Свежий номер

Елена Чавчавадзе: «Мы очень неблагодарны по отношению к своей истории»

26.10.2017

Андрей САМОХИН

На телеканале «Россия 1» состоялась премьера документального фильма «Революция. Западня для России», в котором рассказывается о событиях 1905 года. Готовится к выходу картина, посвященная Александру III, императору-миротворцу, отцу последнего русского царя. О связи двух проектов, внешней канве событий тех лет, их скрытых пружинах и глубинной сути говорим с автором фильмов — заслуженным деятелем искусств России Еленой Чавчавадзе.

культура: Почему Вы обратились к фигуре императора-миротворца и первой русской революции? Что их объединяет?
Чавчавадзе: В истории все пронизано концептуальными связями. Хотя в данном случае фильм об Александре III — отдельное произведение, и посвящен он мощной государственной фигуре, оздоровившей страну, отодвинувшей почти на четверть века российскую смуту. Информационный повод для телеэфира — официальное открытие памятника императору в Ливадии. Оно запланировано на 2 ноября.

А фильм о 1905-м — часть документальной трилогии «Революция. Западня для России». Две следующие серии уже сняты, но для их монтажа требуется «отмашка» руководства ВГТРК.

культура: Сегодня многие с уважением относятся к предпоследнему русскому царю, а вот его сына — критикуют.
Чавчавадзе: Во-первых, мы не противопоставляем наших государей. Александр III, вопреки распространенному мнению, не свернул, а развил, скорректировав, реформы своего отца, а сын продолжил его линию. История не знает сослагательного наклонения, но я думаю, что, доживи Александр III до начала ХХ века, он получил бы ту же самую японскую войну и революционный заговор перед 1905 годом — события диктовались объективной логикой: стремительно развивавшуюся Россию ее глобальным конкурентам нужно было остановить любой ценой. То, что это был именно заговор с разветвленным иностранным участием — мощной денежной, информационной и организационной поддержкой извне, — мы и показываем в нашем фильме.

Что же касается царя-миротворца, то он действительно был огромным, как былинный богатырь, с окладистой бородой — вопреки тогдашней моде высшего света. Он воплощал, казалось бы, сам наш национальный дух, хотя русской крови в нем была исчезающе малая доля. Известно, что Александр III гнул подковы рукой, удержал на плечах рухнувшую крышу вагона в царском поезде, потерпевшем крушение под Харьковом.

культура: Его обвиняли в русском шовинизме, малограмотности, обскурантизме, пьянстве.
Чавчавадзе: Мы в фильме развенчиваем все эти мифы, вернее — намеренную диффамацию, которой подвергали его при жизни и после смерти. Русский человек, тем более российский монарх, по определению не может быть ксенофобом, ведь в нашей державе издавна перемешаны множество племен и язы´ков, как говорили раньше. Главный девиз государя был «Россия -— для русских», но в нем не было унижения или притеснения национальных меньшинств. Известно, например, что еврейская депутация во главе с бароном Гинцбургом выразила императору «беспредельную благодарность за меры, принятые к ограждению еврейского населения в настоящее тяжелое время». Речь шла об указаниях полиции решительно предотвращать даже намеки на погромные настроения. При этом он старался сделать так, чтобы русскому человеку было удобно, чтобы его самого не дискриминировали на национальных окраинах, что нередко и происходило в том же Царстве Польском. Царь добивался, чтобы русский язык был признан там всего лишь вторым официальным.

Что же касается плохого образования, «тупости», то смешно говорить подобное о человеке, чьим любимым писателем и собеседником, еще до восхождения на трон, был Достоевский. Монарх одним из первых в стране прочел и оценил фундаментальный труд Николая Данилевского «Россия и Европа». Столь же легко документально опровергаются небылицы о неких внебрачных детях, запоях и прочем. Технологии диффамации из века в век не меняются.

культура: Известно, что при Александре III Россия добилась экономического подъема...
Чавчавадзе: Промышленность прирастала до 20 процентов в год. Расширялся внутренний рынок сбыта, росло сельскохозяйственное производство. В конце его царствования началось строительство Транссиба. А перед этим был важный эпизод — выкуп государством частных и финансирование строительства казенных железных дорог. Ярко выраженный протекционизм не мешал ежегодному росту иностранных инвестиций.

Этим успехам дали твердую почву два ключевых фактора: во внутренней политике решительное подавление революционного движения, спонсируемого из-за рубежа. То есть спокойствие и твердый законный порядок. А во внешней политике — не менее решительная и при этом последовательно миролюбивая внешняя политика с опорой на собственную растущую военную мощь. Александр III предотвратил несколько войн. Его уважали и боялись. Известно хрестоматийное: «Европа подождет, пока русский царь ловит рыбу». Но менее известен также случай с рыбалкой, ярко иллюстрирующий иную сторону его характера. Государь любил удить в финских шхерах на островах. И вдруг появляется сердитый финн на лодке, который заявляет: «Это мой остров — здесь нельзя рыбачить!» Царь в ответ поясняет, что он император всероссийский. А финн дерзко отвечает ему: «А я император этого острова». На что Александр III благодушно замечает: «Ну, раз нельзя, пойду в другое место».

культура: Какова основная идея фильма, посвященного революции 1905 года?
Чавчавадзе: Это была классическая «цветная революция», инспирированная внешними врагами страны. Триггером стала Русско-японская война, также спровоцированная Англией и США и поддержанная, вместе с последующими событиями, американскими банкирами, прежде всего небезызвестным Якобом Шиффом. Овладение Маньчжурией, первая линия железной дороги на ее территории — несли прямую угрозу доминирования на Дальнем Востоке международного банковского капитала. Он и начал действовать, толкая Японию в военную авантюру.

Мы рассказываем в фильме и о военном займе для Японии со стороны Шиффа — на эти деньги, в частности, закупалось и привозилось в Россию оружие для революционеров. Полковник японского генштаба Акаси Мотодзиро с помощью финна Конни Циллиакуса установил прямые контакты японской разведки с руководством партии эсеров. Главная цель кукловодов была понятна: проигрыш Российской империи в войне с максимальным ее ослаблением.

Отдельный эпизод посвящен провокации, получившей название «Кровавое воскресенье». Была манифестация с обманутыми рабочими, использованными вслепую как коллективная жертва; свою роль исполнил священник Гапон, который в юности мечтал полетать на бесе, как святитель Иоанн Новгородский, — и этот бес в лице эсера Петра Рутенберга появился в его жизни. Он за Гапона писал ультиматум, который несли царю, уже зная о неизбежных жертвах и желая их, а затем сочинял от его лица призывы к восстанию. Рутенберг потом со своими подельниками и удавил расстригу на даче в Озерках.

Говорится в фильме о подрывной государственной деятельности «Общества друзей русской свободы» — предтечи некоторых сегодняшних международных НКО и фондов. Беглые российские революционеры, американские банкиры, английские и японские разведчики, путешественник и писатель Джордж Кеннан, координировавший связи между террористами, прессой и банковским лобби; либерал Павел Милюков, польские, финские, кавказские и еврейские националисты; писатель Максим Горький, промышленник Савва Морозов — все эти люди внесли свой вклад в череду кровавых событий в России в 1905–1907 годах.

Также, опираясь на документы, мы исследуем в фильме знаменитый Кишиневский еврейский погром 1903 года, после которого на Россию полились из-за рубежа и со страниц либерально-революционной прессы потоки грязи, обвинения в государственном антисемитизме (это, мягко говоря, не соответствовало действительности). Еще народовольцы в конце XIX столетия считали, что еврейские погромы очень полезны, так как революционизируют обе стороны насилия. Остановил же весь этот кровавый кошмар новый министр внутренних дел, а затем премьер — Петр Столыпин, который подавил смуту, обезвредив одних мятежников и заставив бежать других, начал умелую модернизацию монархии. Однако довести работу до конца ему, как известно, не дали...

культура: Не слишком уж явно Вы выступаете на стороне монархистов? Такое позиционирование может ведь еще больше расколоть общество.
Чавчавадзе: У нас не монархическое, а традиционное и историческое позиционирование. Мне очень не нравится термин «политическая толерантность». У нас нет никакого нагнетания, но нет и умолчания, если речь идет о понимании исторической фигуры или явления. Только полнота документально подтвержденных фактов, экспертные суждения профессиональных историков, на которые мы опираемся, могут исправить однобокость советских или западнически-либеральных трактовок таких ключевых личностей и узловых моментов нашей истории. Выводы же телезритель делает сам, мы ни к чему его не призываем. Создавая фильм, мы опирались на материалы из госархивов России, Англии, США, Японии, на такие работы, как недавняя книга талантливого молодого историка Ивана Дронова «Сильный, державный. Жизнь и царствование императора Александра III», давние исследования доктора наук Юлии Кудриной, Дмитрия Матлина, Игоря Зимина и многих других ученых. Кстати, собранных материалов оказалось так много, что, помимо трех предполагаемых фильмов, мы сочли уместным в соавторстве с историческим писателем Валерием Шамбаровым составить и выпустить в издательстве «Вече» трилогию на тему революционной западни, в которую загнали Россию сто лет назад.

Мы очень неблагодарны по отношению к своей истории. Карен Шахназаров, которого я очень уважаю, высказал во время одной из телепередач мысль, что человек, охаивающий советский период, — русофоб. Я бы расширила его определение: русофоб — тот, кто принижает и тем более клянет любую прошедшую эпоху. Все, что было с предками, это наше достояние.


Фото на анонсе: РИА Новости

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел