Свежий номер

Евгений Плющенко: «В «Щелкунчике» особая роль отведена Аделине Сотниковой»

02.11.2017

Дмитрий ЕФАНОВГеоргий НАСТЕНКО

3 ноября одному из самых ярких фигуристов современности Евгению Плющенко исполнится 35 лет. В мужском одиночном катании удержаться на вершине крайне сложно, и лидеры сменяются после каждого олимпийского цикла. Тем ценнее достижение нашего чемпиона, который завоевал медали на четырех Играх. Весной он заявил о завершении карьеры и сразу занялся тренерской деятельностью, взяв шефство над победительницей сочинской Олимпиады Аделиной Сотниковой.

Фото: Александр Николаев/ТАСС

культура: Многие поспешили проводить из спорта олимпийскую чемпионку в женском одиночном катании, но Вы продолжаете ее тренировать. Рассчитываете на то, что Сотникова сможет вернуться на высокий уровень?
Плющенко: У Аделины небольшая травма, она ее залечит и будет участвовать в некоторых моих шоу. Параллельно начнет тренироваться и готовиться к следующему сезону, по ходу которого планирует выступить на всех крупнейших турнирах. В начале нынешнего — даже не планировали ее участие в чемпионате России. Это было бы безумием. Она потому и получила повреждение, что мы стали форсировать ее подготовку. Теперь будем работать не спеша.

культура: Вы непосредственно управляете тренировочным процессом?
Плющенко: Не хотел бы разделять нашу группу на персоналии. С Аделиной работают несколько специалистов, например муж и жена Алексей Василевский и Юлия Лавренчук. Их участие особенно актуально, когда я нахожусь в разъездах.

культура: Дела в Академии Евгения Плющенко отнимают много времени?
Плющенко: Это не просто школа моего имени. Я здесь преподаю и полностью вовлечен в процесс. Кроме того, c учениками занимается моя команда тренеров. К нам приходят и просто покататься, но в первую очередь ставим на подготовку профессиональных спортсменов. Мы хотим работать на результат. В то же время у нас занимаются дети с особенностями — с аутизмом и синдромом Дауна. Составили группу из таких ребят и работаем с ними бесплатно. Есть мальчик, который сильно пострадал при пожаре, у него даже ампутированы пальчики на ноге. Я подобрал ему ботинки, и он катается...

Дети из малоимущих семей тоже не платят за тренировки. Поддерживаем и самых талантливых. А те, кто еще не проявил себя, зачисляются на общих основаниях, по прейскуранту, который есть на официальном сайте школы. Все зарплаты тренерам отдаем из своего кармана, так как у нас частная организация.

культура: Надеетесь на поддержку Минспорта?
Плющенко: Рассчитываем на собственные силы и от госструктур привилегий не ждем. Но когда наши воспитанники начнут попадать в различные сборные, надеюсь, что им назначат какие-то стипендии. К примеру, у нас есть мальчик Володя Самойлов, который занял второе место на международных соревнованиях. Он пришел из другой школы по собственному желанию, мы его не переманивали. Я и дальше не собираюсь кому-то звонить и уговаривать — все должно происходит по желанию. На Академию Плющенко работает сайт и «сарафанное радио». Экстраординарных мер по раскрутке еще не предпринимали. Более того, сразу предупреждаю детей и их родителей, что лично постоянно с ними заниматься не смогу. Когда я в Москве, то в любой день нахожусь на этом льду. Но у меня в течение года много разъездов, поэтому дополнительная нагрузка ложится на тренеров, которым полностью доверяю.

культура: Ваше ледовое шоу прошло с успехом во многих городах. Новый «Щелкунчик» отличается от предыдущей постановки?
Плющенко: Да, внесены большие изменения. Для выступлений в столичном «Олимпийском» приезжают сорок музыкантов Венского симфонического оркестра. В представлении задействуем много учащихся моей школы разных возрастов. Особая роль в «Щелкунчике» отведена Сотниковой.

Фото: Александр Николаев/ТАСС

культура: Расскажите подробнее.
Плющенко: Не хочется заранее разглашать детали. Главное для Аделины — полностью залечить травмы и восстановиться. В новой же версии шоу зрители увидят интересные декорации, в том числе и специальные сетки, которые в ледовых шоу пока никто не применял. Музыканты будут работать на специальной сцене рядом со льдом. Мне такая идея пришла в голову после работы с Андреа Бочелли в «Опера он Айс» на Арене-ди-Верона — там был великолепный звук. И мы решили сделать аналогичное оформление в «Олимпийском». Еще у нас на специальных фурах будут выезжать музыканты, играющие, например, на гуслях. Всего же с 22 декабря по 6 января состоится двадцать одно представление.

культура: Зарубежные гастроли планируете?
Плющенко: Ведем переговоры с Японией, Китаем и Абу-Даби. Если со всеми придем к соглашению, то этого надолго хватит. Дальше заглядывать нет смысла. Еще планирую участвовать в шоу «Снежный Король» в Таллине и Риге, где пройдут пять выступлений в начале декабря.

культура: Всегда выходите на лед в своих постановках?
Плющенко: Да, конечно. Более того, успеваю участвовать и в других проектах. Всегда с удовольствием принимаю приглашение Юдзуру Ханю. Он состоявшийся спортсмен, его представление очень популярно в Японии. Еще задействован в «Королях на льду» с моим давним партнером — скрипачом Эдвином Мартоном, а Ари Закарян является промоутером. В декабре планируем десять гастролей в Европе. В России выступить просто не успеем. В последнее время мне постоянно приходится выбирать: или кататься в шоу, или работать с детьми. Хочется по максимуму успеть везде.

культура: А юбилей как отметите?
Плющенко: В Ледовом дворце в Петербурге выступят мои давние товарищи — Дима Билан с новыми песнями, Эдвин Мартон, фигуристки Ирина Слуцкая и Аделина Сотникова. Ведем переговоры с некоторыми другими известными спортсменами. Я буду выходить на лед много раз, в том числе и с сольными номерами.

Раньше на подобные даты внимания не обращал. И застолья по этому поводу никогда не планировал. Теперь, когда завершил выступления в большом спорте, казалось бы, можно дать послабления по части режима. Но я от алкоголя совсем отказался. Если раньше по какому-то особому случаю мог себе позволить, то сейчас — никаких исключений. У меня очень много работы не только тренерской и организационной, но и физической. Планирую участвовать в 120 шоу по всему миру. Плюс почти ежедневные собственные тренировки. А если договоримся в Азии, число выступлений может достичь двухсот. Пока силы позволяют, буду работать, потому что эта работа для меня — самая любимая. Я от нее получаю удовольствие.

культура: Подарки необычные часто дарят?
Плющенко: Поклонницы бросали на лед нижнее белье. Игрушки интересные, сувениры. Я человек состоятельный, и удивить дорогим подарком меня невозможно. Приятнее всего внимание. Если поздравляют с днем рождения по телефону — уже радуюсь. А застолий устраивать не собираюсь. Посидим семьей, съедим домашнего барашка или гуся.

культура: Неужели живность разводите?
Плющенко: У меня ферма под Санкт-Петербургом. Она пока небольшая, но все выращиваем натуральное: картошку, морковку, капусту, свеклу. Разводим гусей, уток, свиней, овец. Со всем хозяйством управляются шесть работников. Давно хотел организовать нечто подобное, но в период активной карьеры не было времени. Алексей Николаевич Мишин подыскал мне место на мурманском направлении в районе Ладоги. Там существует даже рыбное хозяйство.

культура: И осетры есть?
Плющенко: Нет, пока только карпы. Для осетров нужна система фильтрации и прочие сложные устройства.

культура: Часто бываете на хозяйстве?
Плющенко: Стараюсь пару раз в месяц приезжать хотя бы дня на три-четыре. Люблю повозиться в земле. Лично посадил более 200 деревьев — яблони, груши, сливы. Вообще, нравится проводить время на природе. С женой часто ходим грибы собирать.

культура: Удочку закидываете?
Плющенко: Рыбачу с малолетства, еще когда ездил в лагеря в Волгоградской области. Потом в Ленинграде с Алексеем Мишиным ходили на щуку. Он меня не только тренировал на льду, но и в жизни дал очень много.

культура: Сейчас в какой-то мере сотрудничаете с ним?
Плющенко: Нет, Алексей Николаевич продолжает работать в Петербурге. Даже на моем ледовом шоу, к сожалению, не сможет присутствовать — его ребята будут выступать в Китае. У Мишина всегда много работы и учеников. Очень востребованный тренер, потому что лучший.

культура: Вы последний представитель блистательной плеяды отечественных фигуристов в мужском одиночном катании. С чем связано ухудшение наших результатов в этой дисциплине?
Плющенко: Не могу сказать, в чем тут дело. Коляда и Ковтун, даже если без ошибок откатают свои программы в Пхенчхане, все равно не смогут попасть в число призеров. Кроме Ханю и других японцев, сильны китайцы, американцы, канадцы. Маловероятно, что пробьются даже в шестерку, разве что в десятку. Но в России есть малыши 11–12 лет или чуть постарше — к следующей Олимпиаде они, может быть, подрастут до мирового уровня. Не знаю, почему российские мужчины сейчас не могут кататься так же стабильно, как наши женщины, например.

культура: Значит, на Играх в Корее будем болеть за девушек. Евгении Медведевой специалисты заранее отдают победу. Согласны?
Плющенко: Главное для Жени — не перегореть психологически, а для этого не следует читать прессу. Когда выигрываешь в одну калитку, поднимается огромный ажиотаж, и с таким давлением тяжело справиться. Но девочка очень сильная во всех отношениях. Надеюсь, справится и с волнением, тем более с ней работают очень хорошие тренеры. Еще у нас есть Алина Загитова и другие талантливые фигуристки. В идеале могу представить такую ситуацию, когда весь олимпийский пьедестал займут россиянки. И все же маловероятно, что все они безошибочно откатают и судьи отдадут три первых места представительницам нашей страны, как на недавнем московском этапе Гран-при. Я не сетую на какой-то заговор. Если чисто отработают — такое вполне возможно при нынешней системе оценок. Но не стоит забывать об американках и японках. Серьезно прибавила Каролина Костнер. Cказываются тренировки у Мишина. С точки зрения борьбы за медали Олимпиада будет очень интересной.

культура: Как сейчас поддерживаете физическую форму?
Плющенко: Каскад 4 + 3 оборота не смогу сделать, но 3 + 3 — вполне, или прыжок в три с половиной оборота. Если приезжаю в академию, то с семи утра до шести вечера постоянно нахожусь в движении. И час, как минимум, трачу на то, чтобы на льду отрабатывать все элементы, которые у меня есть в программах разных шоу. Минимум два раза в неделю выполняю большой объем общефизической подготовки. Это не считая тех дней, когда у меня выступления, которым предшествует интенсивная разминка.

Фото: Вадим Тараканов/ТАСС

культура: Планируете участвовать в телевизионных проектах?
Плющенко: Признаю, что «Ледниковый период» поднял уровень популярности нашего вида спорта среди населения страны. Но у меня просто физически нет времени. Понимаете, большинство участников этого шоу не выступают за границей. И для них большая удача, что благодаря Первому каналу они получили большую аудиторию и катаются по разным городам России. У меня же в год 60 мероприятий в Японии, 20 — в Китае, 10 — в Европе. Планируется 21 представление «Щелкунчика». Двенадцать выступлений «Арт он Айс» в Швейцарии. Еще «Опера он Айс» с Андреа Бочелли, где он сам поет вживую и с оркестром...

культура: Вы упоминали, что участвуете в шоу Юдзуру Ханю. Давно знакомы с действующим олимпийским чемпионом?
Плющенко: Если не ошибаюсь, когда ему было восемь лет, он специально приходил на мои выступления в Японии. И до сих пор говорит, что равняется на Евгения Плющенко, несмотря на то, что уже в некоторых компонентах превзошел меня. Не надо стесняться того, что каждое следующее поколение превосходит предыдущее — по технике исполнения, по сложности. Я это с готовностью признаю.

культура: С каждым годом программы усложняются. Ожидаете появления новых элементов?
Плющенко: После того как человек пятнадцать стабильно освоят четверной прыжок, начнут делать и четыре с половиной оборота, произойдет включение этих элементов в различные каскады. У нас некоторые 14-летние девочки уже совершают четверные прыжки. Со временем скорость катания увеличится, вращения будут более активными. При нынешней системе оценок судьи учитывают, кто ты: пешеход на льду или носишься, как реактивный самолет.

культура: Выполнение сложных элементов — всегда риск для здоровья. Как дела с Вашим позвоночником, в который вставляли шурупы?
Плющенко: Меня прооперировали в Израиле и извлекли их. Но еще остались два искусственных диска в поясничном отделе, которые мне поставили вместо двух природных. Еще один искусственный — в шейном отделе. У меня из-за этого повреждения отнимались сначала пальцы, потом предплечье, потом и вся рука. Всего мне на позвоночнике в разное время делали пятнадцать операций.

культура: Такие травмы типичны для фигуристов?
Плющенко: Не знаю, как у других, но у меня перегрузки начались с раннего детства. Долгое время делал элемент «бильман», а он при быстром вращении тоже деформирует позвоночник. В советское же время и в начале 90-х спортивная медицина была гораздо хуже, чем сейчас. На постоянной основе не было парных бань, массажа, бассейна и прочего. А нагрузки бешеные. Хотя при качественном и полном комплексе восстановительных процедур спортсмен может выступать намного дольше. Кстати, до Мишина меня тренировал Михаил Маковеев — тяжелоатлет.

культура: Он отвечал за общефизическую подготовку?
Плющенко: Нет, учил меня всему. К одиннадцати годам знал все виды тройных прыжков. Его друг, фигурист Игорь Ксенофонтов, однажды позвонил из Свердловска: «Миша, ты чего без дела сидишь? В Волгограде школу фигурного катания открыли». Маковеев отказывался: «Где я со своей штангой, а где фигурное катание?» «Ничего, я тебе книжки пришлю, освоишь и будешь работать», — ответил он. Так и получилось. Михаил Хрисанфович по книгам изучил технику, моторику нашего вида спорта, в какой-то мере экспериментировал на мне. В семь лет я уже бегал кроссы на 10 км, причем Маковеев в возрасте за пятьдесят выходил на дистанцию вместе с нами — он был очень сильным и выносливым.

культура: Как отнесся тренер к Вашему переезду в город на Неве в начале 90-х?
Плющенко: Он вместе со мной отправился. Школу фигурного катания в Волгограде закрыли и в ледовом дворце устроили склад винно-водочных изделий. А ведь хорошая была кузница кадров — ее создали с нуля, и довольно быстро она начала выпускать хороших спортсменов. Например, Максима Маринина — олимпийского чемпиона Турина в парном катании. Маковеев какое-то время готовил меня вместе с Мишиным. Потом он уехал. Мы не очень хорошо расстались и связь не поддерживали. В то же время признаю его большой талант, настойчивость и другие ценные для наставника качества. Он был суровый, требовательный, но это меня закалило.

Фото: Александр Николаев/ТАСС

культура: Ваши дети увлекаются спортом или у них другие интересы?
Плющенко: Андрюша и Коля — дети моей супруги. У меня с ними прекрасные отношения. Мы хорошие друзья. Вместе уже восемь лет. Андрей хорошо играет в гольф. Коля — футболист. Сейчас начал петь, мама в этом ему помогает. Оба хорошо учатся, в совершенстве знают английский. Мой сын от первого брака Егор живет в Санкт-Петербурге, увлекается восточными единоборствами, теперь начал осваивать самбо, а младший Саша занимается фигурным катанием в нашей Академии.

культура: С какого возраста лучше всего вставать на коньки?
Плющенко: Саша катается с двух с половиной лет. В три с половиной и в четыре — тоже нормально.

культура: Кроме фигурного катания, какие виды спорта любите как болельщик?
Плющенко: Конечно, хоккей. Любимая команда — СКА. Еще обожаю смотреть теннис. Около десяти лет принимаю участие в турнирах по гольфу. До того как открыл академию, уйму времени уделял этому занятию. Сейчас от многого приходится отказываться, но я не жалею. Когда видишь, как прибавляют в мастерстве наши юные фигуристы, душа радуется.


Фото на анонсе: Александр Николаев/ТАСС

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел