этой причине никогда бы не взялся за истории типа «Метода» или «Нюхача», мне жутко мешает знание реалий. Кто в них не смыслит, тому проще. Они понимают — это кино, а у него свои законы. Но я все-таки не сторонник такого подхода. В наших сериалах мне иногда хватает первых трех кадров, чтобы понять, что человек, писавший сценарий, никакого отношения к полиции не имеет. Например, многосерийный фильм «Следователь Тихонов». Даже дети знают, что в уголовном розыске оперативники, там нет никаких следователей, а герой так и представляется. И это на федеральном канале. Подобные ляпы, конечно, угнетают.

культура: В фильме Эльдара Рязанова «Берегись автомобиля» сказано: «Зритель любит детективные фильмы. Приятно смотреть картину, заранее зная, чем она кончится. Лестно чувствовать себя умнее авторов». Как Вы думаете, почему жанр так популярен?
Кивинов: Потому что зритель точно знает, каким бы злодей ни был изобретательным, какое бы преступление ни совершил, в конце он будет наказан, и это греет душу. В жизни, к сожалению, так бывает далеко не всегда.

культура: В России разрабатывается законопроект о запрете популяризации криминальной субкультуры в СМИ и соцсетях. А разве детективы не романтизируют уголовный мир?
Кивинов: Думаю, специально никто такой задачи не ставит. Другое дело, что, придумывая детектив или криминальную историю, волей-неволей приходится показывать обе стороны конфликта. И порой так случается, что бандит оказывается симпатичнее, чем сотрудники правоохранительных органов. Взять хотя бы обаятельного мошенника из фильма «Гений» или того же Остапа Бендера.

культура: Стоит ли вообще так подробно освещать в СМИ криминальную тематику?
Кивинов: Я застал то прекрасное советское время, когда в прессе практически не касались этой темы. Народ вроде бы жил спокойнее. Про того же Чикатило никто не знал, а сейчас любой маньяк тут же становится героем криминальных новостей. Однако, мне кажется, нужно держаться золотой середины. Специально, конечно, страхов нагонять не нужно, но и замалчивать факты, как раньше, не стоит.

культура: Действия «Улиц разбитых фонарей», «Тайн следствия» «Бандитского Петербурга» разворачиваются в городе на Неве. Во многом именно из-за этого Петербург негласно стали считать криминальной столицей России. Не обидно за родной город?
Кивинов: Книги и фильмы тут абсолютно ни при чем. Город окрестили криминальной столицей в начале 2000-х, когда было совершено несколько громких резонансных убийств. Кстати, следы вели в Москву и другие регионы, но фактически преступления произошли в Петербурге. Ярлык приклеили журналисты, и он закрепился, хотя к реальности это никакого отношения не имеет. Я это говорю не потому, что питерский. Уровень преступности на тот момент был абсолютно таким же, а то и гораздо ниже, чем в других регионах.

культура: Вы часто признаетесь, что устали от милицейской темы, но не перестаете к ней обращаться, почему?
Кивинов: Два моих последних милицейских сериала — «Опережая выстрел» и «Безопасность» — попросили сделать сотрудники СОБРа и ГУСБ. Я сразу поставил условие: ребята, это не будет рассказ о том, как хорошие собровцы поймали плохих бандитов, или про то, как честные милиционеры арестовали нечестных. Это будет история про любовь. Так я и сделал. Оба фильма — типичные мелодрамы, просто в них принимают участие люди в погонах. Но я практически отошел от этой тематики. Сейчас на Первом канале готовится к выходу восьмисерийный сериал «Волшебник», героями которого стали трое обаятельных мошенников. В главных ролях: Юрий Чурсин, Дима Хрусталев и Александр Голубков. Сейчас тружусь над двумя проектами: на Первом канале делаем приключенческую ленту под рабочим названием «Сестры по оружию». Действие будет разворачиваться в 1926 году в Ленинграде. А на НТВ появится десятисерийная криминальная картина, где главный герой не сыщик, а врач-невролог.

«Безопасность»

культура: В свое время классики советского детектива братья Вайнеры мечтали о времени, когда преступности не будет совсем. Они даже название придумали «Эра милосердия». Полагаете, такое возможно?
Кивинов: Думаю, нет. Люди — разные, к сожалению, подобного идеального общества в принципе быть не может. Но, с другой стороны, как говорил тот же Глеб Жеглов: «Правопорядок в стране определяется не наличием воров, а умением властей их обезвреживать!»


Фото на анонсе: Михаил Масленников/ТАСС

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел